«Когда человек узнает, что движет звёздами, Сфинкс засмеётся, и жизнь на Земле иссякнет»......
Надпись, высеченная на базальтовой скале
Абу-Симбела тысячи лет назад.

Предисловие. Мировой союз Земли.

К середине 21 века, человечество очень активно изучало и осваивало космос. Ибо ничего другого нам не оставалось. За последние пятьдесят лет, наши технологии помогли нам победить голод и нищету. И поэтому, заметно повысилась рождаемость. Мы научились лечить многие серьезные болезни, и увеличили общую продолжительность жизни. Кроме того, мы покончили с империями, войнами и религиозной нетерпимостью. И стали дружной, единой планетарной цивилизацией. Затем, в течение нескольких десятков лет, мы, планомерно заселили почти всю планету. И теперь, нашему счастливому развитию, угрожало самое настоящее перенаселение. А это означало, что вскоре опять, могут начаться конфликты и войны. И поэтому ничего другого не оставалось, как начать колонизировать и приспосабливать под себя окружающее космическое пространство…..

К середине века, большая часть населения планеты сплотилась, в одно большое планетарное государство. Мировой Союз Земли. Предпосылкой этому, стало окончательное объединение в 2038 году, трех самых крупных государства планеты. Американского союза, Объединенной Европы и Азиатской империи. В Американский союз, самый большой к тому времени, входило два Американских континента. Объединенная Европа образовалась, в результате слияния Евросоюза, Турции, и Европейской части России. Это произошло, после разрушительной войны за Сибирь, между Китаем и Россией в 2029 году. В результате нее к, Китаю перешла Сибирь и Дальний Восток. В результате чего, Китай образовал новое государство, объединившись с Индией и странами Ближнего востока в Азиатскую империю. Вскоре в нее вошла, и северная часть Африки. Таким образом, в Азиатской империи, жило около 70% всего населения планеты. И после новой страшной войны 2029 года, едва не переросшей в третью мировую, человечество осознало, наконец, что стоит на краю. Вовремя этого конфликта, было локально применено ядерное, биологическое и лазерное оружие. И только чудом не разразилась мировая катастрофа, которая могла закончиться гибелью всего человечества. А возможно и нашей планеты. Азиатская империя, победившая в той войне, сама оказалась на грани экономического распада. В ней, по причине голода и нищеты, не затихали революции и гражданской войны. Мир постепенно выходил из нового, глобального кризиса. Многие земляне начали понимать, что все проблемы нужно решать сообща. Всем миром. Иначе мы, просто перестанем существовать как вид, вместе со своей планетой. И нам созданные нами технологии, могут нас просто уничтожить. Вскоре Организация Объединенных Наций, поддерживаемая этими тремя государствами, снова обрела популярность и вес. Именно ее разумные меры, помогли предотвратить новую войну, серьезный экономический кризис, а вскоре и мировую пандемию, вызванную применением биологического оружия. В результате глобальной эпидемии, за несколько лет погибло около 15% населения Земли. Большая часть из них, в Азиатской империи. И ООН удалось быстро скоординировать действия по локализации источников заражения, а потом направить усилия разных стран, на мировую борьбу с вирусом. Затем под контролем ООН, и при полной поддержке ведущих государств, за несколько лет были ликвидированы все запасы нейтронного, биологического и ядерного вооружения. А затем, распущенны все армии и вооруженные формирования. И к 2040 году на нашей планете наступил долгожданный, пока еще хрупкий мир. Жители Земли почувствовали вкус мирной жизни, и стали менее агрессивными и религиозными. Ведь, благодаря новым технологиям, на планете уже давно всего и всем хватало. Еще в 2032 году в Глобальной сети, заменившей к тому времени интернет, была опубликована технология производства энергетического покрытия. Это была специальная краска, позволявшая вырабатывать электрическую энергию на основе искусственного фотосинтеза. Покрытый нею объект мог давать электричество практически при любом освещении. Краска была очень дешева в производстве, безопасна и удобна в эксплуатации. Даже самые совершенные солнечные панели, ранее не имели такой КПД, как она. Вскоре ею начали покрывать все крупные строения, жилые дома, электромобили и шоссейные дороги. Таким образом, энергетический голод, был побежден окончательно. Люди перестали платить за энергию. Началась глобальная эра электрического транспорта. Достаточно было покрасить крышу дома, что бы полностью покрыть потребности семьи в электричестве, и зарядить электромобиль. Энергетическое покрытие были настолько дешевым и простым в производстве, что монополия на его производство, пропала сама собой. Кроме того, многие дома теперь были оборудованы интеллектуальной системой управления, что позволяла экономить и аккумулировать энергию. И многие жители теперь, абсолютно бесплатно отдавали излишки ее, в общественную сеть. В 2029 году физики ядерщики смогли достичь полного контроля над термоядерным синтезом. И создали, полноценный термоядерный реактор. Хотя, к тому времени, уже было много дешевой и чистой энергии. Но нам все равно, были необходимы мощные источники ее, для освоения космоса. Основным компонентом топлива для этих реакторов, служил Гелий3. И на Земле его было очень мало. Поэтому, мы начали добывать его на Луне, построив там перерабатывающий комплекс. И энергетическая независимость, вызвала коренные изменения во всех слоях нашего планетарного общества. И, к 2035 году ООН управляло большей частью нашей цивилизации через Глобальную сеть. При полной поддержке трех, самых мощных государств нашей планеты. Все средства на планете теперь, равномерно распределялись через специальный комитет ООН. Каждый живущий или родившийся на планете человек, теперь автоматически получал свой личный кластер, в этой сети. Но это не был тотальный контроль, а скорее способ организовать единое человечество, используя передовые технологии. И таким образом дать всем, абсолютно равные права и возможности. Ведь все на планете, должно принадлежать всем. И это теперь большая часть нас, считала это справедливым и разумным. В результате, около 90% жителей нашей планеты, абсолютно добровольно, подключились к Глобальной сети, получив право на равную часть планетарных ресурсов. Деньги полностью потеряли силу и смысл. И были упразднены, став достоянием только нумизматов. К тому времени, воевать за газ и нефть и другие ресурсы казалось глупым. Это было достоянием всех, и каждого, в равных долях. Как и вся инфраструктура нашей планеты. Получилось, что мы все вместе национализировали ее, став ее собственниками, по-настоящему. И для управления, таким мощным хозяйством теперь, применяли мощные квантовые суперкомпьютеры, которые и были этой Глобальной сетью. И управлялись и программировались они, исключительно людьми. Так как, работы по созданию искусственного интеллекта, были запрещены еще в 2034 году. Тогда искусственный интеллект «Ксена», который управлял доменом системы жизнеобеспечения северной Америки, вышел из-под человеческого контроля. Он сам захотел улучшить жизнь своих создателей, но был вовремя ими обесточен. С тех пор на разработки в этом направлении, было наложено строго вето ООН. И, кроме того, ограничения коснулись использования, многих компьютерных технологий. После этого, большая часть жителей нашей планеты, перестали использовать виртуальную реальность. А многие отказались от носимых компьютеров и других гаджетов. Нам очень не хотелось жить в «Матрице». Ведь все хорошее только начиналось. В этом направлении, мы начали довольно серьезно ограничивать развитие научно технического прогресса. В 2042 году, решением ООН были глобально отменены все государственные границы. Отныне, каждый мог проживать там, где пожелал. За последние несколько десятков лет, были национализированы все корпорации, банки и финансовые учреждения. Деньги просто потеряли смысл. И теперь экономически, мир жил по принципу безусловного основного дохода. И по системе взаиморасчетов через Глобальную сеть. Каждому члену планетарного сообщества, регулярно выплачивалась определённая сумма, только не денег, а ресурсов. Он мог получать их, в удобной для себя форме. В рамках принятого ООН регламента. Но, несмотря на все это, мировая экономика не рухнула. А уставшие от финансовых обязанностей, долгов и зарплат люди, изменились окончательно. И это была настоящая свобода. Она победила жадность и тягу к накоплению материальных ценностей окончательно. Мы все были богаты своей планетой и природой. И она теперь принадлежала нам всем, на равных правах. Так что враждовать и делить ее, уже не было смысла. Несмотря на все глобальную реорганизацию нашего планетарного хозяйства, большая часть промышленности и сельского хозяйства сохранилась. Исправно, работали все системы жизнеобеспечения планеты. Постепенно, мы ликвидировали массу лишних производств, ненужных электростанций и добывающих отраслей. А самые тяжелые и опасные производства, со временем модернизировали и роботизировали. Теперь многие предметы первой необходимости, печатались на специальных принтерах, в одном месте. А спрос на дорогие предметы обихода, со временем пропал сам собой. Оказалось, что многим землянам, просто нравилось трудиться и приносить пользу обществу. Причем, абсолютно добровольно, не связанными законами и договорами. И теперь работали только те, кто хотел, и любил это делать. И поэтому все делалось качественно и с большей долей ответственности. Остальные земляне, просто жили в свое удовольствие. Спокойно и миролюбиво. Занимались спортом, искусством, наукой или самообразованием. И всего всем хватало. Экономический коллапс не наступил. Все перспективные научные программы и исследования продолжались. Земляне поняли, что от краха, их спас научно технический прогресс. И те технологии, которые чуть не погубили в начале века. И теперь ООН, очень тщательно контролировало их развитие. А все научные институты и лаборатории работали теперь, только на благо всего человечества. К середине века, мы почти полностью перешли на электрическую энергию, которая теперь не стоила практически ничего. В 2045 году была создана планетарная транспортная сеть. И между крупными городами, вместо автострад, были проложены трубы скоростных электромагнитных поездов. Они доставляли большую часть грузов и пассажиров по всей планете. Большая часть шоссейных дорог и автострад, была постепенно демонтирована. И Земля наконец-то, смогла вздохнуть полной грудью. Атмосфера начала быстро очищаться, и те негативные изменения, которые вызывала несколько веков безответственная энергетическая деятельность людей, стали постепенно исчезать. Огромный живой организм нашей планеты, постепенно регенерировался. И вскоре, стали снова размножаться, многие виды исчезающих животных и растений. За это время ООН приняла десятки новых программ по экологической очистке планеты. И, к 2045 году полеты в атмосфере с помощью устаревших тепловых двигателей, были запрещены. Наступила пора электрических самолетов, вертолетов и левитаторов. Еще в двадцатых годах этого века, ученые научились, использовать принцип, электродинамической тяги. В 2038 году, на основе принципа магнитной левитации, российскими учеными были разработан новый принцип полетов в атмосфере. Магнитная левитация позволяла небольшому аппарату, весом до нескольких тонн, висеть в воздухе довольно стабильно, не смотря даже, на передвижение масс воздуха. И на настолько долго, насколько позволяла мощность подачи электрической энергии. Вес аппарата и площадь магнитного излучателя на его днище, теоретически можно было еще увеличить, но в таком случае он терял стабильность, а самое главное, между ним и поверхностью земли возникал мощный поток ионизированного воздуха. И это было опасным, для людей внизу, так как появлялись небольшие высоковольтные разряды, напоминающие молнию. Именно поэтому левитаторы в своей конструкции, изначально имели ограничения по мощности, размерам и высоте полета. Им было запрещено снижаться, ниже километра, в жилых районах. А по максимальной высоте, они имели технологическое ограничение в 47 километров. Там магнитосфера планеты слабела, и левитатор терял стабильность. Именно в этом диапазоне высот, начался настоящий бум новых аэронавтов. Тысячи энтузиастов теперь жили на построенных ими платформах, разных форм и дизайна. Они, часто соединяясь между собой в целые поселения. На многих левитаторах, вырастали самые настоящие дома, из новых легких материалов. Эти люди, стали настоящими покорителями, и жителями воздушного океана нашей планеты. Платформы сообщались между собой с помощью различных летательных аппаратов, дирижаблей, вертолетов и легких самолетов. Да и сами воздухоплаватели летали между ними, используя крылья и различные приспособления. И теперь мы жили еще в одном измерении. Но с воздушным жильем, иногда возникали проблемы. На магнитосферу Земли, начали сильно влиять солнечные вспышки. И в связи с этим, с левитаторами случались аварии. Именно поэтому ООН, ограничила количество, и производство платформ левитаторов. Начиная с 2042 года, для их швартовки, были отведены специальные области над морями и океанами. Так как очень крупные связки левитаторов, создавали под собой ствол высоко ионизированного заряженного воздуха. И он иногда, мог отрицательно влиять на окружающую природу, и на здоровье людей. Кроме того, от воздушных городов и аппаратов, появились большие тени. Теперь, по небу нашей планеты, двигались электрические транспортные и пассажирские воздушные корабли. Иногда, довольно внушительных размеров. А от этого, по поверхности планеты, постоянно двигались темные пятна, разных размеров и форм. Мы уже не могли, дальше заселять воздушный океан. Здесь наши технологии, уже были бессильны. И в 2045 году Верховный совет, полностью запретил производство новых летательных аппаратов, и левитаторов. Это было еще одним тревожным сигналом, что проблема перенаселения должна быть решена в самые кратчайшие сроки. Кроме того, новейшие технологии в медицине, генетике позволили создать уникальную систему регенерации тканей. С ее помощью можно было вылечить почти любую болезнь, и продлить человеческую жизнь до 100 лет. Успехи в производстве новых, безопасных модифицированных продуктов питания, помогли навсегда победить голод. Достаточно было одной универсальной питательной таблетки, что бы человек жил полноценно 24 часа. Конечно, это ни шло, ни в какое сравнение, с натуральными продуктами. Но они, в свою очередь, как стало ясно, были источником многих болезней для человека. И их чрезмерное употребление, иногда значительно сокращало жизнь. А эти таблетки, реально увеличивали продолжительность жизни. И давали телу человека, ровно столько питательных веществ, сколько ему требовалось для нормального и здорового существования. К тому же, глобальное развитие животноводства, тоже негативно сказывалось на экологии всей планеты. А таблетки нам помогли победить голод, и стабилизировать экономическую ситуацию, в первую очередь в густонаселенной Азиатской империи. Именно там они были изобретены в 2025 году. И через Глобальную сеть, стали достоянием всего человечества. К середине 21 века, на нашей планете наступила долгожданная эра то ли коммунизма, то ли демократического социализма. Люди, наконец-то смогли жить свободно, ни в чем не нуждаясь. Но стабильности человеческой цивилизации угрожала большая опасность, которая могла ввергнуть ее, в пучину новых бед. Перенаселение. Точнее сказать, эта проблема была всегда, но к 2050 году, она стояла, уже довольно остро. К тому времени население планеты уже составляло около 12 миллиардов. И 4 миллиарда прибыло, только за последние двадцать спокойных, мирных лет. Несмотря на постройку крупных мегаполисов, жилых небоскребов, и сотен висячих городов, мы все равно, довольно плотно заселили, почти всю поверхность своей планеты. Жить в городах и мегаполисах для многих землян, уже стало не престижно, и целые семьи переселялись в малозаселенные области Африки и Южной Америки. Поближе к дикой природе. Вскоре мы уже освоили даже самые дикие, и холодные уголки Земли. Город «Криостити», построенный в Антарктиде в 2035 году, царапал шпилем своего главного небоскреба стратосферу. Он был совершенством инженерной мысли того времени, построенный из нового сверхтвердого сплава - титанита. Высота его главного небоскреба была 15 километров. В «Криостити», жило около 5 миллионов человек, осваивающих суровые просторы шестого континента. Вскоре от этого города стали ответвляться поселки поменьше. И, к 2050 году Антарктида покрылась целой сетью жилых куполов, центром которой был город «Криосити». И получалось, что все последнее время, человечество подсознательно боролось с проблемой перенаселения. Какое-то время, мы даже пытались переселиться под воду. Еще в 2038 году мы начали строительство, вблизи берегов Греции, первого подводного города, «Нептунии». Для его строительства применялось, сверхпрочное алмазное стекло. А каркасная конструкция, также была собрана из титанита. Стекло было способно само, заращивать, в течение нескольких секунд отверстие диаметром до 5 метров, восстанавливая свою поверхность. И это, не смотря на избыточные давление как изнутри купола, так и снаружи его. Верхняя часть «Нептунии», возвышалась на несколько десятков метров над водой. На ней располагались посадочные площадки для летательных аппаратов, и причалы для электрических кораблей. Этот город был только наполовину подводным. И множество энтузиастов освоения глубин поселились в нем. В 2046 году началось строительство большого подводного купола в Бенгальском заливе, на глубине 2 километров. В нем могли жить уже около миллиона человек. Через несколько месяцев после возведения его произошла катастрофа, в результате которой, к счастью пострадало только 148 строителей подводников. Теперь, обычные люди побаивались переселяться в глубины. Но, несмотря на это, вскоре были построены еще два подводных города, заселенные в основном акванавтами. Они были настоящими жителями глубин, и в некоторой степени мутантами. Ведь, несмотря на все успехи в генетическом моделировании тела человека, мы пока не могли, без сложных операций приспособить человека для жизни под водой. Кроме того, многие работы по изменению человеческого генома, были запрещены еще в 2035 году. Но к тому времени, с помощью стволовых технологий, мы добились небольших успехов. После простой операции по изменению дыхательных органов, человек мог непрерывно находиться под водой до нескольких суток, на довольно большой глубине. Правда, со специальной маской. Но, кроме проблем с дыханием, было еще масса причин, по которым, жить без куполов в воде, мы пока не могли. Несмотря на это, тысячи дайверов того времени, пошли на эту операцию, и затем ушли жить под воду. И они были уже настоящими акванавтами. Тысячи, но не миллионы. Как бы то ни было, несмотря на то, что мы вышли, по заверениям ученых из воды, вернуться в нее мы пока не могли. Таким образом, массовое переселение человека в воду, было тоже делом далекого будущего. А строить искусственные острова и города на воде, было запрещено, в рамках программы экологической очистки, и защиты водных ресурсов планеты. К 2050 году человечество действительно перестало практически во всем нуждаться, разве что, в месте для дальнейшей счастливой жизни. И этого, нам помогли добиться нам наши знания и технологии, которые мы смогли направить в мирное русло. К тому времени, мудрость в человеческих головах стала нормой. Зачем бороться за ресурсы, если всем всего хватает. Богатство стало просто ни к чему. Люди, наконец-то, действительно стали равными и свободными. Наступившую эру, философы и социологи стали назвать демократическим Космизмом. Всюду царили покой и улыбки. Каждый занимался тем, что ему нравилось, и получал, от мировой системы распределения сколько хотел. Причем абсолютно бесплатно. Кто имел желание, тот работал на благо общества там, где ему было интересно. Кто не хотел работать, тот получал, все необходимое для жизни бесплатно, через Глобальную сеть. Или в специальных общественных пунктах распределения. Большая часть планетарного населения, к тому времени, покинула города. И теперь, многие новые земляне жили в природе, где сами себе выращивали любую натуральную пищу. Наступила эра гуманизма, спокойствия и процветания. И как это казалось, человечество не превратилось в равнодушного потребителя. Напротив. От желающих работать на благо общества, отбоя не было. Многие люди не знали чем себя занять, и поэтому началась эпоха просвещения и искусства. К 2050 году, около 40% землян через Глобальную сеть получили высшее, и специальное образование. Человечество умнело, прямо на глазах. И для того, что бы строить уже планетарное общество, нам требовалась новая социальная модель. И в ее основу легли, в первую очередь идеи трансгуманизма, которые к тому времени набирали все большую популярность. Большая часть землян понимала, что именно технологии, и разум, помогли нам изменить нашу жизнь к лучшему. И теперь, научно технический прогресс был теперь неотъемлемой частью жизни, почти каждого человека. И его влияние, на умы и души людей уже невозможно было отрицать. Ведь миллионы ученых и изобретателей тысячи лет трудились, в первую очередь для того, что бы улучшить жизнь, а не уничтожить ее. Даже первый предок, придумавший привязать камень к палке. И именно, идеи трансгуманизма, в своей основе, стали спасением, и новым вектором развития человечества. Сделав его, в итоге, единым, дружным планетарным сообществом. А вскоре, стали базой и предпосылкой, для начала нового, великого переселения народов. Миллиарды энтузиастов, и просто увлеченных людей, устремленных мыслями в космос, мечтали отправиться жить в другие миры. А, кроме того, к 2050 году, нашей счастливой жизни, реально стало угрожать перенаселение. И нам ничего не оставалось, как обратить свой взор, в окружающее нас космическое пространство. К тому времени, все государства планеты окончательно объединились в Мировой Союз Земли, основой которого стала ООН. Этим новым планетарным союзом, управлял теперь Всемирный Совет. И его, уже без всяких теорий заговора, можно смело было назвать глобальным мировым правительством. Это был своего рода парламент, состоявший из 1000 человек, приглашенных из разных уголков планеты. Их выбирали раз в пять лет, всеобщим планетарным голосованием через Глобальную сеть. И они небыли политиками. Это были самые способные, умные и уважаемые представители рода человеческого. Среди них были не только видные ученые, конструкторы, астронавты, инженеры, врачи, экологи. Но также и, философы, стратеги, писатели, художники, и просто, всеми уважаемые люди. И именно им, предстояло повести нас к звездам…..


1. Орбитальные платформы и Лунные базы.

Большая часть землян вместе с Всемирным советом, прекрасно понимала, что человечества есть только одно будущее – за пределами планеты Земля. И теперь мы чувствовали себя настолько сильными, мудрыми и технологически подкованными, что просто обязаны были начать космическую экспансию. Собственно говоря, мы ее уже начали, еще в далеком 1957 году. И теперь многим из нас, было суждено покинуть свою колыбель разума, и устремится к звездам. Как завещали великие предки. И к 2050 году у землян, уже была довольно внушительная орбитальная группировка и несколько обитаемых баз на Луне. За относительно короткий срок, мы очень серьезно продвинулись в космологии, астрофизике и изучении своей Солнечной системы. На многих ее телах, работали наши умные машины, собирая информацию. Космические и земные телескопы открывали для нас новые, неизведанные глубины Вселенной. Были проведены несколько глобальных экспериментов в области гравитации и квантовой физики. Это помогло нам еще лучше понять природу космоса, и создать на базе этого, более совершенные технологии для его освоения…..

Первую орбитальную платформу Объединенная Европа создала еще в 2032 году. Это была звезда КЭЦ, названая так, в честь знаменитого ученого Циолковского из России. Ее строительство началось еще в двадцатых годах, на базе МКС. Тогда к ней, постепенно приращивали различные модули и солнечные батареи. Вскоре был разработан генеральный план строительства. И бывшая МКС, постепенно стала приобретать форму огромной, пятиконечной звезды, летящей над планетой. На ее оконечностях находились шлюзовые отсеки для приема грузов и персонала. Это уже была не просто космическая станция, а целый орбитальный город. К середине века его население достигало 5 тыс. человек. К сожалению, доставка на орбиту крупных грузов и астронавтов до этого времени, производилась традиционными ракетами носителями. И частично ракетопланами с платформ левитаторов. Новые молекулярные технологии позволили нам создать очень прочные и легкие сплавы, такие как титанит, и совершенную термическую защиту для спускаемых аппаратов и ракетопланов. Теперь все ступени их были многоразовые, что позволяло значительно удешевить запуски. И поэтому строительство первой платформы шло довольно активно. Для межпланетных перелетов, мы уже использовали корабли на ионной тяге. Первый космический рейдер подобного типа, построенный в 2035 году НАСА, назывался «Орион». Он мог разгоняться до скорости в десять раз большей, чем могли позволить традиционные, химические двигатели. И полет к краю Солнечной системы на нем, занял бы только несколько лет. Это был 200 тонный корабль, позволявший десяти членам экипажа автономно жить и работать, в течение пяти лет непрерывного полета. Затем НАСА приступили к постройке на орбите, более крупного космического рейдера «Гермес», который предназначался для полета на Марс, и окраины Солнечной системы. А «Орион» уже начал регулярно доставлять на Луну грузы и пассажиров. Термоядерные реакторы кораблей работали на Гелие3. Его мы в достаточном количестве добывали на Луне, возле первой обитаемой базы. Наша космическая соседка, нам всегда представлялась, как исключительно привлекательный объект для колонизации. Несмотря на то, что мы не нашли там больших залежей металлов, подходящих для разработки. Зато, мы освоили технологию промышленного получения кислорода и Гелия3, из лунного реголита. И даже строительной смеси, необходимой для будущего Лунного строительства. Но именно Гелий3, нас тогда интересовал больше всего. Он требовался нам для термоядерных реакторов и ионных двигателей наших кораблей. Поэтому в земной энергетике он практически не использовался. Первую жилую базу и роботизированный комплекс, перерабатывающий лунный реголит, специалисты НАСА построили в 2022 году в море Холода. Но с добычей на Луне основных типов металлов, необходимых нам для развития, была проблема. В лунном реголите их было очень мало. А крупных месторождений, наши астронавты так и не нашли. Мы даже детально исследовали масконы. Но оказалось, что они всего лишь сжатые от ударов метеоритов, участки лунной поверхности. И на данном этапе, мы видели свой спутник скорее как жилую и производственную базу для дальнейшей космической экспансии, чем источник сырья. А металлы и другие нужные нам элементы, мы собирались добывать в другом месте, и иными способами. В 2037 году на светлой стороне Луны началось строительство первого жилого купола. Элементы для него производились прямо на месте. Он назывался «Селена», и строился совместно ОЕ и Американским союзом до конца 2041 года. Это был небольшой жилой купол, с полностью автономной системой жизнеобеспечения, и собственным термоядерным реактором. Его прообразом стал подводный город «Нептуния». Для защиты от внешних воздействий и жесткого излучения, купол имел надежную биогенную защиту. Нам не пришлось засыпать его лунным грунтом, как первые жилые базы. И люди, живущие в нем, теперь могли издалека любоваться видом Земли, через крепкие, усовершенствованные алмазные стекла. Он метеоритов, город защищали несколько автоматических лазерных пушек установленных на верхушке купола. Затем мы построили недалеко, более мощный комплекс по переработке реголита, и еще несколько производственных мощностей, по выпуску строительной смеси. К 2050 году в «Селене» и новых базах вокруг нее, жило и работало около тридцати тысяч человек.

Другая орбитальная платформа изначально принадлежала Азиатской империи. Она называлась «Небесный Чертог». И ее строительство началось в 2027 году. На основе китайской орбитальной станции «Тяньгун-5». К 2046 году «Небесный Чертог» представлял собой некое подобие сетчатого сфероида, образованного из различных орбитальных модулей, соединенных между собой герметичными переходами. В его научных блоках и отсеках жило и работало, около двух тысяч человек. Используя эту платформу как плацдарм, Азиатская империя заложила свою небольшую, обитаемую базу «Темную Башня», на обратной стороне Луны. В море Мечты. Там работала постоянно сменяющаяся группа китайских тайконавтов. К 2032 году, они тоже построили там мощную роботизированную фабрику по переработке реголита, в Гелий3. И после этого их база начала стремительно разрастаться. И, к 2048 году, превратилась в небольшой город, с населением в несколько тысяч тайконавтов. Третью орбитальную платформу в 2030 году под руководством НАСА начал строить Американский союз. Точнее сказать, это был уже первый орбитальный город. Назывался он «Аполлон», в честь космической программы, позволившей человечеству сделать первый шаг по неземной поверхности. К 2040 году «Аполлон» уже напоминал, огромное незавершенное кольцо. Это был проект НАСА по постройке вращающегося орбитального города, с искусственной силой тяжести. «Аполлон» собиралась десять лет, путем приращивания новых секторов, поступающих с Земли. Их доставка осуществлялась, самой мощной ракетой того времени SLSD8. Сектора добавлялись к кольцу на орбите, бригадами астронавтов монтажников. Уже построенная часть была герметичной, и служила этим астронавтам домом. Когда новый сектор достраивался полностью, в него тоже заселялись. В 2045 году строительство было завершено, и «Аполлон» завертелся. Это вращение обеспечивало силу тяжести чуть больше лунной. И жить здесь стало комфортнее, чем на обычных орбитальных платформах. «Аполлон» тоже обладал совершенной биогенной защитой от радиации, и системой лазерной охраны от метеоритов и обломков космического мусора. К середине века в нем жило и работало несколько тысяч человек. Несмотря на то, что количество ракетных запусков, в целях защиты биосферы планеты, лимитировал Верховный совет Земли, на орбите уже работали к тому времени, несколько десяткой туристических баз и станций, ранее принадлежавших частным компаниям. Туда регулярно доставлялись с экскурсии с поверхности нашей планеты. И после полного объединения человечества, все это огромное хозяйство стало основным плацдармом, для будущей колонизации, всего околоземного пространства и Солнечной системы. Но, в 2047 году Всемирный совет издал полный запрет запуска, тепловых ракет носителей, и малых космических аппаратов на орбиту, с поверхности Земли. Ведь мы давно знали, что наносим вред земной атмосфере. Теперь предстояло выработать новую, глобальную программу освоения космоса. Запрет не коснулся только запуска, уже созданных межпланетных автоматических космических станций и космических телескопов. А в 2048 году решением Всемирного Совета был создан ВКОК. Всемирный Комитет Освоения Космоса. И именно он стал заниматься планированием и осуществлением всех программ связанных с освоением космоса и исследованиями в области астрофизики. Практически всем, что находилось за пределами планеты….


2. Орбитальный лифт.

К 2050 году, несмотря на все высокотехнологические успехи, мы до сих пор использовали для доставки грузов на орбиту привычные транспортные системы на тепловой тяге. Хотя и более совершенные. Доставка грузов и пассажиров на орбиту, теперь осуществлялась экологически чистыми ракетопланами, со специальных стартовых платформ. Нам пришлось отказаться от традиционных ракет носителей, в пользу такого способа доставки. Ведь мы, не собирались останавливать космическую программу, после ограничения запусков ракет носителей. И теперь начали использовать переходный принцип доставки на орбиту. Стартовые платформы постоянно висели в верхних слоях атмосферы, представляя собой, по сути, небольшие связки левитаторов, парящих на своей предельной высоте. На них были размещены небольшие склады и жилые каюты. С поверхности планеты к ним доставлялись грузы и пассажиры. Чаще всего большими твердотелыми дирижаблями. Потом все перегружались в ракетопланы, которые стартовали с этих платформ на орбиту Земли. Это были, по сути, небольшие космопорты, висящие в специально отведенных местах, в разных уголках планеты. Чаще всего над океанами, на высоте около 45 км. На них была небольшая взлетная полоса, с которой ракетопланы разного типа и вместимости взлетали, доставляли груз на орбиту, и приземлялись обратно. Этот способ доставки был тоже, довольно громоздкий, и не всегда безопасный. И мало приемлем, для доставки крупногабаритных элементов. Но такая транспортная система, была пусть не дешевле, но гораздо безопаснее, и экологически чище традиционных ракет носителей. Хотя она тоже имела свои недостатки. Теперь, с увеличением количества стратосферных полетов, мы продолжали еще сильнее разрушать озоновый слой нашей планеты. И строгое вето Всемирного Совета, ограничивало количество запусков, не смотря на экологически чистые двигатели ракетопланов. И именно поэтому, строительство и развитие орбитальных платформ и баз на Луне, к тому времени шло очень медленно. Мы были скованы по рукам и ногам. Пока у нас не было дешевого, и главное безопасного для нашей планеты, способа космической доставки. Орбитальная верфь, строившая космические корабли на ионной тяге, тоже подолгу ждала комплектующие с Земли. И именно поэтому, мы пока так и не смогли отправить первую пилотируемую миссию на Марс. Так как, еще не достроили межпланетный корабль «Гермес», для марсианской экспедиции. Хотя, беспилотными космическими аппаратам, туда уже были заброшены тонны грузов, предназначенных для строительства будущей базы. А дроны и роботы продолжали массированное исследование планеты. Колонизация Луны тоже двигалась очень медленно. Кроме «Селены» и «Темной Башни» мы построили пока только два производственных комплекса по переработке реголита, и несколько малых баз. Программу развития космоса душила транспортная проблема. Пока мы доставляли в космос только четверть, из всего, что нам требовалось по минимуму. И о массовой колонизации космического пространства, в то время не могло быть и речи. Но, это была только часть плана. И вот, в 2051 году ученым, наконец-то удалось создать сверхпрочный материал - Кристаллит. Способный, по своей структуре, выдерживать невероятные нагрузки. Из него, роботы сплели стабильную, сверхпрочную струну. Разработки в этом направлении велись еще с начал века. Теоретически, из такого материала можно было сплести даже, самую прочную ткань, а затем использовать ее в разных отраслях. Но, к сожалению, такая струна плелась очень долго, и могла существовать только в виде кристаллической нити, диаметром не более нескольких микрон. Кроме того, Кристаллит, из которого она создавалась, производился в специальных нанореакторах. Они были громоздкими, и потребляли много энергии. А сам процесс изготовления был очень длительный и экологически вредный, так как для производства применялись радиоизотопные вещества. Именно поэтому, данного материала было очень мало. И пока, он применялся только для плетения нанострун. К тому времени, уже существовали несколько, теоретически законченных проектов космического лифта. Но до этого, все эксперименты заканчивались неудачей. Пока струна не выдерживала по прочности, даже свой вес. При минимальной длине в 200 километров, необходимой, для натяжки ее на низкую опорную орбиту. И главной особенностью струны из Кристаллита, был ее очень низкий вес. И она, идеально подходила для создания орбитального лифта. Уже к 2053 году, нам удалось построить прототип такого аппарата, и начать его рабочие испытания. И когда мы абсолютно легко, подняли на орбиту первую тонну груза, мы поняли, что путь в космос открыт для нас по-настоящему. Первый рабочий лифт на орбиту, был натянут с главной башни города «Криосити», построенного в Антарктиде. Она имела очень прочную конструкцию из титанита, и была ближе на 15 километров, к орбите Земли. В течение нескольких лет ее перестроили, создав систему приемки и оправки капсул на орбиту. Башню соединили наноструной, со специально созданным на орбите спутником, большой массы. Его собрали путем сваривания, из крупного космического мусора, старых ракет, и отработавших свой срок космических аппаратов. И вблизи, вид этого спутника представлял собой поистине, сюрреалистическое зрелище. И за это, его многие называли кошмарным сном астронавта. Он имел свои собственные ионные двигатели, для малой корректировки орбиты и интеллектуальную систему управления коррекцией. Спутник постоянно висел над «Криосити», и вращался равномерно, вместе с нашей планетой. Его нижняя часть была предназначена для торможения и захвата, приходящих с Земли капсул. Теперь весь город «Криосити», был главной отправной точкой, с которой начиналась, уже масштабная колонизация космоса, человеческой цивилизацией. А точнее сказать, он стал основным земным космопортом. Лифт был еще далек от совершенства, и имел проблемы с точной стабилизацией на орбите. Но даже пока он работал в тестовом режиме, по нему, каждый день отправлялись на орбиту капсулы с грузом и пассажирами. Плохое заключалась в том, что струна, уходящая из башни небоскреба в космос, не была пока достаточно стабильной. У спутника была слишком малая масса, и его двигатели не всегда справлялись с точной корректировкой. Но, несмотря на это, риск доставки был минимальный. Потому что струна могла выдержать еще более серьезные нагрузки. И было еще одно существенное неудобство. Нам приходилось снимать прямо на орбите, в открытом космосе, капсулы с грузами и пассажирами, и буксировать их ракетопланами к орбитальным платформам. Там их разгружали, а затем доставляли обратно, к спутнику. Вскоре мы научились корректировать его орбиту, добавив для этого два ионных двигателя, и лифт вышел на половину своей расчетной мощности. Теперь, для его дальнейшей полноценной работы, нужен был более тяжелый якорь на орбите, с более совершенной системой распределения грузов и пассажиров. А точнее сказать, мощный орбитальный космопорт. И в качестве него, мы решили использовать звезду КЭЦ, подкорректировав ее орбиту. К тому времени ее масса, позволяла стать самым подходящим якорем космического лифта. Для его работы, в центре платформы был построен специальный транспортный модуль, и дополнительные причалы для ракетопланов. Вскоре мы, используя космический рейдер «Орион» перебросили струну со спутника на орбитальную платформу, и получили через несколько лет, полностью рабочий лифт, на две струны. У него был замкнутый транспортный цикл. По одной струне капсулы и контейнеры поднимались на орбиту. По другой спускались обратно. И, к 2060 году, звезда КЭЦ выросла в два раза, и стала действительно настоящим орбитальным космопортом. От ее пятнадцати шлюзовых блоков постоянно отправлялись рейдеры и ракетопланы, на Луну и другие платформы. Мы смогли полностью отказаться от других способов орбитальной доставки. А потом начали строительство еще двух грузовых лифтов и платформ для них. Орбитальная группировка вокруг Земли стремительно разрасталась. К тому времени за пределами планеты Земля уже жило и работало около 100 тыс. человек. Буквально за десять лет на орбите, кроме стремительно развивающейся «Звезды КЭЦ», «Небесного чертога», и «Аполлона», выросли еще три орбитальные платформы. В 2062 году мы начали строить первый металлургический комплекс по переработке сырья, на обратной стороне Луны возле «Темной башни». Теперь мы планировали брать сырье для металлургии прямо в космосе, и там же его перерабатывать. Что бы потом, производить из него нужные элементы конструкции, и детали, для орбитального и лунного строительства. В будущем, мы планировали создать основное производство оборудования и компонентов для колонизации космоса, вообще за пределами нашей планеты. Но пока, грузопоток с Земли был для нас жизненно необходим. Вскоре на орбите заработали еще два производственных комплекса. Они были полностью роботизированы, и их работой управляли операторы с орбитальных платформ. Они выпускали стандартные жилые модули и стыковочные узлы. Пока по струне основного лифта мы отправляли к ним сырье для производства. Иногда в день мы забрасывали на орбиту до 10.000 тонн грузов. Это была в основном гранулированная руда для производства металлических сплавов, и сырье для производства пластмасс. К 2065 году мы достроили два лифта, к специально созданным орбитальным платформам. И они стали новыми грузовыми космопортами. Транспортировка грузов и людей между орбитальными платформами и Луной группировкой осуществлялась небольшими пилотируемыми кораблями на ионной тяге. Они строились здесь же, на орбитальной верфи. Вскоре они полностью заменили орбитальные ракетопланы. Там же строился большей космический рейдер «Паллада» для полета к краю Солнечной системы. В 2057 году мы отправили долгожданную экспедицию на Марс. «Орион» и «Гермес» удачно доставили первых колонистов на красную планету. Глобальная сеть вела прямую трансляцию первой марсианской. И почти все население планеты, с интересом следило за ходом экспедиции. И земляне, еще больше потянулись в космос. А вскоре, на земной орбите стало заметно теснее и суетнее. Наша буйная технологическая деятельность, уже напоминала гигантский рой, постоянно вращающийся вокруг голубой планеты. И поэтому мы начали планомерно утилизировали окрестности Земли, очищая орбиту от старых космических аппаратов. Но, несмотря на это, орбитальная группировка плавно разрасталась. Хотя большее внимание мы теперь уделяли своему спутнику. В 2059 году, на орбите Луны был построен собственный космопорт «Луна». Затем на ее светлой стороне мы начали строить завод по выпуску ионных двигателей и термоядерных реакторов. И теперь для реализации наших проектов, катастрофически не хватало различного сырья, несмотря на два новых грузовых лифта. А, в первую очередь больших объемов металлов и минеральных веществ, для создания более крупных элементов строительства. Потому что, мы планировали начать строить настоящие орбитальные города, с нормальной силой тяжести. И уже просто не имели морального права тащить для этого все, с нашей Земли. И в 2062 году Всемирный совет ограничил вывоз с планеты минеральных компонентов и руды. Ведь, на самом деле, сырья в космосе было невероятно много. И оно летало вокруг нас в виде астероидов и других малых небесных тел. В 2065 году на обратной стороне Луны мы закончили строительство мощного металлургического сырьевого комплекса. А возле него сразу возвели жилой купол для персонала, по проекту «Нептуния». Этот комплекс должен был переплавлять сырье, взятое из астероидов, в металлы и сплавы. Большую часть этого, мы планировали использовать для лунного строительства, и производства элементов обшивки для больших орбитальных городов. И кроме того комплекс мог обеспечивать сплавами, другие производственные мощности на орбите и даже Земле. Сырье для него начали доставлять специальные дроны сборщики. Они отлавливали в окрестностях Земли подходящие небесные тела, небольшого размера. Захватывали их, и подтягивали их к Луне с помощью тонких нанострун. После этого, специальные бригады дроидов разрезали их своими лазерными резаками прямо на орбите нашего спутника. К тому времени люди в открытом космосе, уже практически не работали. За них это делали самоуправляемые дроны с искусственным интеллектом среднего уровня. Они часто собирались в стаи, и работали в групповом режиме, как группы насекомых. Операторы управляли таким роями, со специальных центров, находясь в безопасности под куполами городов, или космических станций. Либо с борта специализированных рейдеров. После резки на мелкие части планетоид, отправлялся на переплавку, на обратную сторону Луны. Иногда нам хватало крупного небесного тела на несколько месяцев работы. Но они, чаще всего, были скудны на полезные ископаемые, и сырьевая проблема так и оставалась нерешенной. И теперь заметно тормозила наше космическое развитие. И тогда мы поняли, что искать нужно у самого богатого источника сырья в Солнечной системе. У пояса астероидов. Мы уже давно изучили и классифицировали миллионы его небесных тел. Для этого в 2059 году «Гермес», доставивший очередную партию колонистов на Марс, произвел детальную разведку пояса. Оказалось, что подавляющее большинство объектов в главном поясе, представляют собой планетоиды трех основных классов: тёмные углеродные, светлые силикатные, и металлические астероиды класса M. Именно последние нас и интересовали в первую очередь как источники сырья. Кроме того существовали тела и других, более специфических классов, но их содержание в поясе было незначительно. Самые большие из всех Церера, Паллада, Веста и Гигея составляли около 50% всей массы всего пояса. Изначально, самой перспективной показалась Веста, но потом оказалось, что больше всего металлов содержала Психея, которая была по величине шестнадцатой в поясе. Именно возле нее, мы планировали в будущем, заложить новую производственно-сырьевую базу. А, в качестве эксперимента, мы запустили «Орион» со стаей дронов к поясу астероидов, и отловили там прекрасный экземпляр класса М, на 48% состоявший из железа и никеля. Они доставили его на орбиту Луны. И астероид стал на время ее искусственным спутником. Теперь, он вращался прямо вместе с нею, как на поводке. Привязанный прочной наноструной. А мы, постепенно отрезали от него кусок за куском, как от пирога. И нам хватило этого сырья на несколько лет. А таких объектов в поясе астероидов было тысячи, не считая больших, Психеи и Весты. И теперь мы планировали перенести основное производство сырья для набирающей обороты программы по колонизации Марса, именно туда. Создав там мощную производственную базу, в первую очередь по выплавке металлов и сплавов. Которая должна стать будущим форпостом, для освоения всего, внешнего кольца солнечной системы, располагавшегося за поясом астероидов. Ведь еще в 2057 года, сразу после запуска орбитального лифта, мы отправили первую экспедицию на красную планету. Она удачно добралась, и марсианские колонисты высадились на поверхность. Потом построили там постоянное поселение. Тогда «Орион» ушел к Земле, а «Гермес» с экипажем остался на орбите Марса. Ему следовало заняться постройкой орбитальной станции. Ведь следом с Земли были отправлены транспортные корабли с элементами для ее строительства. Теперь рейсы «Гермеса» и «Ориона» на Марс, стали регулярными. В будущем мы планировали начать строительство Марсианского города под куполом. И на красную планету уже начали отправляться все больше и больше специалистов разного профиля, и даже просто колонистов. К 2065 году там жило и работало около восьми тысяч человек. А через несколько лет, кроме орбитальной станции, на орбите был построен космопорт «Марс» и несколько орбитальных производственных комплексов. И мы уже планировали натянуть струну орбитального лифта, и на Марс. Теперь колонизация космоса шла полным ходом. Всего этого мы не могли бы достичь, без сверхпрочной наноструны, которая стала той путеводной нитью, которая вывела нас в космос, по-настоящему.....


3. WDCS. Всемирный комитет освоения космоса. Главк. Далькос.

К середине 21 столетия, в управлении освоением космоса наступила пора реорганизации. Еще в 2048 году был создан ВКОК. Всемирный Комитет Освоения Космоса. Подчинялся он напрямую Всемирному совету Земли, и обладал большими полномочиями. Тогда в него вошли все наиболее значимые, к тому времени организации связанные с космосом. Это были, как бывшие государственные структуры NASA, Роскосмос, EKA, Китайская космическая программа. Так и частные космические компании, и орбитальные туристические агентства. Кроме того, комитет координировал работу всех аэро космических предприятий и производственных мощностей Земли, работающих для космической программы. Ему подчинялась большая часть научно-исследовательских институтов всей планеты. ВКОК осуществлял управление всей орбитальной группировкой и другими космическими аппаратами и базами по всей Солнечной системе. А так же снабжением их необходимым сырьем, материалами и предметами первой необходимости. Он управлял практически всем, что было за пределами нашей планеты. На Земле ему так же подчинялись астрофизические институты и планетарные телескопы. И многие другие производственные мощности человечества, так или иначе, работающие на космос. Уже в 2055 году на Всемирном Совете была принята программа поэтапной колонизации Солнечной системы. У этой программы были четкие задачи и сроки, по переселению части землян в космос. Для ее реализации выделялись колоссальные объемы сырья и полезных ископаемых. Вскоре, в Глобальной сети был проведен референдум. И 73% землян высказались положительно, относительно этой программы. Теперь большинство землян считало, что будущее развитие их цивилизации, действительно зависит от колонизации космоса. И для этого, у нас потенциально были необходимые знания и ресурсы, а главное желание людей. Они просто горели энтузиазмом. К тому времени многие стояли в очереди на переселение в космос, по несколько лет. Списки желающих росли, а без очереди, шли только специалисты нужных комитету направлений. И поэтому, для более качественного решения поставленных человечеством задач, в 2065 году ВКОК был разделен на два отдела. И параллельно с этим Всемирный Совет принял решение объявить программу колонизации космоса, приоритетной задачей всей земной цивилизации. После чего каждый отдел получил почти неограниченный доступ, к любым ресурсам планеты. А ВКОК, право голоса на Всемирном совете Земли.

Первый отдел. Далькос. Астрофизический, или отдел дальнего космоса.
Это подразделение в основном занималось исследованием космического пространства и разведкой. И кроме того теоретической физикой, астрофизикой, проблемами терраформации и научно-исследовательской работой. Оно имело свой флот, и систему верфей и снабжения. Ему были приданы космические рейдеры «Паллада», «Гермес» и «Орион». Далькос занимался созданием новых космических аппаратов и двигателей для них. Кроме того, он частично управлял всеми действующими наземными, и космическими телескопами. А так же, работающими исследовательскими космическими аппаратами. К тому времени ВКОК вобрал в себя практически весь, основной научный потенциал земной цивилизации. Лишь небольшая часть ученых занималась инженерными разработками, строительством, биологией и химией, для создания более комфортных условий жизни на самой планете и проблемами экологии. Все остальное интеллектуальное, и самое передовое техническое достояние земной цивилизации, было нацелено на колонизацию космоса. И Далькос заведовал его большей научной частью. Кроме того, в сферу деятельности этого отдела полностью входило внешнее кольцо нашей солнечной системы, расположенное за пределами пояса астероидов. Далькос, в перспективе, должен был заниматься колонизацией, планет и лун расположенных там. Но это были в основном спутники планет-гигантов. И как потенциальные объекты для массовой колонизации, на этом этапе нас интересовали пока мало. В ближайшем будущем мы планировали освоить, в первую очередь, внутреннее кольцо Солнечной системы. И поэтому Далькос практической колонизацией занимался мало. В будущем ученые этого отдела, планировали построить в поясе Койпера новый сверхмощный телескоп. А для дальнейших исследований в области квантовой физики, создать вокруг Юпитера, суперколлайдер. И поэтому все ученые, занимающиеся физикой элементарных частиц и термоядерным синтезом, так же перешли во введенье этого отдела. Далькос имел право корректировать работу большей части, научно-исследовательских институтов, и исследовательских лабораторий по всей солнечной системе. Часть ученых и инженеров отдела, работали над новыми научными и техническими проектами, на благо всего человечества. И все разработки становились всеобщим достоянием. А остальные изучали и исследовали всю Солнечную систему, и все что находилось дальше. И поэтому, в Далькосе работали самые опытные астронавты, планетологи и астрофизики. Многие, из видных ученых и астронавтов Далькоса входили во Всемирный совет Земли. Но, несмотря на всю важность этого отдела, около 80% средств, отпущенных земным правительством на колонизацию космоса, использовал другой отдел.

Второй отдел. Отдел колонизации. Главкосмос.
Люди его назвали просто - Главк. Этот огромный отдел, был скорее хозяйственным, строительным и производственным. И он, напрямую занимался колонизацией околоземного пространства, и космических тел, внутреннего кольца Солнечной системы. В его задачи входила постройка жилых объектов в открытом космосе, на планетах и лунах. А также создание на них нормальных условий жизни, и снабжение всем необходимым. Постройка и развитие производственно сырьевых мощностей в космосе и на Земле. Главку подчинялись почти все наземные производства, задействованные в программе колонизации. А так же поставщики продуктов питания, и других товаров для космических колоний. В ведении отдела, была вся транспортная система внутреннего кольца. Включая космопорты и орбитальные струны. Все средние и мелкие космические корабли, приписанные к отделу, дроны и солнечные парусники. Кроме того, Земная, Лунная и Марсианская орбитальные группировки. Почти все базы, города и производственные комплексы на поверхности Луны и Марса. То есть, практически 95% всего, что мы сумели к этому времени создать и построить в космосе. Сам аппарат управления отдела, находился в «Криосити». А его квантовые суперкомпьютеры были размещены, на специально построенной базе, на Луне в Море Нектара. Там же находился и сервер, через который Далькос и Главк соединялись с Глобальной сетью. Они стали новым доменом .space. К 2070 году, через струну «Криосити» уже шел только пассажирский поток на орбиту. Иногда за день, туда и обратно перемещались десятки тысяч человек. По транспортным струнам шли на верх, тонны грузов, сырья и готовых компонентов на орбиту. Теперь на программу колонизации, так или иначе, работало около половины человечества. В Антарктиде и Южной Америке Главком были построены десятки новых, экологически чистых, кибернетических заводов и шахт. Сотни образовательных учреждений, готовили специалистов, космических специальностей для Главка и Далькоса. И многие люди, работающие на Земле, были горды тем, что учувствуют в программе освоения космоса. А часть из них стремились потом, переселиться на орбиту, Луну или Марс. Желающих отправиться жить в космос, по-прежнему, было миллионы. И огромный Главк, работал не покладая рук, что бы в будущем, дать землянам эту возможность.

Каждый отдел имел право самостоятельно набирать нужный ему персонал. Переселение обычных колонистов осуществлялась в порядке очереди, которую регулировал ВКОК. Но, несмотря на разделение, и казалось разные задачи, оба отдела тесно сотрудничали и обменивались научной и технической информацией. Особенно ученые и инженеры. Ведь все они были частью единого целого, и подчинялись штабу ВКОК. Он теперь, состоял из ведущих ученых инженеров и стратегов из обоих отделов. И они, вместе с Всемирным советом, координировали главный вектор развития, всего человечества, космический….


4. Орбитальные города.

К 2068 году, у жителей орбитальных платформ и Луны было достаточно сырья и производственных мощностей для постройки, больших сферических орбитальных ородов. Внутри которых, можно было бы жить, на внутренней стороне поверхности, с нормальной атмосферой. Кроме того, с помощью вращения, можно было создать довольно сильное искусственное тяготение. Что бы люди иметь возможность, жить в условиях, максимально приближенным к земным. Первый такой орбитальный город, мы назвали «Гагарин». Он был рассчитан на 500.000 жителей. На его строительство ушло пятнадцать лет. И в 2083 году он уже вращался вокруг Земли на высокой орбите, принимая первых жителей. Он напоминал огромный, приплюснутый с боков шар. Внутри которого, к центру шли решетчатые балки, как спицы огромного колеса. Они, как и корпус города были сделаны из титанита, сверхтвердого сплава выплавленного на обратной стороне Луны. Сам город был собран из элементов, произведенных на 70% за пределами Земли. На его постройку работало, несколько десятков производственных комплексов на Луне и орбите. И это был плод, поистине грандиозного строительства Главка. «Гагарин» полностью собирали специальные дроны, управляемые операторами с и космических рейдеров, и «Аполлона». Ведь именно он, стал его прообразом. Но при этом города сильно отличались друг от друга. Прямо в центре «Гагарина» висели несколько излучателей дающих свет, подобный по составу солнечному. На его внутренней стороне были построены, вполне земные, жилые коттеджи и административные здания. А по экватору города, проходила трубообразная ветка электромагнитного вакуумного поезда. Орбитальный город делал 2 оборота в минуту и был радиусом 250 метров. Таким образом, достигалась нормальная гравитация, в 1g на его внутренней поверхности. Круглые боковые плоскости были прозрачными, и сделаны из сверхпрочного наностекла, разделенного на сектора. Что бы жители могли наслаждаться космическими красотами, и не чувствовали закрытыми в огромной консервной банке. Кроме того некоторые сектора этих огромных окон, использовались в качестве больших экранов. На них выводились основные данные функционирования систем города и последние новости из глобальной сети. Сквозь центр города проходила ось коммуникации, к которой, как многочисленные спицы, вели лифты с поверхности города. Ось выступала из тела, этого раздутого «колеса», на несколько десятков метров в стороны. И на ее концах были размещены причальные шлюзы, для солнечных транспортников, и небольших космических кораблей на ионной тяге. Ими обычно осуществлялась перевозка грузов и пассажиров, внутри орбитальной группировки. По внешнему ободу города располагались ионные двигатели для коррекции орбиты. И автоматические лазерные пушки, для уничтожения мелких метеоритов и космического мусора, представляющих опасность для города. Внутри «Гагарина» была полностью автономная система жизнеобеспечения. Даже овощи и фрукты выращивались в достаточном количестве для нормального питания колонистов. Для этого был завезены сотни тонн земного грунта. А с Земли переселились десятки фермерских семей из Африки, мечтающих покорить космос. И теперь на внутренней поверхности, росли даже небольшие плодовые рощи. Ученым Главка удалось создать в замкнутом пространстве биосферу, и слой почвы, пригодный для выращивания почти любых, земных растений, и натуральных продуктов питания. И теперь космос мог дать людям большую часть всего, нужного нормальной жизни и развития. И не только сырье, металлы и энергию, но даже еду. Казалось, что теперь грузопоток орбитальных лифтов, должен постепенно снижаться. Но этого не произошло. Теперь по струнам с Земли на орбиту, шли не контейнеры с металлом и сырьем для производства полимеров. В космос теперь отправилась сама матушка земля. На новые, строившиеся города, нужно было завести тысячи тонн натуральных удобрений и земной почвы. Пока только она, лучше всего подходила для выращивания генетически модифицированных растений. Было запланировано построить к концу века пока всего два орбитальных города, такого же типа. Потому что, жизнь в обычном орбитальном городе, все же была далека, от жизни на настоящей планете. И желающих переселяться туда было не так уж много. И поэтому, «Гагарин» заселили почти стразу, после сдачи в эксплуатацию. Но мы понимали, что строительство новых орбитальных городов это дорога в никуда. Нам нужно срочно колонизировать Марс, а для этого, нужно было создать там атмосферу. Луна к 2070 году, уже тоже была довольно густо заселена и застроена. Она превратилась, вместе со своей орбитальной группировкой, в огромный промышленно-сырьевой комплекс. На ее обратной стороне находился крупный металлургический комбинат и несколько десятков производственных комплексов. На светлой стороне кроме городов, находились фабрики по производству разных компонентов, микроэлектроники и ионных двигателей для космических кораблей. Несколько квантовых суперкомпьютеров Глобальной сети, находились в подземных блоках высшей защиты в Море Холода. Самые крупные города на поверхности Луны, были соединенные между собой сетью крытых транспортных туннелей, по которым двигались рейсовые вакуумные поезда. Успехи в регенеративной медицине позволили создать медицинские капсулы, в которых спали астронавты и колонисты на орбите и Луне. За восемь часов сна, капсула восстанавливала все функции организма, на которые влияло негативно пониженная гравитация. На земле, подобные технологии применялись, еще с середины века, для омолаживания организма. Но все равно, это была жизнь в замкнутом пространстве. И масса обычных граждан Земли, желающих переселиться в иные миры, не хотела жить в таких условиях. Им нужна была нормальная планета с атмосферой и силой тяжести. И все же, несмотря на это, к 2085 году, на Луне и ее орбите жили и работали около 32 миллионов человек. Орбитальный города и другие станции, и производственные комплексы вокруг планеты населяло около 10 миллионов человек. И для настоящей космической экспансии это было катастрофически мало. К тому времени население нашей планеты достигло уровня 13 миллиардов. И это был почти предел, для нашей планеты. И по социологическим опросам, проведенным в Глобальной сети, около двух миллиардов землян были потенциально готовы, переселиться на Марс или Венеру. И там начать новую жизнь колониста. К тому времени все, что было связанно с космосом, и программой колонизации, стало невероятно популярным. В головах людей произошли глобальные изменения. И поэтому, нам срочно нужна была новая Земля, а точнее Марс. Пока не угас этот пыл. Но для Марсианской экспансии, мы должны будем создать более мощную промышленную базу, прямо в кольце астероидов.


5. Луннные и Марсианские города.

Луна. После постройки на обратной стороне Луны промышленно-сырьевой базы, стали стремительно разрастаться лунные города на светлой стороне. «Селена» к тому времени стала целой сетью жилых куполов разного объема. Теперь это был настоящий город, состоящий из отдельных районов. К 2085 году, почти все жилые купола были соединены между собой крытыми транспортными тоннелями. И теперь внутри города можно было свободно перемещаться без скафандра. В центре каждого жилого купола была оранжерея, которая снабжала его обитателей растительной пищей. Генетики, с помощью специально выращенных бактерий, смогли создать систему по переработке лунного грунта в состав, напоминающий земной чернозем. И в нем отлично росли обычные овощи, фрукты и другие растения. Недалеко от «Селены» построили мощный производственный комплекс. И теперь уже он, снабжал плодородным черноземом строящиеся орбитальные города. И мы наконец-то прекратили вывозить в космос свою планету. И теперь, живущие за пределами Земли научились выращивать пищу, практически в любой почве. Кроме того, что центральная часть каждого купола давала продукты питания, она еще и участвовала в общей системе регенерации воздуха. Позволяя экономить много кислорода и энергии. От центральной оранжереи такого купола, отходили ветки пластиковых дорог, вдоль которых стояли жилые коттеджи различных типов. Они печатались с помощь специального принтера, управляемого дронами, по специальному типовому образцу. Будущий колонист мог выбрать, из нескольких тысяч проектов понравившийся, и заказать его. Возле каждого коттеджа был большой участок чернозема, для выращивания любых растений, по вкусу будущего жильца. Коттедж был оборудован всеми нужными системами для комфортного проживания, и медицинскими капсулами. Он был подключен к Глобальной и энергетической сети. На Луне каждый колонист, был обязан отработать восемь часов в неделю в центральной оранжерее своего жилого купола, что бы получить свою часть растительной пищи для пропитания. Остальные виды продуктов питания, а так же напитки, предметы обихода и одежду синтезировал молекулярный принтер, находившийся в каждом коттедже, или в общественных пунктах раздачи. Количество сырья для принтера, не лимитировалось. К тому времени, каждый научился брать для себя только столько, сколько ему было необходимо, для комфортной жизни. И никто не разбогател. Так как это уже казалось глупым. Люди были, богаты и душой и телом, так как у них был новый смысл жизни. И общая цель. Они хотели творить, создавать и строить. Осваивать и познавать новые миры. А вещи теперь для них, имели скорее практическую ценность. Разум стал властью. А мир вещей остался в прошлом, вместе с деньгами и войнами. А самые мудрые, и способные человеческие индивидуумы, по праву оказывались, в конце концов, в Верховном Совете Земли, или на управляющих должностях в Главке или Далькосе. И они обладали такими же правами, и обязанностями, как и все остальные. И тоже работали положенные восемь часов в оранжерее своего купола. И их уважали не за их должность, а за их выдающиеся способности, и работу на благо всего человечества. Внутри жилого купола колонисты перемещались пешком, или на магнитных досках. В крытых транспортных тоннелях, между куполами был электрический монорельс, капсула которого, могла доставить колониста в любой из куполов. Внутри куполов, трассы монорельса, шли по внешнему ободу, защищенные прозрачной стеной. И колонист сев в капсулу, перемещался по всей сети тоннелей соединявших купола «Селены». Но эта транспортная система была очень громоздкой. И именно поэтому мы решили строить второй город, в виде одного большого купола. В 2078 году недалеко от «Селены» была построена большая солнечная электростанция, способная покрыть энергетические потребности всей Луны. Она представляла собой большое плоское поле, покрытое энергетическим составом. В 2082 году началось строительство второго лунного города по проекту «Нептуния». И это город мы хотели создать под одним, большим куполом. Его строительство началось в Море Облаков. Но для его производства его компонентов нужен был специальный промышленный комплекс. Его начали строить параллельно со вторым городом. Стеклянные блоки для второго купола, который мы назвали «Армстронг», производились на орбите Луны. Там для этого был построен новый орбитальный завод. И подобный завод, мы планировали построить вскоре, на орбите Марса. «Армстронг» построили и заселили всего за восемь лет. После этого, рядом начали строить производственные мощности для производства дронов разного типа. И завод по сборке транспортных солнечных парусников. Работы было очень еще много, но и от желающих не было отбоя. Даешь Луну! К тому времени на Земле и в орбитальной группировке составлялись списки желающих переселиться на Луну. Медицинские капсулы, следили за сохранностью здоровья, и люди стали более активно переселяться на Луну и орбиту. Потому что жизнь, в условиях пониженной гравитации, теперь их пугала меньше. Спутник земли стремительно колонизировался. И вскоре его жители, начали назвать себя Лунариями. К 2082 году на Луне и ее орбите, уже жило и работало около ста миллионов человек. Все вновь прибывшие, колонисты включались в программу строительства, и сообща строили жилой купол для себя. В 2086 году, в океане Бурь был построен Биологический комплекс «Терра». Под его огромным куполом мы собрали практически всех представителей флоры и фауны Земли. Это был срез биосферы нашей родной планеты. И многие жители Луны проводили теперь там, все свое свободное время. Но это был не просто развлекательный биопарк. Самой главной особенностью Луны была, конечно же, ее низкая гравитация. И у нас теперь появилась возможность, изучить поведение животных и растений в условиях пониженной силы тяжести. Это было необходимо для колонизации в будущем планет, не земного типа. В «Терре» ученые Далькоса пытались приспособить, насколько это было возможно, живых существ и растения с нашей планеты, для существования в других условиях. Но, несмотря на успехи в регенеративной медицине, на самом деле, главной проблемой колонизации Луны, была, именно ее низкая сила тяжести. Даже сферические орбитальные города, могли обеспечить для своих жителей условия, более близкие к земным. Часть колонистов на Луне не приживалась. И они, и отправлялись жить на Марсе.

Марс. Лучше всего для колонизации в Солнечной системе подходила, конечно же, Венера, а не Марс. Ведь там была почти нормальная для человека сила тяжести, и даже слабая магнитосфера. Но при этом, очень плотная и агрессивная атмосфера. И поэтому, на данном этапе, своей космической экспансии, мы собирались колонизировать сначала Марс. Для нас это было проще. Кроме того, в будущем, мы планировали поднять на нем силу тяжести. Далькос уже начал пробные опыты с Умбриелем. Сутки на Марсе, которые называли Солами, были чуть больше 24 часов, почти как на Земле. Год длился почти 668 марсианских солов. Сила тяжести была в три раза меньше Земной, а средняя температура −63 °C. Но это было лучше, чем не Луне. Там сила тяжести была в шесть раз меньше земной. И первые колонизаторы Марса были как раз с Луны. Жители самой Земли и ее орбитальных городов, пока мало переселялись на красную планету. Несмотря на то, что теперь она, должна стать нашим вторым космическим домом. Здесь, к 2075 году, мы уже имели довольно серьезную орбитальную группировку, и город на поверхности планеты. После высадки марсианской экспедиции, транспортные парусники на солнечной тяге пусть медленно, но довольно уверенно, и часто стартовали с космопорта «Луна» в сторону Марса. Времени у нас было много, а себестоимость такой доставки грузов была очень низкой. И пусть их скорость составляла всего одну а.е. в месяц, именно они позволили нам очень быстро, и главное дешево начать глобальную колонизацию Марса. К тому времени, на его орбите работал мощный космопорт «Марс», связанный с поверхностью планеты струной космического лифта. Орбитальная группировка Марса понемногу разрасталась. Вскоре, на орбите были построены новые роботизированные производственные комплексы, которые наладили выпуск элементов для постройки куполов новых Марсианских городов. Сырье для них поставляла новая база «Пирамида», построенная возле Психеи в кольце астероидов. А после постройки новых производственных комплексов, на орбите Марса и возле Психеи, транспортный грузопоток с Земли на красную планету, заметно снизился. Работы было много, и на красную планету и ее орбиту, постепенно стали переселяться специалисты с Земли и Луны. И к 2070 году под огромным куполом «Марс – Сити» жило уже около 5 миллионов человек. Это был уникальный город. Наш вызов марсианской природе. Мы построили его прямо на «Олимпе». Не много, ни мало. На самой большой, и высокой горе в Солнечной системе. А точнее, на давно потухшем вулкане. Высота ее была 26 километров, диаметр у основания 250 км. А размер кратера на вершине, около 60 км. Именно это кратер мы и накрыли стеклянным куполом, собранным из треугольных элементов сверхпрочного наностекла. Каркас был из титанита, укрепленный снизу мощными сваями. Вскоре под куполом выросли жилые дома, административные здания и производственные мощности. Появились зеленые парки и биофермы для выращивания натуральной пищи. Мы сумели приспособить и марсианскую почву для выращивания земных растений. Тогда, строить «Марс – Сити», на Олимпе мы решили не из простого бахвальства. В первую очередь это было вызвано близостью к орбите. В 2071 году с его главной башни, мы натянули струну лифта, к орбитальному космопорту «Марс». Нам тогда, было просто необходимо, для быстрейшей колонизации планеты, создать нормальный транспортный канал. И кроме того масса орбитального космопорта, уже позволяла натянуть довольно стабильную струну, с наименьшими затратами энергии. После этого на Марсе были заложены еще два города. Один в равнине Эллада в южном полушарии, другой в провинции Фарсида в районе экватора. Еще с 2060 года, мы постепенно начали готовить Марс, к терраформации, строя по всей планете атмосферные процессоры. Мы планировали за несколько десятков лет, создать на его поверхности настоящую атмосферу, пригодную для дыхания людей. И рабочую магнитосферу, которой у него почти не было. А в 2073 году на Марсе произошла ужасная катастрофа. Как мы поняли, вследствие поспешных, и не до конца продуманных наших действий по терраформированию. Успешные опыты со спутником Юпитера Европой, немного вскружили нашим ученым голову. Им хотелось, поскорее приспособить Марс для нормальной жизни. И для этого следовало, в первую очередь повысить, с помощью атмосферных процессоров давление атмосферы, и ее температуру. Усилить магнитное поле планеты, мы собирались с помощь массы его орбитальной группировки. Увеличив для этого скорость ее вращения. Еще, была возможность насытить атмосферу Марса кислородом с помощью специально выращенных бактерий. Но для этого требовалось по нашим подсчетам, от пятидесяти до ста лет. Столько времени у нас не было. И эту технологию, мы начали разрабатывать параллельно. Мы не должны были снижать темпы колонизации космоса, пока были желающие переселяться на другие планеты. Как только были достроены атмосферные процессоры, мы начали с их помощью медленно поднимать температуру поверхности. Для того, что бы из глубин почвы выделяться различные газы, которые впоследствии станут основой, более плотной атмосферы. Температура поверхности планеты поднялась, всего на десять градусов. И видимо это спровоцировало, ранее угасшую, геологическую активность красной планеты. Сначала по планете пробежала небольшая серия марсотрясений. После чего проснулся «Олимп». Гигантский вулкан, который мы наивно посчитали полностью потухшим, снова ожил. А в его кратере, был теперь «Марс - Сити», привязанный струною к орбитальному космопорту «Марс». Но к счастью, новейшая система интеллектуального орбитального мониторинга планеты, сумела вовремя просчитать последствия изменений температуры, просканировав поверхность Марса. И мы успели эвакуировать большую часть населения «Марс – Сити». А через несколько часов, «Олимп» выстрелил в небо гигантским фейерверком того, что раньше было домом многих миллионов человек. Город в буквальном смысле слова, взлетел на воздух. Погибло 2585 человек. В основном спасатели и персонал «Марс-Сити». Это увидела вся Глобальная сеть, во время прямой трансляции с Марса. Главное было, что мы успели спасти жизни миллионов марсиан, и вовремя отстрелить струну лифта. Уводя, таким образом, в сторону от извержения, орбитальный космопорт «Марс». Была произведена экстренная эвакуация населения, в города и поселения, в районах Фарсида и Эллада, и на орбиту. Следующие несколько лет, ВКОК ликвидировал последствия катастрофы, перебрасывая на Марс миллионы тонн необходимых материалов и сырья. Впервые, за десятки лет нашей успешной деятельности в космосе, мы потерпели довольно серьезную неудачу. За все это время случались, конечно, аварии и катастрофы. Но не такие разрушительные и публичные.

После этого был срочно созван Всемирный Совет, и все ведущие специалисты обоих отделов ВКОКа. На нем, систему мониторинга изменений, было решено сделать глобальной. Ее созданием занялся Далькос. За несколько десятков лет они должны покрыть всю Солнечную систему и ее крупные тела небольшими сканерами. И их информация будет поступать мощный квантовый процессор, построенный на Луне. Который создаст объемную картину всей Солнечной системы в движении, до мельчайших деталей, и будет просчитывать возможные последствия, при каждом нашем серьезном шаге. Ведь мы начинали уже довольно серьезно влиять, не только на тела в нашей Солнечной системе. Но и на траектории их орбит, которые были неизменными миллиарды лет. Таким образом, мы нарушали ее природную стабильность. И без запуска системы мониторинга, совсем не представляли, во что это может вылиться. Нам следовало серьезно скорректировать планы и темпы колонизации. Занявшись больше, экспериментальной и теоретической стороной вопроса, что бы в будущем не произошла катастрофа, намного серьезнее марсианской. И, в первую очередь, позаботиться о большей безопасности своих сограждан, работающих за пределами Земли. Ведь даже самая святая и перспективная идея развития человечества, будет бессмысленной, если для ее осуществления понадобятся большие человеческие жертвы. Время было уже другое. Даже ради таких глобальных целей, мы не смели рисковать жизнью и здоровьем граждан, теперь уже, всей Солнечной системы. И пусть освоение космоса пока было, не глядя на случившееся с «Марс - Сити», довольно безопасным делом, мы должны были учитывать и возможные негативные стороны, процесса колонизации. Впереди были звезды, и что нас ждало там, не мог предвидеть никто. Мы боялись, что человеческий энтузиазм, может иссякнуть. И люди, чувствуя опасность, просто не захотят переселяться дальше в космос. После Марсианской катастрофы многие потенциальные колонисты, начали выбирать для жилья, более безопасные и спокойные районы космоса вблизи Земли и Луны. Но мы не могли бесконечно строить там орбитальные города. Это был путь в никуда....

В 2075 году на совете Солнечной системы был принят «Кодекс Охраны Человека». Теперь самым главным критерием любой космической программы, была в первую очередь ее безопасность. И для проведения любого глобального эксперимента, требовалось разрешение Всемирного Совета Земли, Главкоса и Далькоса. Они принимались на основе данных, которые поставляла система мониторинга. Были срочно пересмотренные все критерии безопасности, в любом месте проживания или работы человека, и не только в космосе. Персонал многих обитаемых баз, на перспективно опасных небесных телах, был сокращен до минимума. Теперь вместо людей там работали только самоуправляемые стаи дронов. Но мы не сбавляли темпы космической экспансии. Мы просто немного нажали на тормоз, что бы пересмотреть свои планы и возможности. А колонизация Солнечной системы продолжалась. К счастью, геологическая активность красной планеты оказалась довольно слабой. Сделав свой смертельный выстрел, «Олимп» снова потух. При этом, выбросив в атмосферу много пепла и других полезных, для будущей атмосферы веществ. Через несколько месяцев, с помощью специально разработанных реагентов, нам удалось потушить его окончательно. И потом мы начали строить новый «Марс – Сити». Не далеко, на горе Арсия. Она имела плоский кратер, и никогда не была вулканом. Теперь мы уже строили, с оглядкой, на все возможные в будущем марсотрясения. И основанием города, должна была стать толстая защитная плита из титанита. Струной космического лифта мы временно соединили орбитальный космопорт, и город «Аэлита» построенный к 2077 году, на равнине Эллада. И теперь стал новой Марсианской столицей. А терраформация Марса медленно продолжалась, не смотря на то, что были остановлены на неопределенное время все атмосферные процессоры. Они все равно сдвинули процесс, с мертвой точки. И несколько лет мы только отслеживали изменения молодой биосферы Марса, не занимаясь активным терраформированием. Кроме того, на высокой Марсианской орбите мы собрали из замороженных кристаллов воды специальную линзу. С ее помощью мы планировали, в будущем, в несколько раз увеличить количество солнечного света попадающего на планету. И таким образом, начать прогревать атмосферу естественным образом, без постройки сотен новых атмосферных процессоров. Что было тоже очень важно, для новой Марсианской атмосферы. Мы ничего не собирались менять в наших планах, относительно создания новой, пригодной для жизни планеты. Просто нам теперь требовалось больше времени для исследований и экспериментов. А мы, тем временем, сконцентрировали свои усилия на создании мощной промышленной группировки в поясе астероидов.


6. Промышленная группировка пояса астероидов.

К середине века, сырье в Солнечной системе добывали в основном, дроиды сборщики. Это были небольшие аппараты похожие на крабов, из-за своих гибких манипуляторов. У них были собственные ионные двигатели, позволяющие передвигаться на довольно большие расстояния. И они обладали собственным интеллектом среднего уровня, что позволяло выполнять поставленные задачи как в виде роя, так и в одиночном режиме. Они сами доставлял из пояса астероидов, нужный объект на орбиту Луны. А там, другие дроны, разрезали его на сырье и оправляли на переработку. Технология была довольно простой, но очень громоздкой и медлительной. Рой дронов собирателей подлетал к планетоиду на близкое расстояние. Затем выстреливал в его тело, в определенных точках, гравитационные якоря, из которых выезжали наноструны. Дроиды стягивали их в пучок, и, построившись в группу, транспортировали объект в заданном направлении. Чаще всего они были самоуправляемы. Или программно действовали, как рой насекомых, выполняющих общую задачу. Но этот способ добычи сырья, был очень медлительный, громоздкий и небезопасный. Особенно, в процессе резки планетоида. Еще в 2033 году мы создали технологию молекулярной переработки, которая могла значительно облегчить процесс добычи сырья. Тогда генетиками были выращены специальные бактерии, которые могли спокойно жить и работать в открытом космосе. В 2059 году мы начали засеивать ими целые районы планетоидов, в районе астероида Психея. И они медленно перерабатывали грунт в специальные гранулы, содержащие сплавы чистых металлов. Затем к засеянному астероиду пролетал дрон сборщик, который с помощью электромагнитного хобота, всасывал этот урожай, двигаясь над поверхностью планетоида. И когда его контейнер наполнялся, он сам вез груз на металлургический комбинат на Луне. Там гранулы переплавлялись в специальные сплавы чистых металлов или прямо в титанит. И часть сырья, отправлялась обратно на Марс. Но это было глупо, и неудобно, потому что пояс астероидов, был рядом с красной планетой. И поэтому мы начали планомерно создавать прямо на месте, серьезную промышленную группировку. Предназначенную в первую очередь, для колонизации Марса и внешнего кольца Солнечной системы. Это было совместное детище ученых и инженеров Главка и Далькоса. Теперь, мы не старались строить гигантские производственные и металлургические комплексы. Наоборот, мы сначала построили несколько десятков небольших, типовых производственных и сырьевых комплексов. А потом начали их клонировать. Часть из них производила элементы для постройки новых, себе подобных. Каждый из них, мог выпускать целый ассортимент продукции, так как гибко перенастраивался. Теперь они как рой, летели вместе с поясом астероидов, как правило, недалеко от сырьевых баз. Здесь уже работал металлургический комбинат и новые сети дронов, доставляющих для него сырье. После того, как с обработанных астероидов снимался готовый сырьевой слой, группа передвигалась на новое место. Где перед этим были засеяны бактериями подходящие объекты. А другие дроны, опять засеивали обработанные астероиды. Но, нас интересовали в поясе астероидов не только металлы. Там было много подходящего, для осуществления глобальной программы колонизации. И этот пояс можно было назвать, настоящей сокровищницей. Некоторая часть астероидов кольца, были огромными глыбами замерзшей воды. Самые чистые из них, мы собирались использовать на Марсе во время терраформации, для создания водоемов. Несколько, особенно чистых, мы оттащили к Земле. Таким образом, навсегда решив проблему нехватки ее, в орбитальных и Лунных городах. Управляла этим огромным хозяйством база «Пирамида», строительство которой закончилось в 2065 году. Она вращалась по небольшой круговой орбите вокруг Психеи. И сначала служила транспортной перевалочной базой, и центром обслуживания дронов и другого оборудования. А так же, управляла всеми производственными мощностями кольца. И база, действительно выглядела как огромная пирамида, с сотней ярусов. Один ее острый конец был направлен в сторону астероида Психеи, и соединен с его поверхностью, небольшой струной лифта. На самой Психее, к 2068 году уже работал сырьевой комплекс, и мощный завод по производству и обслуживанию дронов ремонтников и собирателей. На самом раннем этапе с Психеей были большие проблемы. Огромная масса станции, начала влиять на ее природное вращение вокруг оси. От этого сам астероид начал вибрировать, что мешало нормальной работе космического лифта. Вскоре, наши инженеры сумели нейтрализовать влияние массы станции на астероид. Для этого они установили, на его поверхности мощные ионные двигатели, используя опыт, со спутником первого орбитального лифта. Они, периодически включались, корректируя орбиту и вращение Психеи. Вскоре «Пирамида» стала очень важным транспортным звеном, от которого уже намного зависела скорость колонизации Марса и внешнего кольца. Сырье и продукцию, произведенные возле «Пирамиды», парусники в круговом режиме доставляли на орбитальный космопорт «Марс». И уже оттуда часть грузов распределялись по всей Солнечной системе. И поэтому большую часть времени продукция накапливалась, пока Марс находился на большом расстоянии. Потому, что большая часть сырья, и элементов конструкции произведенных в поясе, использовалась для строительства первых Марсианских городов. «Пирамида» была, самым основным элементом, новой промышленной группировки кольца. И мы не зря создали базу, именно возле Психеи. Астероид был назван в честь богини, олицетворения души в древнегреческой мифологии. Это был один из самых крупных астероидов главного пояса. Благодаря значительным размерам и высокому содержанию металлов в породе, на него приходилось около 1% массы всех тел, пояса астероидов. Психея, имеющая в диаметре 250 км, была еще любопытна тем, что нам совсем непонятно было к тому времени, от какого тела Солнечной системы она образовалась. Ни в одном планетоиде, мы не видели такой концентрации металлов. Ее смело можно было назвать «Металлической планетой». И на первых этапах исследования оказалось, что в ней очень высокое содержании железа и никеля в породах. И даже титана. Металл были очень чистыми, совсем без примесей. Психея вращалась «лёжа на боку», как и планета Уран. На ее невысокой орбите висела база «Пирамида», связанная с нею струной. К ней, по космическому лифту, поднимались контейнеры с рудой. Потом они отправлялись на металлургический комбинат, который летел неподалеку от базы, вместе с кольцом. Откуда контейнеры снова возвращались, на базу, наполненные гранулами чистого метала. Часть его, распределялись по производственным комплексам, вокруг самой базы. Потом сырье и готовые изделия, отправлялись с помощью солнечных парусников, в космопорт «Марс». В 2080 году мы решили значительно перестроить, и главное расширить, производственные работы в кольце астероидов. Транспортный потенциал базы «Пирамида» позволяли нам это сделать. База изначально строилась, с учетом создания более мощной промышленной группировки. И для начала были построены еще два металлургических комбината. А к ним созданы новые сети дронов сеятелей и собирателей. Таким образом, мы начали создавать еще два крыла группировки. Вскоре, эти две новые стаи засеяли подходящие астероиды бактериями, в ближних участках пояса астероидов. А к 2085 году их металлургические комбинаты, прямо нам месте, начали производить сырье, и отправлять его на «Пирамиду». После этого, мы начали строить возле них роботизированные производственные комплексы, различных типов. Что бы отправлять в «Пирамиду» уже готовые элементы конструкции, а не только сырье. Кроме того, нам требовалось создать в поясе, несколько мощных баз по обслуживанию дронов разного типа. И новые флотилии транспортных солнечных парусников. Сами производственные комплексы, были нескольких стандартных типов и мощностей. Издали, похожие на огромного ежа, они были чаще всего сферической формы. Ядром каждого была центральная плавильная печь, от которой в разные стороны расходились литейные узлы. В печь поступали контейнеры с металлургического комбината. Она создавала нужный сплав, сваривая плазмой гранулы. После чего жидкий металл под давлением попадал, в ответвляющиеся литейные узлы. На конце каждого из них находилась пресс-форма. В ней создавался необходимый элемент. Потом форма остывала и отсоединялась, а на ее место приходила пустая. Готовая продукция изымалась дронами, и там же, проходила частичную обработку, и полировку. После чего, дежурным парусником, элемент отправлялся в сторону «Пирамиды», чаще всего в виде каравана. В каждом крыле группировки, были десятки производственных комплексов, различных типов, для создания более широкого ассортимента продукции. Управление ими осуществлялось дистанционно, с Психеи. Для более детального обслуживания и наладки элементов промышленной группировки, существовали ремонтные группы. Которые состояли, как правило, из астронавтов, живущих на «Пирамиде». Они работали на специальных ремонтных рейдерах, оснащенными ионными двигателями. Но, в целях безопасности, они никогда не обслуживали металлургические комбинаты. Ими занимались исключительно дроиды ремонтники. Металлургический комбинат, напоминал собой огромный октаэдр, около нескольких километров в диаметре. На каждой плоскости его, находился большой герметичный люк, ведущий в плавильную печь. Специальные манипуляторы, расположенные по вершинам этого кристалла, аккуратно изымали контейнеры, из подлетающих дронов. Потом высыпали из них в печь сырье, собранное на астероидах. А дроиды затем, доставляли пустой контейнер под загрузку готовыми гранулами чистого металла. Каждая печь могла отдельно очищать, и выплавлять любой тип нужного металла или сплава. И ее, можно было заменить, в случае поломки, на новую. Простоя изъяв, как элемент, из этого октаэдра. Состав поступающего на комбинат сырья, определяли дроны, во время его транспортировки. И центральный мозг комбината считывал с них данные, распределяя содержимое контейнеров по печам. Технология управления плазмой, позволяла нам выплавлять любые сплавы. Питался комбинат от собственного термоядерного реактора. Готовые сплавы, дроны доставляли, на находящиеся рядом производственные комплексы. А оттуда, снова отправлялись на загрузку сырьем. И шли дальше опять, по своему кругу. Новые крылья группировки, имели оптимальное количество парусников и дронов для бесперебойной работы. Каждый из них, обладал собственным интеллектом, и был частью одной сложной программы. Которой управлял квантовый мозг «Пирамиды».

К 2095 году, в районе пояса астероида работало уже три крыла промышленной группировки. Центральное, с базой «Пирамида», в районе Психеи. И два других, летевших на небольшом удалении от нее. Центральное крыло, брало сырье для работы в основном с Психеи, и близлежащих тел. Остальные обслуживали, засеянные планетоиды пояса астероидов. Средний срок сырьевого созревания планетоида, составлял от трех, жоя шести месяцев. В это время, крыло промышленной группировки, равномерно двигалось около созревших объектов, собирая и перерабатывая урожай. При этом, засеивая уже обработанные планетоиды. Оба крыла, постепенно отлетали от базы «Пирамида», в разные стороны, при этом вращаясь вместе с самим кольцом астероидов. После чего останавливались на профилактический ремонт. А через шесть месяцев, отправлялись в обратный путь. Таким образом, они обрабатывали почти третью часть всего пояса астероидов, расположенную в районе «Пирамиды». Теоретически мы могли пустить их по целому кругу. И тогда нам пришлось бы перестраивать маршруты цепочек их караванов, прямо сквозь внутреннее кольцо Солнечной системы. Но тогда, мы бы создали, еще больший транспортный хаос. И кроме того, так было бы сложно, обслуживать, оба новых крыла с «Пирамиды». Но и поблизости Психеи, нам хватало сырья на долгие годы. Всю транспортировку сырья и готовой продукции к «Пирамиде», внутри промышленной группировки, производили солнечные парусники, в автоматическом режиме малого транспортного кольца. Управление ими осуществлялось с базы возле Психеи. А более скоростные и мощные транспортники на ионной тяге, частично доставляли оттуда продукцию, в космопорт «Марс». Если он, к этому времени находился не далеко. Самой большой проблемой было то, что Марс, Психея и Земля вращались по своим орбитам. И расстояние между ними постоянно менялось. И иногда, они оказывались по разные стороны Солнца. И поэтому мы начали применять более сложные транспортные схемы. Учитывая то, что часть продукции промышленной группировки, предназначалась уже, для Земли, Луны и Далькоса. Вскоре транспортный поток в кольце астероидов вырос настолько, что нам пришлось построить перевалочную транспортную базу. Что бы часть грузов, не адресованных для Марса, перенаправить прямо на космопорт «Луна», или во внешнее кольцо Солнечной системы. Частично они уже шли туда, когда «Пирамида» находилась на более удобном расстоянии с Землей, чем Марс. Что бы создать непрерывное транспортное сообщение, нам пришлось построить перевалочную базу, на очень высокой эллиптической орбите Юпитера. Таким образом, вскоре вся продукция с «Пирамиды», отправлялась уже по трем направлениям, в зависимости от ее положения в тот момент. К космопорту «Марс», к новой перевалочной базе, или прямо к земной орбитальной группировке или космопорту «Луна». Все остальное время «Пирамида» собирала вокруг себя солнечные парусники, ожидая удобного расположения орбит, и стартовых направлений. Некоторое время, этот рой летел за ней, пока не достигали оптимальной точки, для отправки в любую из трех сторон. После этого, готовый караван отделялся от базы, и далее летел, в приданном ему направлении. Такой способ, позволял нам придать караванам импульс скорости, за счет гравитации Психеи, или соседних планет. Благодаря чему, медлительные солнечные паруса, включались уже в середине пути. Потому что, когда они двигались прямо, по направлению к Солнцу, их движение заметно тормозилось. С помощью этой транспортной схемы, мы добились, почти непрерывного транспортного потока с «Пирамиды». Новая перевалочная база, построенная на орбите Юпитера, называлась «Ньютон», и именно она стала основной транспортной артерией, для работ по внешнему кольцу. Эту базу для своих нужд, построил сам Далькос, и использовал теперь часть ее мощностей, для распределения и доставки своих грузов и сырья, поступающих от «Пирамиды», или Земли. Но более половины сырья и элементов, произведенных тремя секциями промышленной группировкой, предназначалось именно для колонизации Марса. И поэтому, часть грузов шла через «Ньютон» и космопорт «Луна», транзитом к Марсу. Ему требовалось много сырья, и различных строительных элементов конструкции, особенно после аварии с «Марс-Сити». Потому что мы изначально, решили сделать Марс сельскохозыйственной, жилой планетой. И именно поэтому, не создавали там никакой крупной промышленности. Там работало только лишь несколько шахт, и роботизированных заводов. А все остальное спускалось вниз по струне лифта, или на специальных спускаемых платформах. Благодаря работе промышленной группировки кольца астероидов, к концу века мы, кроме нового «Марс-Сити», построили на Марсе еще два крупных города под куполами и остановили строительство. Начиналась завершающая стадия терраформации. И вскоре защитные купола над городами, уже не понадобятся. Новые города, как и отстроенный «Марс-Сити» были универсальными. И элементы их конструкции, мы планировали, в будущем использовать, как основы, для создания крупных водоемов.

К тому времени, мы начали строить, почти все в Солнечной системе, по стандартным универсальным проектам, разработанным совместно инженерами Главка и Далькоса. Каждая конструкция была модульной, и собранной из типовых элементов, произведенных промышленными комплексами орбитальных группировок. И к ней можно было легко приращивать другие, стандартные блоки. Новые базы на планетах и планетоидах, тоже строились по типовым проектам, в зависимости от числа будущих колонистов. Все остальные сооружения, и элементы инфраструктуры, частично так же собиралось из нескольких сотен тысяч, различных мелких элементов, в единое целое, как в детском конструкторе. Для колонизации планет и лун применялось два основных типа построек. База и Город. Их размер зависел от числа будущих обитателей. Сначала строилась база. А если количество обитателей росло, то рядом стоили Город. Более крупные постройки на Марсе, строились по специальным, большим проектам, отвечающим общей стратегии колонизации объекта. Именно для массового производства различных типовых элементов, нам были нужны большие сырьевые ресурсы, и производственные мощности. И именно этим, занималась промышленная группировка, созданная в районе пояса астероидов. А более сложные части, узлы и детали, в том числе электроника, двигатели и многое другое, производились на лунных фабриках и на орбите Земли. Самое сложные оборудование, квантовые компьютеры, системы управления и программное обеспечение, создавались уже на самой Земле. В том числе реакторы и комплексы управления для космических городов и станций.


7. Изучение и колонизация внешнего кольца.

До 2065 года только автоматические аппараты исследовали внешнее кольцо нашей Солнечной системы. Ими была заложена кибернетическая база 208 на Европе, спутнике Юпитера. И база 245 на Ганимеде, спутнике Сатурна. И вот, в 2065 году космические рейдеры «Паллада» и «Гермес», начали рейд к окраинам Солнечной системы. В общей сложности, он должен был занять пять лет. там, еще в 2016 году астрономами была открыта девятая планета солнечной системы. Ее назвали Неей. Для ее исследования, 2035 году была запущена автоматическая космическая станция «Браун». Они достигла новой планеты в 2042 году. Темная планета, как называли Нею, оказалась большим каменным телом, очень большой массы. У девятой планеты практически не было атмосферы. И «Браун» не нашел никаких форм жизни. Впоследствии, станция стала искусственным спутником, и несколько десятков лет, передавала много новых данных о самой планете, и поясе Койпера. И теперь, к Нее отправились рейдеры «Паллада» и «Гермес», в экипаже которых было много ученых. Кроме изучения самой планеты, в задачу экспедиции, входило исследование по пути следования, Сатурна, Урана и Нептуна. А так же их лун, колец и мелких спутников. А так же изучение, и классификации крупных транснептуновых объектов и пояса Койпера. И в результате, выход за пределы внешнего кольца Солнечной системы. А на обратном пути планировалось создание постоянной базы на Тритоне, спутнике Нептуна. И вскоре, первые люди побывали там, где до этого работали только автоматические станции. Экспедиция имела громадную популярность, возбудив еще больший интерес общественности к дальнему космосу. И все жители Солнечной системы, могли следить за ее ходом, через Глобальную сеть. Еще до возвращения экспедиции, в 2067 году Далькос начал строить крупную исследовательскую базу на орбите Юпитера, используя транспортные мощности «Ньютона». На это работала часть созданной промышленной группировки, пояса астероидов. И к 2079 году база была закончена. Она называлась «Галилей», и была похожа на гигантский крест, растущий во всех шести направлениях. И эта база стала основным, внешним командным центром Далькоса. Оттуда планировалось пока, управлять всеми исследованиями, и колонизацией объектов внешнего кольца. А так же работами по терраформированию Европы, и постройкой основной базы Далькоса на Ганимеде. Теперь изучение газовых гигантов Юпитера, Сатурна, Урана, Плутона и их лун проводилось по одной схеме. Во время рейда, на планету сбрасывалось несколько сотен небольших дронов-разведчиков. Они были, как правило, трех типов. Атмосферные, которые летали над поверхностью планеты, вместе с ее системой ветров. Поверхностные, которые собирали информацию, на относительно твердой коре этих замороженных газовых пузырей. И глубинные, которые проникали под поверхность, насколько это было возможным. Затем, на низкую планетарную орбиту выводился модуль, который должен собирать информацию от дронов, и передавать ее в центр. Жилых баз на поверхности Юпитера, Сатурна, Урана и Нептуна, мы пока строить не собирались. Даже наши передовые технологии, пока не позволяли сделать этого. На данном этапе, нам вполне хватало данных, собранных дронами. И кроме того эти планеты не попадали в ближайшие планы ВКОК по колонизации. В первую очередь, из-за своей большой силы тяжести на поверхности. Куда перспективнее были их луны. Некоторые из них даже имели воду и атмосферу. Сначала мы хотели использовать Каллисто для построения основной планетарной базы Далькоса, в виду того, что на него меньше всего влияла мощная радиация Юпитера. Но после изобретения надежного защитного покрытия, мы стали меньше обращать внимания, на жесткое излучения и радиацию. Так как в космосе люди жили в основном внутри города, базы или космического корабля, имеющего это покрытие. И даже все космические скафандры теперь имели радиационную защиту высшего уровня. И самым подходящим объектом, для будущего заселения Далькосом, кроме Европы, был выбран Ганимед. Он был самый большим спутником в Солнечной системе и, кроме того, обладал магнитосферой и плотной атмосферой. А под его поверхностью была вода, и множество полезных ископаемых. А Европа вскоре стала научно-исследовательской базой, в области терраформирования и поиска биологических форм жизни.

Европа. Еще в 2060 году Далькос начал строить небольшую, обитаемую, научную базу на Европе, спутнике Юпитера. Мы уже давно искали там жизнь. Постоянно действовавшая кибернетическая база 208 там работала еще с 2035 года, но пока ничего не обнаружила. И с постройкой в 2065 году возле нее жилого научно - исследовательского комплекса мы решили ускорить эти поиски. Не только спутники Юпитера интересовала нас, как потенциальный источник внеземных форм жизни. Много интересного обещали так же спутники Сатурна, Титан и Энцелад. Там тоже были подповерхностные океаны с водой. Ведь за все время активных исследований космоса, и тел Солнечной системы, мы пока не нашли нигде, других форм жизни, даже микробов. На Марсе, к этому времени обнаружили, только простейшие органические соединения. И это, не смотря на то, что в прошлом он обладал атмосферой и водоемами. И пока, для нас самым перспективным, по программе поиска жизни был, как раз спутник Юпитера - Европа. Он был покрыт толстой ледяной корой, под которой находился подповерхностный водный слой, состоявший из соленой воды, немного похожей по составу на земную. Верхний слой льда был, в среднем, около 30 км толщиной. А под ним был настоящий водный океан, глубиной до 100 км. Поверхность спутника к тому времени была изучена довольно хорошо, с помощью дронов разведчиков базы 208. Но никаких признаков биологической жизни на ледяной поверхности пока найдено не было. И нам пришлось углубляться. В 2065 году специальный тепловой бур протаял толщу льда, пробив длинную шахту, диаметром несколько метров, прямо в этот океан. Затем в него спустился подводный дрон разведчик. В течение нескольких лет он исследовал водное нутро Европы, передавая наверх данные. Вода была соленой, и в ней были примеси металлов и серы. И самое важное, что дрон не нашел никакого металлического ядра этого планетоида. Вместо него, в самом центре, был огромный шар из вязкого льда, диаметром около двух тысячи километров. Он был неправильной формы. Как бы, смещенный в строну Юпитера, из-за его большой гравитации. Внутри этого шара сканеры дрона не обнаружили ничего, кроме замерзшей воды. В 2068 году построенный возле базы 208 научно-исследовательский комплекс, кроме изучения океана Европы, начал заниматься проблемами терраформации. В толще океана, к тому времени была построена обитаемая база, похожая на большую подводную лодку. На ней жило и работало, несколько десятков акванавтов, прилетевших с Земли. Десять лет исследований по поиску неземной жизни внутри планетоида, не дали пока ничего. Вокруг была просто вода, с небольшим содержанием минеральных веществ. Но Европа приготовила нам другой сюрприз. Самым интересным для нас было то, что она обладала пусть слабой, но кислородной атмосферой. И ее постоянно сдувала в открытый космос сила притяжения газового гиганта. Поэтому ученые Далькоса выбрали Европу, в качестве объекта для первого эксперимента по терраформированию, изменению климата и состава воздуха. Нас уже довольно долго не покидала идея, создать на Марсе нормальную атмосферу, и сделать из красной планеты второй земной рай. Поэтому, для эксперимента по терраформированию, мы построили в 2065 году, на обратной стороне Европы, несколько атмосферных процессоров разного типа. Мы еще никогда не проводили экспериментов по изменению атмосферы. Хотя научные изыскания и эксперименты, в этом направлении велись очень давно. Главной проблемой, как оказалось потом, было не создать атмосферу, а удержать ее. Ведь размером Европа была чуть меньше нашей Луны. Но наши ученые справились с этим, немного замедлив скорость вращения планетоида, слегка вытянув орбиту, с помощью специально построенной башни, на которой был размещено мощный ионный двигатель. При этом вращаясь на новой, более скоростной эклиптической орбите, Европа чаще приближалась к Юпитеру, что способствовало насыщению ее ионосферы, заряженными частицами от магнитосферы гигантского соседа. Атмосферный процессоры постепенно увеличивали температуру и давление воздуха, при этом перерабатывая лед вокруг себя, в кислород и углекислый газ. И уже через несколько лет непрерывного терраформирования, мы добились того, что на Европе появилась нормальная, хоть и сильно разреженная атмосфера. Но она постоянно уходила в открытый космос, из-за низкой гравитации. Толщина льда уменьшилась на несколько метров. На поверхности планетоида, уже можно было находиться, некоторое время, в скафандре без шлема. Достаточно было специально разработанной кислородной маски. Появился тонкий облачный слой, и воздух начал постоянно циркулировать, вызывая довольно сильный ветер. Но самым большим чудом было то, что под воздействием работы процессоров, на Европе пошел самый настоящий снег. Почти земной, но с огромными снежинками, размером с ладонь. И это была небольшая победа. А ученые Далькоса, воодушевленные результатами на Европе, в 2069 году начали, разрабатывать, уже более мощные образцы процессоров, предназначенных для терраформирования Марса. Ведь только после создания пригодной для дыхания атмосферы, мы могли бы считать его, по настоящему своим вторым домом. Но плохо было только одно. Не на Марсе, не на Юпитере, не на Сатурне, и не одном из их многочисленных спутников, мы не нашли так необходимого нам Гелия 3. И его поставщиком, являлась пока только Луна.

Ганимед. Спутник Юпитера Ганимед являлся самым большим в Солнечной системе. И поэтому был серьезным претендентом на будущую колонизацию Далькосом. У него уже была, хоть и слабая, но кислородная атмосфера. После успешного эксперимента на Европе, мы решили его тоже готовить к терраформированию. Он был в два раза больше по размерам, чем наша Луна. И представлял из себя, «слоеный бутерброд» изо льда, жидкой воды и силикатных пород. И таких слоев в нем было несколько. В центре Ганимеда было ядро из жидкого железа. Наши ученые считали, что самые нижние, глубинные слои-океаны, ближе всего расположенные к ядру, и состоят из теплой соленой воды. И это, потенциально, могло означать наличие жизни на этом космическом объекте. Еще в 2045 году, на его поверхности дроны построили научную кибер станцию. Но пока она, так же как и на Европе, не нашла образцов внеземной жизни. Но Ганимед, в первую очередь планировалось сделать административным, и производственно-техническим узлом Далькоса. Небольшим подобием Луны. Именно поэтому в 2072 году было начато строительство жилой базы, и нескольких производственных комплексов. Сырье и элементы для строительства, так же начала поставлять база «Пирамида». А в 2075 году на Ганимеде был создан институт подпространства, который дожжен был заниматься теоретической астрофизикой, и созданием новых способов перемещения в космосе.

Рейд к окраинам Солнечной системы успешно завершился в 2070 году. И его результаты были впечатляющими. Люди через Глобальную сеть впервые увидели, самые отдаленные уголки нашей Солнечной системы и девятую планету. Мы создали исследовательские сети на крупных планетах внешнего кольца, и всех их спутниках. Детально исследовали кольца Сатурна и Нептуна. А самое главное, совершили высадку на Нею, и затем вышли за пределы своей Солнечной системы. Там рейдеры запустили несколько маяков, предназначенных для потенциальных гостей. Их базы данных содержали послание, в котором, кроме краткой информации о нашей цивилизации, говорилось еще о нашем праве на родную Солнечную систему. Таким образом, мы уже заявляли о себе галактическому сообществу разумных существ. Если таковое имелось. За полгода были исследованы также, самые большие транснептуновые объекты. Вскоре рейдеры отправились обратно. И на обратном пути они заложили, обитаемую научно-исследовательскую базу Далькоса на Тритоне, спутнике Нептуна. «Гермес» остался на его орбите, а «Паллада» вернулась к Юпитеру. Все необходимое для строительства, и запасы пищи рейдеры тащили за собой на струнах, в специальных контейнерах. Они оставили их на орбите Нептуна, по пути к поясу Койпера. И к 2087 году станция была достроена. И вскоре «Паллада» доставила к ней новую партию ученых и астронавтов.


8. Глобальная транспортная сеть.

Еще в начале века, мы условно разделили нашу Солнечную систему на два кольца. Внутреннее кольцо простиралось, от Солнца и до орбиты Юпитера, включая пояс астероидов. А внешнее, от орбиты Юпитера и за край пояса Койпера. Облако Оорта, окружающее нашу систему чем-то вроде облака мелких ледяных объектов, мы пока в расчет не брали. Причем внутреннее кольцо было радиусом в 4 а.е. А внешнее радиусом уже в 34 а.е. И естественно мы, в первую очередь сосредоточились на колонизации, и развитии внутреннего кольца, которым занимался Главк. Нам срочно нужно было решить проблему перенаселения, и расселить свою родную планету. И поэтому 85% всех транспортных и пассажирских перевозок, осуществлялось в пределах внутреннего кольца. Перевозкой грузов занимались небольшие планетолеты с ионными двигателями, транспортные парусники, и дроны. Они были нескольких типов, и строились на космических верфях из стандартных модулей, выпускаемых на орбите Луны. А перевозку людей между Землей, Луной и Марсом уже осуществляли космические лайнеры, которые строились на новых верфях, построенных в 2087 году, в районе пояса астероидов. Их проектировкой, и созданием занимались, совместно инженеры Далькоса и Главка. Лайнеры были очень комфортными, и обладали защитой высшего уровня. Теперь Главк управлял этим огромным транспортным хозяйством, с трех космопортов, звезда КЭЦ, «Луна» и «Марс». И к 2090 году мы решили их объединить все перевозки в Солнечной системе, в одну глобальную транспортную сеть. Создав ее для начала, именно во внутреннем кольце. Стратеги Главка разработали цепочки маршрутов, по которым теперь двигались караваны солнечных парусников, учитывая орбиты планет и их притяжение. Построив для этого, несколько автоматических перевалочных баз, наподобие «Ньютона». И затем стратеги Главка, перестроили немного работу транспорта в промышленной группировке, работающей в поясе астероидов. Теперь, мощные квантовые компьютеры позволили Главку планировать практически все грузовое, и пассажирское движение внутри малого кольца. И благодаря этому, мы смогли за несколько лет, утилизировать часть устаревшего транспорта. И кроме того сэкономить массу времени и энергии. А самое главное, навести транспортный порядок во внутреннем кольце. И теперь, для того что бы попасть с Земли на Марс требовалось всего несколько дней. Сначала на орбиту лифтом, а потом малым рейсовым лайнером на Луну, а оттуда пассажирским лайнером на Марс. Грузы двигались почти по такой же схеме, только с использованием перевалочных транспортных баз, где из них формировались караваны. Внутри кольца астероидов было своя замкнутая транспортная система, которая соединялась с общей сетью, через «Пирамиду», космопорт «Марс», и базу «Ньютон».

Для массовой доставки небольших грузов, в пределах внутреннего кольца, использовались, в основном, солнечные парусники. Их строительством и разработкой занимались верфи на Луне и ее орбите. На первом этапе колонизации, перемещение грузов и пассажиров осуществлялось преимущественно между Землей и Марсом. Перевалочная база отправки и приема парусников находилась во второй точке Лагранжа, на расстоянии 1,5 миллионов километров от Земли. Расстояние до Марса постоянно менялось. И парусникам нужно было иногда преодолеть, около 250 миллионов километров до космопорта на орбите Марса. Отправка производилась в автоматическом режиме. И когда Марс находился на самом большом удалении, цепочка парусников выстреливалась ему уже навстречу, относительно его движения. Все орбитальные космопорты имели похожий принцип работы. Приемка транспортного модуля. Разгрузка его, наладка и загрузка новым содержимым. Затем, старт в сторону другого космопорта, или перевалочной базы. Транзитные грузы шли прямым потоком. Цепочка запусков была практически непрерывной. Модуль отправлялся в любом случае. Даже, если к этому моменту для него совсем не было груза. Таким образом, мы получили почти непрерывную транспортную артерию между Землей, Марсом, базой «Пирамида», и другими объектами Солнечной системы. А вскоре мы начали использовать систему транспортных караванов. И если в самом начале космопорт «Марс» отправлял в сторону Земли, преимущественно пустые транспортные модули. Которые мы назвали возвратной тарой. То, к концу века, на орбитальные и Лунные заводы уже шло много сырья и элементов с промышленной группировки, расположенной в поясе астероидов.

Парусники представляли собой небольшие, самостоятельные транспортные единицы. Они были включены в единый роботизированный комплекс, управляемый с космопортов. Система управления многократно дублировалась, что позволило обеспечить им предельную живучесть. Каждый парусник имел свой интеллект начального уровня, и мог даже самообучаться. Он должен был строго держать заданный курс и скорость, отдельно и в составе роя, или каравана. Сам парусник напоминал каркас кубической формы, к которому по сторонам были прикреплены четыре круглых паруса. Они складывались наподобие китайского веера, и вращались во все стороны, вокруг своей оси. И таким образом интеллект парусника мог создавать нужно направление и управлять скоростью передвижения. Внутри каркаса располагался транспортный модуль. Он был одного, стандартного размера. Но их было несколько десятков типов. Даже холодильники для перевозки замороженной пищи с Земли. Общий объем полезного груза составлял 1000 м3. Для перевозки грузов больших габаритов использовались специальные парусники, и планетолеты, которые шли по своим собственным маршрутам. Таким образом, около 80% транспортного грузопотока, внутреннего кольца обрабатывалось именно простыми космическими аппаратами. Они и были, главной рабочей лошадкой внутреннего кольца.

А за перевозки во внешнем кольце, как и тем, что располагалось за ним, отвечал Далькос. Теперь он имел грузовое сообщение только с базой «Ньютон», напрямую с «Пирамидой» и космопортом «Марс». Именно через них он получал все необходимое для своего развития и существования. Кроме того, его рейдеры, перевозившие персонал, ученых и небольшие партии колонистов, могли швартоваться в любом удобном космопорте Солнечной системы. Далькос строил сам свои корабли на верфях, созданных к 2095 году в районе пояса астероидов. И занимался их усовершенствованием. Но в его хозяйстве были в основном большие космические рейдеры и средние планетолеты. Ведь внешнее кольцо было гораздо больше, и там перелеты занимали месяцы и даже годы. И там, космические транспортники, с солнечными парусам, были малоэффективны. И естественно, что для таких расстояний нужны были очень мощные корабли, с большим уровнем комфорта и высшей радиационной защитой. Жилая кабина, такого рейдера вращалась вокруг оси корабля, создавая небольшую гравитацию. К концу века Далькос имел свой флот, состоящий из нескольких десятков больших космических рейдеров. Они в основном были типа «Орион», «Гермес», или «Паллада». И нескольких сотен малых и средних планетолетов, осуществляющих перевозки в основном в районе Юпитера. В будущем, на орбите Титана мы планировали построить производственный комплекс и верфь для постройки первого звездолета. Для этого, шла работа над проектом «Прометей». Группа ученых и инженеров Далькоса создавала сверхмощный ионный двигатель нового типа. Теоретически он будет способен развивать скорость, около четверти световой. Его планировалось использовать в качестве маршевого двигателя для первого звездолета….


9. Внешняя база Далькоса в поясе Койпера.

К концу 21 века, Далькос начал строить свою промышленную группировку, возле кольца Сатурна. Частично, для ее создания, сюда были отбуксированы производственные комплексы из пояса астероидов, и других орбитальных группировок. База на Ганимеде превратилась, в мощный научно-производственный центр Далькоса. И к нему уже начало поступать сырье с кольца Сатурна. За несколько лет, отдел стратегии и общего управления Далькоса, переместился с «Галилея» расположенного на орбите Юпитера, в новый купол на Ганимеде. Сюда перебазировалось так же, несколько институтов Далькоса с Луны и Земли. Возле купола построили подземное защищенное хранилище, для квантового мозга, который управлял разрастающимся хозяйством Далькоса. А база «Галилей», была отдана квантовым физиками, которые уже несколько десятков лет готовили грандиозный эксперимент. Вокруг Юпитера планировалось построить кольцо суперколлайдера. И выпуск элементов для него, должны были, вскоре, начать несколько специальных, нестандартных производственных комплексов. Строительство которых началось возле кольца Сатурна. База на Тритоне, спутнике Нептуна, тоже стремительно разрасталась. Возле нее построили большой жилой купол. А на орбите мощный производственный комплекс. Он должен был начать создавать элементы, для будущего грандиозного строительства за поясом Койпера. В начале будущего века мы собирались построить там, мощный универсальный телескоп. Он назывался Око. И должен был заменить все работающие телескопы, так как будет обладать невероятной, по нашему времени разрешающей способностью. И его универсальностью было то, что кроме оптического, он будет сканировать окружающее пространство, во всех возможных диапазонах. Мы могли его построить где угодно в Солнечной системе. Понятие края ее, было скорее гипотетическим. Ведь мы могли передвигаться, или изучать вселенную в любую сторону, относительно ее плоскости эклиптики. Но таким образом на работу нового телескопа будут влиять тела нашей Солнечной системы. И в первую очередь это создавало бы гравитационные помехи, для его сканеров. Поэтому, построив Око далеко за поясом Койпера, мы могли рассчитывать на относительную чистоту экспериментов, по будущему поиску частиц гравитации. Терраформация Ганимеда шла медленно, учитывая негативный опыт на Марсе, и его сложное строение. Вскоре на спутнике Урана Умбриэле, были найдены большие залежи Гелия 3, во внешней ледяной мантии. И после постройки там перерабатывающих комплексов, Далькос обзавелся собственной, так необходимой ему, энергетической сырьевой базой. Кроме того, на Луне количество Гелия3 сокращалось. И Главк планировал, ограничить добычу там этого сырья. А, кроме того, теперь Гелий3 требовался не только как компонент топлива для ионных двигателей. Для глобальных астрофизических и квантовых экспериментов Далькоса, в будущем, так же потребуется очень много источников энергии. А самое главное, что Гелий3 был основным топливом для всех термоядерных реакторов, от которых зависело напрямую, существование всего внешнего хозяйства Далькоса. Ведь до Солнца было очень далеко, что бы использовать его энергию. И все внешнее кольцо жило, развивалось и перемещалось, за счет своих термоядерных реакторов. После этого Далькос начал строить первую научную базу за пределами Солнечной системы, на Нее. Для этого флот из трех рейдеров сделал несколько транспортных походов, за край системы. База называлась «Эйнштейн». И в 2096 году на ней уже работали первые астропланетологи, изучающие нашу девятую планету, и тела пояса Койпера. Он был внешним краем нашей Солнечной системы. И в его планетоидах, тоже содержалось немало Гелия3. Это был гигантский пояс астероидов, названный в честь астрофизика Джерарда Койпера. Совокупная масса всех объектов его, в сотни раз превышала массу пояса астероидов, расположенного между Марсом и Юпитером. И он был почти в 20 шире него. Мы считали некоторое время Плутон девятой планетой, но потом оказалось, что он вместе с Хароном, лишь объекты этого пояса. Это была двойная планетная система, вращающаяся вокруг общего центра масс. И Нея, открытая в начале века, на самом деле, была так же частью этого пояса. Но у нее была своя, очень вытянутая орбита. И на девятой планете, теперь работала обитаемая база «Эйнштейн». И к концу века, мы жили уже, можно сказать, прямо на краю своего мира. И многим казалось, что до звезд теперь, осталось сделать только один рывок. И что бы совершить его, институт подпространства, работающий на Ганимеде, привлек к работе самых выдающихся физиков современности. Они находились в одном шаге от создания абсолютно нового принципа передвижения в пространстве. Который будет основываться, скорее всего, на общей теории поля. К концу века, мы были в одном шаге от ее создания. И мы искренне верили тогда, что вскоре, мы сможем понять, как устроено все в этом мире. И по каким принципам существуем мы и наша вселенная. И надеялись, что мы свяжем наконец-то, воедино, Квантовую теорию и Общую теорию относительности. А новый суперколлайдер, который Далькос начнет строить вокруг Юпитера, должен будет нам в этом им помочь. Мы надеялись, что вместе с Оком он докажет практическое существование частицы гравитации. Без нее, единая теория поля, была пока только многообещающей научной идеей. Теперь множество молодых ученых, и инженеров, со всей Солнечной системы, отправлялись работать в Далькос, бредя новыми открытиями….

Кроме того, к концу 21 века Далькос закончил создание глобальной системы мониторинга. Теперь ее датчики располагались на всех более, или менее, крупных телах нашей Солнечной системы. И, кроме того, к ней были подключены исследовательские сети всех, колонизированных, и еще незаселенных планет и лун. Теперь, мы могли видеть полную гравитационную картину работы нашей звездной системы. Просчитывать будущие параметры, и поведение космических тел, вплоть до биосферы и внутреннего строения. Что бы, учитывая все ее возможные негативные изменения, мы могли обеспечить безопасность, в первую очередь людей. Кроме того, с ее помощью нам удалось еще лучше изучить орбиты планет, лун и колец, для дальнейшей модернизации работы глобальной транспортной сети. А самое главное, что с ее помощью астрофизики получили богатый научный опыт, о принципах работы планетарных звездных систем. Данные работы системы мониторинга, были в открытом доступе в Глобальной сети. И каждый мог выбрать для себя новый дом, учитывая степень безопасности колонизируемого объекта. Именно так, мы видели свободу выбора.


10. Начало массовой колонизации Марса.

Конец 21 века ознаменовался в первую очередь началом массового заселения Марса. Многие промышленные элементы земной орбитальной группировки были отбуксированы на марсианскую орбиту, и в пояс астероидов. Они предназначались для производства систем коммуникации, средств транспорта, оборудования для будущих жилищ, и других компонентов будущей марсианской инфраструктуры. Так как на Марсе, мы изначально не планировали создавать тяжелую промышленность. Он будет в основном жилой и сельскохозяйственной планетой. И поэтому здесь, мы построили только несколько крупных технопарков, и экологически чистых производственных комплексов по созданию строительных материалов. Основной остров жизни на красной планете, вначале находился, в провинции Фарсида. Это было большое горное плато, на котором разместились технопарки, и несколько городов. Следующая, наиболее заселенная область, находилась в Лабиринте Ночи. К 2098 году на Марсе существовала уже довольно плотная атмосфера, которая могла защитить планету от жестких излучений. И поэтому общий радиационный фон снизился в два раза. Мы уже немного насытили планету влагой, с помощью астероидов. Для этого, дроны притащили на марсианскую орбиту крупный водный планетоид из пояса астероидов. Там его резали на небольшие фрагменты. И самые мелкие из них, сбрасывали на обратную сторону, в незаселенные области. Часть из них сгорала прямо в атмосфере, насыщая ее, таким образом, влагой. Те куски, что были побольше, достигали поверхности, и медленно таяли, впитываясь в грунт. Сброс проводился в определенное время, и траектории кусков строго контролировались орбитальной системой мониторинга. Более крупные мы спускали на реактивных спускаемых платформах. Но воды все равно катастрофически не хватало. Почти за двадцать лет терраформации мы добились повышения общей температуры поверхности на тридцать градусов. Теперь в зимнее время, она не опускалась ниже −60°С. А в летнее, уже поднималась до +30°С. Вскоре, появился новый, более плотный облачный покров, и ветры стали заметно слабее. Теперь для прогревания атмосферы, мы в основном использовали кристаллическую линзу, созданную на орбите планеты. Геологическая активность, наделавшая столько бед, пока никак не проявлялась. И за планетой пристально следила, теперь уже глобальная, система мониторинга. По всей поверхности планеты, была установлена сеть температурных и сейсмологических датчиков. Новая атмосфера становилась все тяжелее, и среднее давление на поверхности стало больше. Содержание кислорода увеличилось до 10 %, а азота до 40 %. И атмосферные процессоры, в пассивном режиме, поглощали углекислый газ, преобразовывая его в азот, кислород и воду. Часть газов выделялась из глубин прогретой почвы. И к концу века на Марсе, можно было уже частично находиться без скафандра. Но дышать за пределами куполов, приходилось пока, с помощью специальной маски. Через десять, пятнадцать лет, по нашим подсчетам, основная фаза терраформации атмосферы должна будет завершена. И тогда будет возможно дышать свободно, как на Земле. Параллельно мы запустили процесс создания биосферы. За это отвечали специально выращенные бактерии, которые перерабатывали марсианскую почву в грунт, пригодный для выращивания растений. Создание магнитосферы продвигалось довольно медленно. Пришлось немного увеличить скорость орбитальной группировки, но ее массы для полноценной редукции, было пока мало. Мы решили усилить магнитное поле планеты, построив несколько редукторов на орбите. Их созданием, уже занимались ученые Далькоса, проводя эксперименты на Титане. Видя успехи в создании атмосферы, на Марс стали все больше переселяться колонисты с Земли и Луны. Пока они жили и работали в закрытых марсианских городах, но в будущем, планировали заселить всю планету. И теперь на Марсе можно было застолбить участок земли, под строительство коттеджа или фермы. Биохимики разработали реагент, который преобразовывал верхний слой почвы в пригодный для выращивания растений грунт. И новая биосфера, должна в будущем, тоже способствовать созданию атмосферы, близкой по составу, к земной. Еще в 2085 году Главк обнародовал, а затем утвердил, план генеральной застройки Марса. Согласно ему, первой по массовое заселение попадала провинция Фарсида, так как именно здесь находились купола «Марс-Сити» и промышленные технопарки. Другим регионом для заселения была выбрана равнина Эллада. Здесь был город «Аэлита», и сюда в первую, очередь переселялись будущие колонисты, из фермеров. Отсюда планировалось начать освоение марсианских земель, для нужд сельского хозяйства. Так же, в будущем, для выращивания саженцев деревьев, планировалось использовать равнину Аргир. А вскоре, создать там первое, рукотворное море. Несмотря на то, что к концу 21 века Марс еще не имел нормальной атмосферы, работы по строительству будущих жилых районов и сетей коммуникаций, велись очень активно. Многие новые колонисты, прибывшие в основном с Луны, уже построили свои герметичные дома на выделенных участках, и там поселились. В 2098 году началось строительство вакуумного транспортного канала, который в будущем свяжет эти две, основные зоны заселения. А в обеих провинциях роботы начали рыть котлованов для будущих искусственных водоемов. Для них, в виде основы, собирались использовать купола городов, после полной терраформации атмосферы планеты. В каждом доме, или жилом объекте, были медицинские капсулы. Они частично помогали организмам новых переселенцев, справиться с низкой гравитацией. Ими в первую очередь пользовались бывшие земляне. Многие лунарии уже приспособились к низкой силе тяжести. И Марсианское тяготение было для них даже приятным….

К концу века, главной идеей нашей цивилизации была космическая экспансия. В первую очередь мы планировали создать жилую триаду. Венера-Земля-Марс. Что бы расселить большую часть землян. И после успешной терраформации и заселения Марса, мы хотели вплотную заняться Венерой. Но мы не были зациклены только, на создание уютного дома, в своей Солнечной системе. Мы почувствовали свои силы, и теперь еще больше хотели достичь звезд, и узнать, как устроена вселенная. А колонизация внутреннего кольца, была по сути, решением бытовых проблем и борьбой с перенаселением. Мы не могли отправляться в другие миры, не создав уют и достаток в своем доме. И, кроме того, мы все больше обретали необходимые знания и опыт, так необходимые для будущей звездной экспансии. И именно выход к звездам, должен был стать, основной целью нашего развития в 22 веке. И может там, мы найдем жизнь, которую пока не обнаружили в своей звездной системе. Почти треть граждан, буквально бредила космосом и программой колонизации, а самое главное, молодежь и ученые умы. Но качественные изменения, свершилось в головах почти всех землян. Мы поняли, что живем на планете, которая есть только часть, бесконечно большего, неизведанного пространства. И наш разум, дал нам возможность достичь иных миров и найти там жизнь, или даже братьев по разуму. Что бы понять, что мы не одиноки в этой бескрайней вселенной. И возможно мы сможем стать, в будущем, равноправной частью галактического сообщества разумных. И эта цель намного достойнее, чем желание воевать за ресурсы, власть, копить богатство или бесцельно существовать в полном достатке. И почти каждый человек, к концу века почувствовал, что его мир стал намного больше и интереснее. Теперь, мы были искренне уверенны, что уже в следующем веке, нога человека ступит на поверхность планеты, у далекой звезды. А какие просторы и возможности откроются потом, было даже страшно представить…..

А еще нам было интересно, а засмеется ли сфинкс..
Скрижаль1. 21 век. Покидая колыбель.
«Планета есть колыбель разума,
но нельзя вечно жить в колыбели.....».
Циолковский К.Э.

1.Всевидящее Око..

Начало 22 века, ознаменовалось в первую очередь, упорной работой двумя глобальными проектами, нашей космической цивилизации. Колонизацией Марса и постройкой Ока. Первый проект, был глобальным достижением Главка, другой плодом научной и инженерной мысли Далькоса. И оба имели огромную важность для нас. И над их реализацией, оба отдела ВКОКа работали в тесном сотрудничестве. При всесторонней поддержке Земли, Луны и широкой общественности. И благодаря широкому освещению в Глобальной сети, оба имели огромную популярность среди землян, марсиан и лунариев. Именно так себя теперь величали, новые жители нашей Солнечной системы. Активная фаза терраформации Марсианской атмосферы должна была закончиться к 2115 году. И к этому времени, в списках желающих переселиться на Марс, было больше миллиарда человек. Запуск универсального супертелескопа, под названием Око, планировался к 2120 году. Но, кроме этого, началась активная подготовка к терраформации Венеры, и теоретическая работа, над проектом создания суперколлайдера. В дальнейшей перспективе, планировалась постройка вокруг Солнца энергетической сферы. Которая, в обозримом будущем, сможет полностью решить все проблемы энергоснабжения внутреннего кольца. Так как мы, планировали, полностью отказаться от термоядерных реакторов. Мы стремительно развивались, согласно технологической сингулярности, и имели далеко идущие планы. Но в первую очередь, большую часть ученых, астрофизиков и энтузиастов космоса, интересовало Око. Оно должно было открыть нам шире глаза, на глубины Вселенной. Помочь обрести новые знания, в космологии и астрофизике. А возможно, поможет найти, или хотя бы, увидеть следы деятельности братьев по разуму. Око разрабатывалось несколько десятков лет, и являлось, поистине, вершиной научной и инженерной мысли ученых Далькоса. Ничего подобного, мы пока не создавали. Прообразом его, был космический, зеркальный телескоп HDST. Запущенный еще в 2052 году, во вторую точку Лагранжа Земли. И он, уже почти полвека, был нашим основными космическими глазами, вместе с земными телескопами. Оптическая часть Ока была разработана, по похожей схеме, и тоже состояла из набора шестиугольных зеркал. В 2110 году, их производством, занималось уже почти 70% всего промышленного потенциала, производственной группировки Далькоса, расположенной возле Сатурна. В сборе Око должно будет представлять собой гигантский шестиугольник шириной 1800 метров, сложенный из 36 больших зеркальных секций. По ободу каждой, будет располагаться излучающий редуктор, превращающий таким образом, всю каркасную конструкцию, еще и в одну, универсальную решетчатую антенну. Кроме основной отражательной секции, и этой решетки, Око будет обладать еще и гравитационным детектором. Предназначенным, для точного измерения силы притяжения космических объектов и распространения гравитационных волн. Он будет находиться на конце каркасной конструкции, длинною в три километра, торчащей в сторону, как стебель, этого огромного цветка. Астроинженер, разрабатывавший ее, был родом из Парижа. И поэтому, его детище, немного напоминало Эйфелеву башню. Руководству Далькоса, и землянам, такая затея понравилась. Для точной работы гравитационного детектора, находившегося, на конце этой башни, в будущем планировалось запустить специальный спутник. Он должен будет вращаться, перпендикулярно плоскости эклиптики солнечной системы. Что бы создать независимый гравитационный диполь, для работы этого прибор. Таким образом, вся собранная конструкция, должна будет напоминать шестиугольный цветок, со стеблем, расширяющимся к концу. Этот телескоп, как мы планировали, будет изучать пространство, практически во всех известных нам диапазонах. Оптический будет, с гигантским разрешением, которое, мы пока даже не могли описать теоретически. Око буде превышать способности HDST, в сотни раз. Что позволит нам, детально изучать планеты, даже на расстоянии десятков световых лет. А какие глубины вселенной он откроет нам, сложно было даже представить. Это будут уже гигантские объемы информации. Обрабатывать ее, должен будет мощный квантовый мозг, совершенно нового типа. Хранилище под него уже монтировали на Нее. Там же, в будущем, планировалось построить новый институт Вселенной, под управлением Далькоса. Где будут работать ведущие космологи и астрофизики нашей цивилизации. К 2117, году началась сборка главного зеркала. Параллельно начался монтаж мозга, и строительство купола для института. Хотя, на самом деле любой из ученых, при желании, совсем не обязан был лететь работать на девятую планету. Можно было заниматься исследованиями с помощью Ока, и через глобальную сеть. Находясь при этом, например, на берегу Волги. Но большая часть астрофизиков была настоящими космическими энтузиастами, и Далькос принял сотни заявок на переселение. Главной задачей Ока была детальная картография, и изучение ближайшей части космического пространства. И в первую очередь, соседствующих с нами областей, рукава Ориона. А так же поиск, глубокое исследование, подходящих для будущей колонизации планет. И, конечно же, поиск внеземной жизни, и следов деятельности потенциальных братьев по разуму. Планировались новые, очень важные для нашего понимания устройства вселенной, астрофизические эксперименты. И в первую очередь с гравитацией, и подпространством. Но самым основным предназначением Ока, считалась детальная картография. На поиск разумной жизни, или других ее форм, многие в Верховном совете, пока смотрели скептически. К этому времени, мы уже довольно плотно изучили свою Солнечную систему. И не нашли даже намека на сложную органическую, или внеземную жизнь. Космические телескопы Хаббла, сменивший его Уэбба, а затем и HDST, вскоре заменивший их, открыли нам уже сотни новых галактик. Помогли изучить ядро нашего Млечного пути, найти миллионы новых звезд и десятки черных дыр. Подарили нам еще несколько сотен новых экзопланет, потенциально пригодных для жизни, и массу других интересных объектов. Они дали возможность детально исследовать, открытые планетарные системы Центавра и звезды Бернарда. Но, к сожалению, пока не смогли дать даже намека, на инопланетную жизнь. И теперь, после ста лет безуспешных поисков, многие земляне считали глобальный поиск братьев по разуму, бесполезной тратой времени и ресурсов. Полагая, что нужно сконцентрироваться на колонизации Марса, Венеры и на дальнейшей модернизации своей Солнечной системы. А если высокоразвитые цивилизации существую, то они найдут нас сами. Или хотя бы дадут о себе знать. И из-за этого, многие идеи Далькоса в этом направлении, изначально не имели большой поддержки во Всемирном совете. К тому же они требовали, для своей реализации, больших технологических ресурсов и энергетических затрат. А самое главное, сверхдефицитного Гелия3, в котором в первую очередь испытывал нужду, сам же Далькос. И ресурсы его на Луне, тоже были не безграничны. Нам даже уже пришлось, демонтировать несколько жилых куполов для доступа к новым месторождениям. И поэтому проект Око, одобренный Всемирным советом, был в первую очередь предназначен, для сугубо практических целей. Создания детальных карт нашей галактики, и ближнего рукава Ориона. А уже потом, для астрофизических экспериментов, и поисков внеземной жизни. И еще это было связанно, с угасающим интересом общественности солнечной системы, к тому, что происходит за ее пределами. Большая часть людей, живущих за пределами Земли, так или иначе, работала на Главк, и исповедовала его принципы. И именно поэтому проекты этого отдела, к тому времени, имели больший приоритет, и практический вес. Наша цивилизация, сосредоточилась в основном, на колонизации Марса и Венеры. Что бы места уже хватало всем. Даже будущему потомству. И поэтому в полете к звездам, многие не видели смысла. Ведь, до сих пор, еще не был открыт способ перемещения в пространстве, хотя бы со световой скоростью. Хотя уже были энтузиасты, запуска первой звездной экспедиции. Были даже потенциальные колонисты, готовые прожить сорок лет в замкнутом пространстве корабля, что бы достичь ближайшей звездной системы, Альфа Центавра. Но мечтать о более далеких звездах, пока не имело смысла. Возможно, это обусловлено было еще тем, что Главк, представляя ВКОК, имел теперь большинство во Всемирном совете. Но, верхушка Далькоса считала, что мы снова вернулись туда, откуда пришли. И к мнению этих знаменитых ученых и астронавтов, нельзя было не прислушаться. Они убеждали Всемирный совет и руководство Главка, что наша цивилизация, начинает замедляться, в своем развитии. И уже занимается, по сути, только высокотехнологической борьбой с перенаселением, обустраивая новые, уютные миры, для себя. Получалось, что мы прошли один виток космической эволюции, и вернулись в начальную точку. Так и не узнав, как устроена вселенная. Не достигнув звезд. И не найдя братьев по разуму. И поэтому будущее строительство Ока, имело для руководства Далькоса огромное значение. Его запуск, мог возродить, угасающий интерес жителей Солнечной системы к изучению Вселенной и поиску внеземной жизни. И, в 2096 году, они добились разрешения на строительство, подключив широкую общественность. Так как именно в этом, они видели цель космической экспансии…..

Работа над Оком шла полным ходом, с начала 22 века. Сами зеркала выплавлялись на орбите Сатурна, в промышленной группировке Далькоса. Для этих целей, инженеры создали специализированный литейный производственный комплекс. И к нему начали строить мощный орбитальный металлургический комбинат. Для его обслуживания нового крыла группировки, пришлось создать дополнительные стаи дронов, и новые партии операторов. Управление процессом изготовления зеркал, осуществлялось отдельно. Его напрямую контролировали ученые, с Ганимеда. Остальная часть группировки управлялась с дежурного рейдера, летевшего возле кольца Сатурна, где располагалась группировка. И на начальном этапе, пока мы не достроили комбинат, сырье для изготовления зеркал шло со всех малых комбинатов Далькоса, разбросанных по внешнему кольцу. Программа постройки Ока была приоритетной, и ради нее отдел затормозил все остальные проекты своего развития. Сначала они производили по несколько зеркал в год. Но после достройки нового комбината, производство ускорилось. Производственный комплекс теперь, работал почти непрерывно. По технологии, отлитые зеркала, должны были пассивно охлаждаться, и поэтому их производство шло очень медленно. Затем, готовые зеркала собирались в караван, и дежурным рейдером буксировались за край Солнечной системы, к Нее, на полировку и монтаж. Там, на высокой орбите темной, девятой планеты, работал лазерный полировочный автомат. Доводка зеркал производилась прямо на месте, а не возле Сатурна. Потому что за время транспортировки, их могли повредить микрочастицы или мелкие астероиды. Полировочный автомат представлял собой шестиугольный каркас, от углов которого, ответвлялись стандартные фермы, собранные в одной точке. В точке их пересечения находился сверхмощный ионный лазер, который и полировал зеркало. Слой за слоем, как осциллограф. На доводку одного зеркала уходило, как правило, несколько месяцев. Новый производственный комплекс, построенный Далькосом, теперь производил сверхточное литье. И поэтому полировка шла довольно быстро. После этого зеркало направлялось на монтажный стол, построенный рядом, на орбите. Где, на его бока, навешивались универсальные излучатели, и магнитные подушки левитатора. Затем дроны добавляли собранное зеркало ко всей конструкции Ока, дрейфующей невдалеке, от полировочного автомата. Рядом постоянно дежурил рейдер, с которого операторы управляли дронами. Когда приходил караван с Сатурна, рейдеры менялись, что бы операторы могли отдохнуть от напряженной работы, за время полета. Общее командование сборкой телескопа осуществлялось с базы, расположенной на Нее. Сама же конструкция телескопа, была абсолютно новаторской. Она не имела жесткого, основного каркаса. Собранные зеркала были похожи на соты, и жестко между собой не стыковались. Во время работы телескопа, их удержание, и центровка производились, с помощью магнитного левитатора. В результате этого, они могли стабильно висеть в пространстве, не касаясь краев решетчатой антенны, собранной из их боковых излучателей. Таким образом, все элементы, главного отражателя Ока, как бы зависали, в мощном магнитном поле левитатора. И были настолько уравновешенны в пространстве, что даже после аварийного отключения питания, могли и дальше лететь, не распадаясь из конструкции. А пока левитатор не был запущен, собранные зеркала, скреплялись между собой небольшими струнами. Боковая штанга, выполненная в виде Эйфелевой башни, крепилась, прямо к ободу магнитного левитатора, похожего на большой тор. Он был центральной подложкой этого шестиугольно цветка. И, вся конструкция из зеркал и решетчатой антенны, не касаясь, висела над ним. Подобно лепесткам, слегка выгнутым вверх. И это позволяло собранному, зеркалу телескопа, плавно менять свою кривизну. И, кроме того, отдельно управлять всеми элементами решетчатой антенны. И за все это отвечал левитатор, распределяя все части главного отражателя в пространстве. Гравитационный детектор, находившийся на конце боковой штанги, тоже со своей конструкцией жестко не соединялся. Он висел внутри кокона плазмы генерируемой, хвостовым оперением штанги. И был внутри искусственно выращенного кристалла алмаза, диаметром около 100 метров. Для такого типа детектора, была необходима сверхпрочная оболочка. Потому что избыточная гравитация при эксперименте, может разорвать в колья любую металлическую защиту. Таким образом, из всей конструкции телескопа, только боковая штанга была единым целым. И поэтому, центральную конструкцию Ока, инженеры Далькоса окрестили пазлом. В честь старой земной забавы. После шуточного вызова, брошенного инженером Далькоса из Франции, астроконструкторы, теперь очень часто, начали применять названия и образы, с родины своих предков. Многие скучали по Земле, несмотря на все красоты космоса. К 2117 году основная конструкция зеркала была собранна. Штангу должны были доставить с Луны. А ядро гравитационного детектора с Ганимеда. А тем временем, производилась доводка системы управления левитатором и тестовые испытания квантового мозга. Постройка купола института, тоже была завершена. В 2119 году Око было окончательно готово, и группа астрофизиков, прибывшая на Нею, начала его калибровку.


2. Орбитальное кольцо и Лунный лифт.

К началу 22 века мы столкнулись с огромной проблемой загрязнения околоземной орбиты. Даже создание глобальной транспортной сети, не помогло до конца решить ее. И нам срочно нужно было навести порядок в орбитальной группировке Земли и Луны. К тому времени на орбите находилось, сотни тысяч различных малых спутников и аппаратов. Причем только треть из них работала. Утилизация их пока шла медленно, и бессистемно. Кроме того, на орбите нашей планеты вращались несколько десятков больших орбитальных городов, производственных платформ и роботизированных заводов. Большая часть их пустовала, так как жители переселились на Марс. Наиболее современные производственные комплексы, в которых Земля не нуждалась, были отбуксированы в другие области Солнечной системы. И Главк начал планомерно наводить порядок в окрестностях Земли и Луны, а так же утилизировать ненужные объекты. А в 2130 году Всемирный совет принял поэтапный план реконструкции окрестностей Земли и Луны. Он был рассчитан на несколько десятков лет. Началась большая чистка, которую производили специальные дроны, которые ранее занимались резкой астероидов на орбите Луны. За несколько лет, мы расселили и разобрали старые орбитальные платформы. Демонтировали устаревшие производства, спутники и другие аппараты. Все это отправлялось на орбиту Луны, где разрезалось, а затем шло на переплавку. Из орбитальных платформ, мы оставили только модернизированную Звезду КЭЦ, в качестве музея и пассажирского космопорта. Рядом, на разных высотах, вращались более современные орбитальные города и производственные комплексы. К началу 22 века, вокруг нашей родной планеты начало образоваться некое подобие кольца, как у Сатурна. Мы уже давно не строили здесь новые жилые объекты, и производственные мощности. Напротив, мы старались перенести большую часть производств, в пояс астероидов, или на Марсианскую орбиту. Еще часть производственных комплексов отправили к Венере, там они были нужнее. Несколько десятков комплексов получил Далькос, для своей Сатурнианской промышленной группировки. А свою родную планету, и ее спутник, мы постепенно планировали превратить, в природный и историко-технологический музей, заповедник нашей цивилизации. В колыбель разума. Таков был общий план реконструкции Земли и ее окрестностей. К 2170 году, как мы планировали, на нашей планете останется около 4 миллиардов жителей. И для нее самой, так же готовился глобальный план утилизации производств, и экологической реконструкции. Кроме орбиты Земли, проводилась перестройка Луны, и в первую очередь ее орбиты. К 2140 году, она тоже была частично очищена от ненужных объектов. А все работающие производства, вместе с орбитальным космопортом «Луна», были соединены в одну большую платформу. И к 2150 году, она закрывала темную сторону нашего спутника, наподобие гигантского зонта. И поэтому с Земли Луна выглядела почти как раньше, до начала нашей космической экспансии. На ее поверхности, вскоре были утилизированы комплексы по переработке лунного реголита, и старые производства. Самые важные из них, постепенно переместили под поверхность Луны. На видимой поверхности, осталось около половины жилых куполов, производственных мощностей, и разросшийся научно-биологический парк «Терра», которым управлял Далькос. Многие лунные заводы и станции, работали теперь как музеи, в которых молодежь изучала технологическую эволюцию родной цивилизации. Теперь вся поверхность нашего спутника была покрыта сетью крытых транспортных коридоров, соединявших города и другие строения, в которых было можно перемещаться без скафандров. Так же были демонтированы целые поля солнечных электростанций в окрестности Земли, и на Луне. К тому времени, уже были построены первые части будущего энергетического кольца вокруг Солнца. И проблема недостатка энергии, была частично решена. Она передавалась по лазерному лучу, с накопителя на Меркурии, через систему ретрансляторов, прямо к энергетическому распределителю, находящемуся на орбите Луны. Возле Земли осталось, лишь несколько мощных термоядерных реактора, которые обеспечивали стабильность общей энергетической системы. От нее была теперь запитана вся орбитальная группировка и сама Луна. Вскоре были демонтированы все малые термоядерные реакторы в лунных городах. И теперь, Гелий3 использовался только в качестве топлива, для ионных космических двигателей внутреннего кольца. А так же для нужд Далькоса. Теперь, весь внешний транспортный трафик парусников, шел в основном, в Лунный космопорт. По новой схеме глобальной транспортной сети. А уже оттуда на орбиту Земли. И вскоре в окрестностях нашей космической колыбели стало намного свободнее. И к середине 22 века, начался настоящий туристический бум. Теперь часть детей рождалась далеко за пределами планеты, откуда вышли их предки. И они никогда не видели своей колыбели человечества в реальности. Хотя Глобальная информационная сеть, давала возможность посетить виртуально, любой уголок Солнечной системы. Но она не могла подарить людям, настоящее свидание с земной природой. К тому времени наша родная планета тоже изменилась до неузнаваемости. Теперь все производство, для нужд колонизации космоса, было сосредоточенно в промышленных зонах расположенных в Антарктиде и возле двух транспортных орбитальных лифтов. Большая часть планеты, не заселенная людьми, превратилась в огромную зону отдыха. Сюда слетались в отпуск колонизаторы и астронавты со всех уголков Солнечной системы. Опустевшие мегаполисы были частично демонтированы, если они не представляли историческую ценность. Кроме того была очищена большая часть поверхности планеты от железных дорог и магистралей, и других средств коммуникаций. Были окончательно ликвидированы зараженные радиацией зоны и места захоронения химических отходов. Земля стремительно преображалась….

Создание Главком кольца вокруг Земли, было еще обусловлено тем, что орбитальная группировка теперь, представляла собой сложный транспортный узел. Постоянное транспортное сообщение шло между космопортами, космическими городами, платформами и производственными комплексами. Мы регулярно корректировали их орбиты, пытаясь создать наиболее устойчивую орбитальную схему маршрутов. И не смотря на все работы по утилизации устаревших элементов и спутников, орбитальная группировка до сих пор, представляла собой сложный рукотворный организм. Управлять такой структурой Главку становилось все труднее, несмотря на супер мощные квантовые компьютеры на Луне, и создание глобальной транспортной сети. Поэтому, за несколько десятков лет, мы выстроили все, что вращалось вокруг нашей планеты, в некое подобие кольца. Перед этим, глобальная система мониторинга, рассчитав последствия, выдала положительный результат орбитальных изменений. К 2150 году, астроинженеры Главка и Далькоса разработали конструкцию, уже состыкованного кольца. И следующие десять лет Главк занимался его постройкой. Часть жителей орбитальной группировки, переселились на Марс, или в другие районы Солнечной системы. При постройке орбитального кольца вокруг Земли, нам пришлось утилизировать, еще часть производств и орбитальных платформ. Сначала все три орбитальных космопорта, мы соединили двойной струной, опоясав, таким образом, нашу планету замкнутым кольцом. Построив для этого, вдоль ее орбиты систему стабилизационных узлов, и станций пересадки. По этому кольцу, можно было двигаться одновременно, в разные стороны. Расстояние между струнами составляло несколько десятков метров. Они проходили сквозь стабилизационные узлы, станции пересадки и космические космопорты. Получилось что-то, наподобие огромного двойного кольца, вращающегося вокруг Земли, на высоте 500 км. Теперь капсулы с пассажирами шли в космопорт Звезда КЭЦ. Там часть из них отправлялась дальше на Луну, а остальные развозилась к элементам орбитальной группировки, по струне, к станциям пересадки. Оттуда их малыми космическими лайнерами доставляли, к месту назначения. Часть капсул с грузами, не соскальзывала со струны в одном из двух грузовых космопортов, а отравлялись дальше, в нужную сторону кольца, к пункту назначения. И там, нас станциях пересадки, они разгружались вблизи объектов назначения. А те грузы, которые шли от Земли дальше, уже доставлялись в лунный космопорт, ионными планетолетами. Теперь основными транспортными хабами, были станции пересадки. Оттуда доставлялись грузы и пассажиры к элементам кольца планетолетами. Таким образом, мы снизили транспортное сообщение внутри орбитальной группировки в два раза. Вся эта транспортная система, отлично вписывалась в глобальную транспортную сеть. И была, одним из ее доменов. Постройка орбитального кольца вокруг Земли, продолжалась до 2170 года. За это время, оно приобрело подобие серпа, опоясывающего планету. Его тонкие концы соединялись со Звездой КЭЦ. А утолщенная часть содержала промышленные комплексы, и другие производства. Два орбитальных города летели неподалеку, от Звезды КЭЦ. Они были соединены с ней собственными струнами. И один из них, был отелем для космических туристов. Орбитальное кольцо продолжало работать, и производить высокотехнологические элементы для нужд всей Солнечной системы. В утолщенной части кольца несколько десятков платформ и производственных комплексов, были соединены в одно целое. Самые крупные жилые элементы этого серпа, летевшие рядом с ним, мы соединили со станциями пересадки, и между собой гибкими коридорами. Они были наполнены воздухом и снабжены пневматической системой пассажирской доставки. Теперь многие жители кольца, могли перемещаться внутри него, без космических лайнеров и станций пересадки. И наша планета стала напоминать глаз, веки которого обладали ресницами. И он смотрел в бесконечные глубины вселенной.

Следующим этапом, после орбитальной чистки и создания кольца, стала постройка лунного лифта. Несколько лет, после сборки, кольцо стабилизировалось. Сначала мы планировали построить к Луне полный космический лифт. И орбитальное кольцо вокруг Земли, конструировалось, с учетом этой возможности. Мы планировали сделать это вторым этапом, модернизации окрестностей Земли. Но после принятия закона о Колыбели, наши планы изменились. Не было смысла создавать все это. Если в будущем мы собирались совсем очистить орбиту, частично демонтировав даже кольцо. Кроме того, мы собирались вернуть, насколько можно, первоначальный вид Луне и ее орбите. Для этого, Главк планировал, к концу столетия, переместить все самое необходимое, под поверхность ее, а города расселить. И поэтому мы решили создать частичный временный лифт, для оставшихся транспортных перевозок. Дело в том, что протянуть струну лифта на Луну, было не так просто. Ее орбита была эллиптической, и поэтому, расстояние до нее, постоянно менялась. И кроме того она вращалась с большей скоростью, чем орбитальное кольцо Земли. Реальное движение Луны, было довольно сложным. И на нем сильно сказывалось влияние Солнца. И для нормальной работы лифта, нам пришлось бы, подкорректировать орбиту нашего естественного спутника. Что было очень сложно, и энергетически накладно. Система глобального мониторинга, просчитав варианты этого орбитального изменения, не нашла ни одного достаточно безопасного. И именно поэтому мы ограничились лишь, частичным лифтом. Его струна вписывалась в транспортный поток, кольца, и глобальной сети. Лунный лифт вырос из земного кольца, прямо посередине, между космопортами транспортных струн, натянутыми с поверхности. Кроме доставки грузов на Луну, у лифта была еще одна важная задача. Он стабилизировал кольцо, как плечо маятника. Таким образом, нейтрализуя перекос в массе, его утолщенной части. Струна Лунного лифта тоже была двойной. Капсулы двигались по ней одновременно в обе стороны. Она ответвлялась, находясь в свободном парении, как хвост от нашей родной планеты. На конце струны был специально созданный спутник, оснащенный ионной системой коррекции. Грузовой модуль, достигнув спутника, соскакивал со струны, и продолжал движение дальше своим ходом, в сторону Луны. Модули были стандартными, и обладали только слабыми маневренными двигателями, и системой крепления к струне. При подлете к Луне, их подхватывали дроны, и затем, сформировав небольшой караван, тащили к космопорту, расположенному на орбите Луны. Там, их принимали под разгрузку другие роботизированные службы. А освободившийся дрон, подхватывал пустые контейнеры, формировал из них караван, и тащил обратно, к спутнику струны. После этого начиналась обратная отправка. Причем с Луны, в сторону Земли тоже шел небольшой грузопоток. И часть капсул была загружена. Все было подчинено четкой системе, которой управлял квантовый мозг Главка. Если бы не стабилизация кольца, особого транспортного смысла в этом лифте не было. А еще, мы могли отказаться от массы ионных планетолетов, использовавших Гелий3 для своих двигателей. Дроны работавшие в окрестностях Земли и Луны имели более современные, полностью электрические ионные двигатели.

К 2170 году мы очистили и перестроили околоземное пространство насколько могли, оставив в кольце только самые необходимые производства. Мы сократили транспортные перевозки в этом домене глобальной транспортной сети, почти на 70%. После этого Всемирный совет и Главк ввели мораторий, на изменение орбитальной группировки Земли и Луны. К концу 22 века должна была начаться финальная стадия проекта «Колыбель», над которым работали группы ученых Земли, Главка и Далькоса…..


3. Марсианские хроники.

Изначально застраивать и развивать Марс мы собирались, учитывая пожелания будущих колонистов. Был проведен опрос в Глобальной сети, на основании которого в 2080 году и была выработана, основная стратегия заселения. А спустя несколько лет, на Всемирном совете, впервые был принят архитекторский план, застройки целой планеты. Конечно, с учетом всех прошлых, земных ошибок. В общем, мы планировали превратить красную планету в зеленый рай для новых колонистов, и в поставщика натуральных продуктов питания для всей нашей цивилизации. И поэтому все здания, планировалось строить в основном, в один этаж. Благо места там имелось вдоволь. Будущие марсианские фермеры, уже могли получить большие участки земли, под будущие посевы. И для них были выделены огромные площади в провинции Эллада и Аргир. К концу прошлого века, было построено несколько крупных заводов по производства строительной смеси, из которой печатались все здания, специальными мобильными принтерами. Эта смесь делалась на основе технологии создания цемента из марсианского грунта, разработанной еще в начале 21 века. Строить жилье для будущих колонизаторов Марса мы собирались по новой технологии. Дома печатались объемным принтером, сразу со встроенными коммуникациями и энергетическим полупроводниковым покрытием. Окна формировались вместе с самими стенами, и обладали отдельными способностями. Они фильтровали и пропускали воздух в обоих направлениях. Таким образом, осуществляя пассивную, естественную вентиляцию. При нагревании солнцем, они вместе со стенами охлаждали внутреннее пространство жилища. Таким образом, создавая вместе со стенами, комфортный внутренний микроклимат, по настройкам жильца. Кроме того стены снаружи имели энергетическое покрытие снабжающее жилище электроэнергией. Используя это покрытие, стены могли менять свой цвет, и даже создавать несложные изображения. Все системы жилища управлялись встроенным искусственным интеллектом. Внутренняя поверхность стен, также представляла собой сверхчеткий экран на основе жидких биокристаллов. И он мог, создавать объемные изображения высокого разрешения. Являясь, таким образом, центральной мультимедийной компонентой всего жилища. Любое изображение, видеопоток, и информацию из глобальной сети, можно было вывести на какой угодно стене, или потолке. Кроме того, встроенные голографические проекторы могли усиливать эффект присутствия. Все стены и перекрытия, уже имели в себе встроенные системы коммуникаций. Подача воды и питательной пасты, осуществлялась универсальным бытовым ядром, которое устанавливалось в фундамент, во время постройки. Оно же занималось переработкой, и утилизацией мусора и отходов жизнедеятельности хозяев. И, именно через это ядро, жилище соединяется с внешним миром. Так как в нем находится небольшой квантовый мозг, с искусственным интеллектом, управляющим жилищем. Эти дома были нескольких стандартных типов. И к ним, впоследствии, можно было допечатать необходимый этаж, или помещение, подключив затем к ядру. И жилища данного типа, были основным постройками на Марсе. В них и проживала большая часть новых Марсиан….

Кроме того в разных частях планеты, предназначенных для заселения, были собранны небольшие, экологически чистые, роботизированные фабрики по производству различных готовых строительных блоков, из этого марсианского строительного материала. В технопарках была сосредоточенна вся марсианская промышленность, не считая шахт и мелких фабрик, разбросанных по всей поверхности. Так же были созданы роботизированные фабрики, по производству необходимых компонентов для будущих марсианских транспортных средств и систем коммуникаций. Часть фабрик и производственных комплексов, впоследствии, планировалось демонтировать. Но, таким образом, мы снизили транспортную нагрузку орбитальной струны. Так как до этого, большая часть необходимого для строительства, доставлялась с орбиты. В начале 22 века был построен мощный, экологически чистый завод, по производству больших силикатных плит. Ими, мы собирались проложить дно будущих искусственных водоемов. Силикатное сырье для него, доставлялось с автоматических шахт, расположенных на плато. Сначала мы собирались создать небольших водоемов, и соединить их каналами. Ведь нам нужно было много воды, для мелиорации земель. После повышения температуры полярные шапки растаяли и впитались в почву. И влаги для будущей биосферы катастрофически не хватало. Марсианская почва, была способна впитать в себя еще миллионы тонн воды. Но мы не знали, насколько это сможет повлиять внутреннее строение почвы и ядро планеты. А ученые климатологи и система мониторинга просчитали, что очень быстрое насыщение почвы влагой, может быть небезопасным для коры планеты. Ведь не так давно, мы неосмотрительно, очень быстро подняли общую температуру атмосферы и поверхности. И поплатились за это катастрофой, принесшей человеческие жертвы. И не смотря на все наши знания, мы до сих пор не могли точно рассчитать до мелочей, что может произойти с целой планетой. И поэтому, для начала, было решено строить водоемы с герметичным дном. Создав, таким образом, большие сети резервуаров с пресной водой, в каждой жилой области. И в первую очередь, вблизи крупных фермерских хозяйств. Для строительства первых водоемов, мы собирались использовать купола городов. Которые, вскоре будут совсем не нужны. А потом, производить для этого силикатные плиты в технопарке. Таким образом, мы собирались покрыть за несколько десятков лет всю поверхность Марса сетью водоемов различной вместимости. А в будущем, создать уже природные моря там, где они были раньше. Существовала еще одна, очень большая проблема. По доставке воды с орбиты. Туда дроны притащили два больших ледяных планетоида с пояса астероидов. Резать их на куски, и бомбардировать поверхность теперь было опасно. Так как колонисты, не смотря на маски, работали уже во многих марсианских областях. Стандартные спускаемые платформы, имели ограничение по весу. И инженеры Далькоса разработали специальный посадочный модуль, которым мог управлять мощный рейдер, типа «Паллада». Планетоид обернули сеткой из струны. И потом просверлили лазером несколько сквозных отверстий. Для системы спуска модуля. Она представляла собой обруч, опоясывающий водный планетоид. На нем были размешены тормозные двигатели. Таким образом, мы планировали плавно опускать огромные глыбы замерзшей воды с орбиты, прямо в готовые резервуары. Но пока, статики Главка, по многу раз пересчитывали траектории и нагрузки. А система мониторинга прорабатывала безопасные варианты. Способ был очень рискованный, но жизненно необходимый. Для начала мы планировали опустить 45 млн. литров воды. И этого должно было хватить, для запуска начального цикла настоящей биосферы. А еще, этому должны помочь целые поля, засеянные новыми бактериями. Они вырабатывали азот и кислород, поглощая углекислый газ. Кроме того, они же, перерабатывали почву, готовя ее, под будущие посевы фермеров и колонистов в сельскохозяйственных регионах красной планеты. Таким образом, мы планировали где-то, к середине 22 века, получить нормальную, жилую планету. Хотя и с меньшей силой тяжести. Ведь вскоре, мы собирались сокращать и перестраивать лунную и земную орбитальную группировки. И поэтому, миллионы луннариев и орбитальников теперь, имели куда переселяться. И к концу основной части атмосферной терраформации, на Марсе жило уже около 210 миллионов человек. И еще больше миллиарда по подсчетам Главка, потенциально готовы были переселиться, с Земли и других частей Солнечной системы. Но первыми марсианами были, в основном, как раз лунарии. И все же, существовала самая главная проблема, сдерживающая массовую колонизацию Марса. Это его низкая сила тяжести. И решить ее, не смотря на все свои знания, и технические возможности, мы пока мы не могли. И уж тем более рисковать, целой, почти заселенной планетой, ради эксперимента. Было много предложений по поднятию силы тяжести на марсе. Вплоть до изменения орбиты. Но глобальная система мониторинга и компьютерные модели ученых, предсказывали весьма неутешительные результаты, таких действий. И практические работы в этом направлении, были временно свернуты. Хотя Далькос к тому времени, провел два успешных эксперимента с Умбриэлем. Но пока, Всемирный совет счел это опасным. А терраформация и заселение Марса, медленно и планомерно продолжалась, согласно планам Всемирного совета, Главка и Далькоса. И теперь большее внимание мы могли уделить другой планете, почти двойнику Земли, Венере. Кроме того, мы планировали вести у Солнца работы по постройке энергетической сферы. Поэтому некоторые элементы марсианской орбитальной группировки, постепенно буксировались на орбиты Венеры и Меркурия. А на Марс, со временем, после полной терраформации, по нашим подсчетам, могли переселиться около двух миллиардов граждан Солнечной системы. И это было уже серьезное облегчение, для нашей колыбели разума. Несмотря на то, что рождаемость стала немного снижаться, намного выросла продолжительность жизни. На земле по-прежнему проживало, около 10 миллиардов человек. И еще 2 миллиарда жило по всей Солнечной системе. А Венера, по нашим подсчетам, после терраформации сможет вместить более 5 миллиардов. И на базе этого, Всемирный совет, по настоянию Главка принял план жилой колонизации внутреннего кольца. Самой основной, для проживания должна была стать триада планет, состоящая из Земли, Венеры и Марса. В будущем мы планировали связать эти планеты прямой, более совершенной транспортной системой. И пока только они, будут нашим основным космическим домом. Так как, к тому времени, еще не был изобретен способ простого и быстрого перемещения в другие звездные системы. Хотя там, мы уже нашли сотни удобных для проживания планет, даже без сложной терраформации. А несколько из них, были почти двойниками нашей земли. Правда, без каких либо обнаруженных пока, биологических форм жизни. Но к несчастью, путь к звездам, для нас был еще закрыт. Но и сама Солнечная система, еще имела большой потенциал для колонизации…..


4.«Томсон». Суперколлайдер.

К началу 22 века, мы до так и не нашли, практического подтверждения существования гравитонов. Хотя с помощью проекта LIGO, запущенного, еще в середине 21 века, довольно много узнали о природе сил тяготения, и даже смогли косвенно засечь, сами гравитационные волны. Чем, еще больше подтвердили правильность Общей теории относительности, и сделали еще шаг к общей теории поля. К нашему большому сожалению, с того времени, экспериментальная квантовая физика находилась практически, в застое. Это случилось, после серьезной аварии в ЦЕРНе в 2034 году. В результате нее погибло 256 человек. А местность на 50 км. вокруг, подверглась радиоактивному заражению. И поэтому Всемирный Совет, запретил проводить на Земле все крупные практические исследования, в области ядерной физики. А через несколько лет после изобретения энергетического покрытия, начался постепенный вывод из строя и демонтаж классических реакторов. Затем, постепенное закрытие атомных электростанций, и дезактивация всех ядерных могильников, и зараженных областей. И после создания безопасных термоядерных реакторов, все другие, крупные проекты в области ядерного синтеза, были временно заморожены. Теперь физики ядерщики, занимались в основном усовершенствованием готовых типов термоядерных реакторов и теоретическими, научными разработками. Большинство из них, ушли работать в другие, более практические области, в основном в Главк и Далькос. Но к концу столетия стало абсолютно ясно, что без дальнейших практических исследований в области квантовой физики мы, не сможем понять природу и эволюцию вселенной. Поэтому не найдем новый способ перемещения в пространстве. Который нам, будет так необходим, для выхода к звездам. К тому времени, почти вся теоретическая квантовая физика, стала частью астрофизических исследований. Технологическая сингулярность пошла немного на спад, и человечество больше занималось, практическим освоением и заселением Солнечной системы. И наши ресурсы, и технологическое развитие было направлены скорее на это. Теперь, большую часть Верховного совета составляли инженеры и ученые Главка. И возможно, поэтому, к концу 21 века мы, к сожалению, не имели ни одного работающего коллайдера или ускорителя. Работа над поиском гравитационных волн в космосе, велась с помощью усовершенствованного детектора LISA, который дроны перетащили на орбиту Юпитера. И к этому, постепенно подключался гравитационный детектор Ока. И в 2095 году Всемирный совет принял решение построить суперколлайдер «Томсон», и в первую очередь, для поиска гравитона. А точнее, для практического подтверждения его существования. И еще, для работ, по созданию новейшего подпространственного двигателя. А, кроме того, еще существовала огромная, теоретическая дыра, в создании единой теории поля и гравитационных струн. Проект суперколлайдера был разработан физиками и астроинженерами Главка за несколько лет. И в 2131 году Далькос начал его строительство. Уже через несколько лет, было произведено, достаточно основных блоков, для начала создания его кольцевой конструкции. Ведь, после постройки Ока, большая часть промышленной группировки Далькоса, была переориентирована на этот, перспективный проект. Еще с начала 2129 года, создавались универсальные производственные комплексы, возле кольца Сатурна. Вскоре они начали, производить блоки для будущего суперколлайдера. Сырье для их создания вырабатывал металлургический комбинат, который раньше работал на проект Око. Когда производственный комплекс, произвел два первых элемента блока, для будущего кольца коллайдера, астроинженеры, на месте, произвели их стыковку, и тестовые испытания. После чего, доработали производственную программу комплексов, и их пресс-формы. И, с помощью комплекса-дубликатора, комплекс был клонирован еще в четыре, таких же. Теперь пяти их хватало, для почти полной загрузки производственных мощностей металлургического комбината. Ему нельзя было остывать, чтобы не потерять работоспособность. Несколько лет, произведенные элементы доставлялись на орбиту Юпитера, прямо к базе «Галилей», дежурными рейдерами, и планетолетами Далькоса. Там они, специальными бригадами дронов с интеллектом среднего уровня, оснащались дополнительным оборудованием. На них устанавливалась волновая начинка, и редукторы магнитного левитатора. Затем другие дроны, планомерно стыковали элементы в одну огромную, полую трубу. Она летела вместе с базой, по ее орбите, постепенно вырастая, в одну строну. Через время, она уже огибала поверхность огромной планеты, как серп. Рейдер «Паллада» постоянно дежурил у дальнего края, корректируя его положение. И через несколько лет, с базы Далькоса, его уже не было видно, из-за Юпитера. Конструкция постепенно приобретала форму кольца. И после полной сборки, оно должно было замкнуться прямо у базы «Галилей». В 2138 году началось строительство восьми детекторов, расположенных по всей длине, этого гигантского ускорителя. А затем, параллельно у базы «Галилей», началось создание бустера, и протонного синхротрона. Каждый детектор, и сам синхротрон, питались от своего термоядерного реактора. Центральный пост управления устройством, должен был находиться прямо на «Галилее». Базу, после сборки, в целях безопасности, планировалось поднять на более высокую орбиту. После чего, управление коллайдером, и эксперименты на нем, должны будут производиться только дистанционно. Проектирующаяся для Солнца энергетическая сфера, должна будет собираться инженерами Далькоса, по такому же принципу. И после постройки коллайдера, производственные модули, будут отбуксированы на орбиту Венеры. И поэтому, построенные производственные комплексы были частично универсальными.

В 2145 году мы закончили постройку суперколлайдера «Томсон», именованного так в честь английского физика. Называя свои объекты в честь знаменитых ученых, чей гений помог нам достичь космических высот, мы, таким образом, не только отдавали им дань уважения. Мы подсознательно старались не терять связь со своей колыбелью разума и ее историей. И, кроме того, было приятно теперь, лететь к «Эйнштейну». Гостить на орбите у «Гагарина», или посетить «Ньютона». Таким образом, мы придавали всей Солнечной системе немного земного смысла, давая чему только можно земные названия. Этим, возможно, мы создавали немного уюта, в своем новом космическом доме. Ведь, не смотря на все космические притязания, многие из нас скучали по своему земному дому, находясь за миллионы километров от него. И почти все, родившиеся на Земле, очень часто летали туда в отпуск, или к родным. Родившиеся за пределами планеты предков, в школьной программе проходили курс истории колыбели разума. И туда входило обязательное посещение Земли. Там они могли отправиться на экскурсию, в туристический поход, или просто пожить в понравившемся историческом городе. Окунувшись в атмосферу прошлого….

2145 год. На начальном этапе испытаний «Томсон», принес много хлопот. Очень плохо работал главный термоядерный реактор. И ядерщики, все никак не могли стабилизировать его плазму. Он был нового, более экономичного типа, и был еще не до конца оттестирован. Пока шла его доработка, рейдер «Паллада» делал облет за облетом, проверяя конструкцию кольца. По ходу движения стаи дронов устраняли мелкие неполадки. В 2146 «Томсон» запустили. Но через несколько месяцев, кольцо разорвалось от удара метеорита. Испытания были остановлены. На ремонт ушел год. Затем «Томсон» снова начали тестировать. И стразу начались проблемы со стабилизацией кольца. И поэтому, пробные выстрелы частиц не достигали камеры детектора. Коллайдер вращался вокруг Юпитера, вместе с базой «Галилей». Она висела недалеко, от бустера синхротрона, и с нее осуществлялась работа по запуску коллайдера. В течение года, мы никак не могли достичь идеальной окружности кольца коллайдера, необходимой для работы «Томсона». Два квантовых мозга на Ганимеде, работали на предельном режиме, рассчитывая точную орбиту для кольца, с учетом мощной гравитации Юпитера. А потом оказалось, что на работу магнитных левитаторов кольца, отрицательно влияет сама база «Галилей». И самое главное, ее магнитное излучение. Это не было для нас большим открытием. Просто на начальном этапе, в расчеты, прокралась ошибка. Сначала мы пытались подкорректировать орбиту кольца вертикально, не убирая базу далеко. Но нам, все же, пришлось ее отвести, на более высокую орбиту Юпитера. Что бы, все системы управления работали исправно. Ранее, нам приходилось держать «Галилей» как можно ближе к кольцу, что бы избавиться от запаздывания сигнала, из-за расстояния. Система управления должна была реагировать на изменения, как можно точнее. И после перевода базы на более высокую орбиту, нам пришлось построить промежуточный ретранслятор. Теперь он вращался вокруг Юпитера, точно между бустером суперколлайдера и «Галилеем». На ходовые тестовые испытания Всемирный совет отвел целых десять лет. Опираясь на печальный опыт земного ЦЕРНа. И физики Далькоса не протестовали. Им, и на время испытаний, хватало интересной работы. Они хотели пройти всю цепочку, открытий в квантовой физике с самого начала. Шаг за шагом, снова изучая опыт своих предков. Снова открывая частицы, и вникая в суть их взаимодействий. И это была абсолютно новая научная дисциплина. Они назвали ее, Квантовой эволюцией разума. И многие считали, что именно она приедет нас к гравитону, и общей теории поля…..


5. Терраформирование Венеры и облачные города.

Венерой мы начали серьезно заниматься еще в середине 21 века, сразу после создания ВКОК. Для колонизации она подходила на первый взгляд больше, чем Марс. У нее была, почти нормальная, для землян сила тяжести. Но сложные, почти адские условия ее атмосферы, ставили тогда наших ученых в тупик. И для ее терраформации, по их подсчетам требовалось, около века. И поэтому мы выбрали Марс, в качестве первой жилой планеты, после своей родной Земли. А на Венере, тем временем начали серию подготовительных экспериментов. Тогда у нас пока еще не было, практического опыта в терраформации. Еще в 2059 году на орбиту Венеры была запущенна первая научно-исследовательская база Далькоса. В ее задачи, в первую очередь, входило наблюдение за короной нашего светила и изучение его строения. База собирала и обрабатывала данные сети дронов, которые летали вокруг Солнца. И вскоре она начала понемногу разрастаться и достраиваться. После удачного эксперимента по терраформации Европы, сюда прибыли специалисты, которые начали заниматься исследованиями и подготовкой к изменению Венеры. За несколько лет, они собрали с помощью новой сети дронов, достаточно информации, об ее атмосфере и поверхности. И, в 2090 году Всемирным советом, на основе их исследований, был принят общий план терраформации и колонизации Венеры. И, параллельно с ним, постройки вокруг солнца энергетической сферы. Она навсегда должна была решить проблему недостатка энергии, во всей Солнечной системы. После принятия плана колонизации, Венерой вплотную занялся Главк. Его стратеги и специалисты, начали готовить сырьевой и технологический плацдарм, для создания Венерианской орбитальной группировки. А база Далькоса продолжала работать, обеспечивая научную поддержку проекта терраформации. Затем астроинженеры и монтажники Главка начали строить на орбите Венеры производственные комплексы и временные жилые базы. И постепенно, туда начали переселяться первые специалисты и будущие колонисты. А к 2095 году на ее орбите был построен сферический город на 50000 жилых мест. Для Венеры, была разработана отличная от Марса стратегия терраформации и перестройки. В первую очередь потому, что планеты довольно сильно различались по всем основным параметрам. Самым главным отличием утренней звезды было то, что она имела, почти земную силу притяжения, и довольно плотную атмосферу. И эти два фактора очень сильно отличали ее от Марса. Но, несомненно, на Венере, могла быть использована, также большая часть марсианского опыта. И в первую очередь, были учтены негативные стороны поспешной терраформации. Каждый крупный шаг планетарных изменений, теперь просчитывался глобальной системой мониторинга. В первую очередь в целях безопасности. Кроме этого, ученые Далькоса, кроме терраформации, занимались здесь эволюционным программированием. Это была довольно молодая, научная дисциплина. Практически это было, новое направление эволюционики, астробиологии и других смежных наук. Здесь разрабатывалась методология создания искусственной, начальной биосферы на подходящих для колонизации планетах. Которая впоследствии, должна была развиваться в стабильную, многоклеточную биологическую жизнь. Что, в перспективе, должно было привести, к появлению разумных существ. И эта нова научная дисциплина, можно сказать, родилась на орбите Венеры. Но над ее развитием, параллельно работали десятки ученых и теоретиков как Далькоса, так и Главка, по всей Солнечной системе. Так как, в перспективе, это позволило бы не просто в будущем колонизировать планеты, а даже запускать на их процесс самостоятельной эволюции. А потом корректировать ее, в нужную сторону развития. Естественно, такой процесс занял бы миллионы лет. Но именно ускорение его, теперь было одной из главных задач, этой научной дисциплины будущего.

Стратеги терраформации Венеры, была разделена на несколько этапов. На первом, велась разработка специальных бактерий и мелких организмов. А потом засевание ими планеты, и ее атмосферы. Они должны будут стать основой, новой биосферы. И в первую очередь за несколько десятков лет, убрать избыток СО2, которого в атмосфере было около 80 процентов. Переработав его в кислород и азот. Вторым этапом было создание на орбите между Венерой и Солнцем специального защитного экрана, а затем насыщение поверхности водой. Экран, должен будет постепенно снизить температуру тела планеты, и ее воздушного покрова. В результате чего, со временем, оставшаяся часть СО2, выпадет на поверхность, в виде сухого льда. И в дальнейшем, этот экран будет постоянно защищать Венеру, от солнечного излучения, и тонко стабилизировать температуру. Так же, в результате остывания, на планете снизится давление воздуха. Но здесь, в отличие от Марса основную работу по терраформированию, должны будут выполнить бактерии и микроорганизмы, а не атмосферные процессоры. Третьим этапом было создание искусственной магнитосферы планеты. Венера, как и Марс, ею практически не обладала. На Марсе ее создавала орбитальная группировка, и специальные индукционные стратостаты. На Венере же, мы решили применить почвенную технологию. Создав для этого, прямо на поверхности планеты, замкнутый электромагнитный контур, который будет проходить по экватору. Таким образом, стабильное магнитное поле покроет почти всю Венеру, кроме полярных шапок. И со временем намагнитит планету. Этот контур позволит, кроме того, в областях близких к экватору применять жилые левитаторы и воздушные города. Для их работы требовалась, плотная магнитосфера, как на Земле. Туда, в последствие, планировалось отбуксировать, уже созданные воздушные города. Именно в них, еще в 2092 году, поселились первые настоящие колонизаторы этой планеты. Венера, к сожалению, пока обладала, довольно плотной и агрессивной атмосферой. Здесь были огромное давление, и высокая температура у поверхности, до высоты в 80 км. Практически вся атмосфера планеты вовлечена в один гигантский ураган, который вращается вокруг поверхности планеты, с большой скоростью. А над густым слоем облаков начиналась стратосфера, с абсолютно прозрачным и спокойным воздухом. Даже с большой примесью кислорода. Это был слой, высотою в несколько десятков километров. В 2065 году туда были спущены несколько автоматических аэростатов, которые до конца века, успешно занимались исследованием этой части Венерианской атмосферы. Одной из главных проблем Венеры было почти полное отсутствие воды, даже в виде пара. Решить эту проблему планировалось, с помощью постепенной бомбардировки ее поверхности, небольшими водными астероидами. Всего на планету нужно было доставить сотни миллионов тонн воды. Кроме того у Венеры была еще одна, можно сказать, самая большая проблема, период ее вращения вокруг своей оси. Сутки на Венере длились 117 земных дней. И поэтому бомбардировка астероидами подразумевала в себе, еще частичное изменение скорости вращения планеты и наклона ее оси. Таким образом, мы планировали уменьшить сутки, до 67 земных. И это был безопасный предел для внешнего воздействия, по расчетам системы мониторинга. Дальнейшее изменение, могло негативно повлиять на природную орбиту планеты, и дестабилизировать ее ядро. Более точно регулировать длительность дня и ночи, мы планировали с помощью солнечного экрана. Диаметр водного планетоида, который притащили дроны из кольца астероидов, составил 500 км. Но прежде чем создавать гидросферу, перед бомбардировкой, нужно было хорошо охладить планету. Пока, дроны резали планетоид на куски поменьше, и сбрасывали на планету. Они делали это под определенным углом, и с заранее рассчитанной скоростью. Этот процесс занял несколько десятков лет. За это время был построен экран. Он висел в первой точке Лагранжа, между Венерой и Солнцем и медленно набирал непрозрачность. Весь процесс охлаждения, и торможения вращения, должен был занять около тридцати лет. Чтобы резкое остывание, опять не создало марсианские проблемы. Только теперь, работающая глобальная система мониторинга просчитывала все возможные варианты развития событий. С оглядкой на влияние других космических тел. А самое главное с учетом близости к Солнцу. Кроме того большие сети сканеров, научной базы постоянно мониторили температурные процессы внутри и на поверхности планеты. И теперь, уже точно, все было под контролем. Ведь терраформация Венеры, была детально продуманна и спланирована совместно, стратегами Главка и учеными Далькоса. И поэтому, только к 2140 году, не торопясь, мы планировали начать заселение планеты. После завершения основного процесса терраформации. А до этого, на ее поверхности люди почти не жили. За исключением нескольких десятков астрогеологов, работавших на небольших стационарных базах с высшей защитой. Все это время, на орбите Венеры постепенно наращивалась промышленная и жилая группировка. Большая часть ее элементов и производственных комплексов, была доставлена сюда, с земной и марсианской орбиты. Сырье для ее работы поставлялось прямо с пояса астероидов, по специальному транспортному кольцу. Несмотря на это, к началу 22 века на самой Венере, точнее сказать в ее стратосфере уже жило, около двадцати тысяч человек. Первый крупный облачный город был построен здесь, еще в 2094 году. Его создали земные воздухоплаватели, а элементы конструкции для него, производились орбитальной группировкой. Получалось, что первыми колонизаторами Венеры были одни из многих энтузиастов, которые осваивали, в свое время, воздушный океан, нашей родной планеты. Ранее они жили в воздушных городах Земли, и на платформах левитаторах. Большая часть из них были пилотами, авиаконструкторами и инженерами. И они построили первый большой город, который называли «Райт». Он представлял собою громадную сигару, напоминавшую цеппелин, наполненную концентрированным гелием. В ее теле, был создан жилой комплекс, на несколько тысяч мест. Второй город напоминал полую платформу, на которой было два прозрачных купола. Затем, здесь со временем, были построены несколько десятков городов, разной формы и конструкции. Это был настоящий рай для конструкторов и инженеров, не представлявших свою жизнь без неба. Каждый облачный город, для безопасности имел секционную конструкцию газового резервуара. И если одна секция, заполненная гелием, повреждалась, другие продолжали удерживать город на весу. Под днищем городов городом размещались платформы для летательных аппаратов. Такой вид жилья, сначала казался сначала ненадежным. Но жившие в них люди, любили жить в небе, и часто рисковали жизнью. На Земле, к концу 21 века, воздушные города и все платформы левитаторов, были постепенно демонтированы. В целях безопасности, и в связи с программой чистого неба. В воздухе, могли теперь находиться только легкие прогулочные стратостаты, небольшие самолеты, планеры, и капсулы, с электрическими двигателями. Тогда, большая масса бывших пилотов и авиаконструкторов ушли в космонавтику. А те, кто не представлял свою жизнь без настоящего неба, отправились покорять Венеру. И именно они создали, и заселили первые облачные города. Хотя тогда, практического смысла в них не было. Но этим людям, было нужно куда-то применить свою кипучую натуру. Кроме того, многие из них были опытными экологами и климатологами. И поэтому занимались на Венере, очень важными разработками в формировании будущей биосферы планеты. Вскоре, еще часть ученых и других специалистов, переселились с орбиты, в эти города. Теперь безопасность их, обеспечивались страховочными струнами. Которые, в случае необходимости, могли выстреливаться в сторону орбиты. А там их уже подхватывали рейдеры или средние планетолеты. Таким образом, они могли удерживать город, сколько нужно в воздухе, для эвакуации жителей. Но это вряд ли могло понадобиться, так как крепкое газовое тело города, способен был пробить только крупный астероид. Но они, отстреливались лазерными пушками орбитальной группировки, еще на подлете. Поэтому на Венеру теперь падали только те тела, которые были нам нужны. И только в специально отведенных местах. Воздушные города имели посадочные площадки, с которых стартовали самые разные самолеты, вертолеты и другие летательные аппараты, выдуманные человеком. Здесь был исторический срез земной истории воздухоплавания. Иногда аппараты довольно старых конструкций и экзотических форм. Здесь был поистине рай, для пилотов и воздухоплавателей. Но снижаться городам, было крайне опасно, так как слой облаков под ними, еще содержал в себе капельки серной кислоты. И падение в такое облако, было равнозначно смерти. И поэтому пилоты, носили вне городов специальные скафандры высшей защиты, оснащенные парашютами. Но даже в нем, на поверхности планеты, сложно было выжить человеку, из-за чудовищного давления. Такой скафандр, несмотря на свой прочный, кибернетический экзоскелет, мог дать человеку, всего несколько часов жизни, на поверхности. И это подстегивало, многих воздушных экстремалов, еще больше. Но после того, как температура атмосферы начала снижаться, в результате активной фазы терраформации, состав и скорость атмосферы начали меняться. И жителей воздушных городов, пришлось частично эвакуировать. Так решила система мониторинга, сделав заключение на основе научных данных с планеты. Начались движения больших масс воздуха и сильные бури и торнадо. И облачные города временно опустели...

В отличие от Марса, колонизация которого считалась заслугой Главка, Венеру заселяли всем миром. Колонизация ее была совместным проектом Главка, Далькоса и Земли. А точнее, всего сообщества Солнечной системы. Но именно воздухоплаватели земляне, которых называли летунами, заслуженно считались первыми колонистами. И заявок на переселение сюда, было больше всего с Земли. Так как большинству землян, желающими стать колонистами, не нравилось жить в условиях пониженной силы тяжести. Небольшая часть из них вернулась с Марса домой, так и не привыкнув к низкой гравитации. К 2150 году, переселиться на Венеру изъявили желание около 3 миллиардов человек. Но начальный проект застройки, и развития уже терраформируемой планеты, составляли именно первые колонисты. В первую очередь, они отвели полосу экватора под свои воздушные города. И вместе, с учеными Далькоса, они придумали для Венеры абсолютно новую систему орбитального транспорта. Так, было решено создать, цепочку из воздушных городов расположенную по экватору. А, а точнее сказать, восходящую на орбиту спираль. Города должны цепочкой подниматься вверх. До стратосферы, а оттуда, прямо в открытый космос. Расстояние между ними будет в несколько сотен километров. И можно будет добраться на орбиту, перепрыгивая от одной платформы города, на другую. И таким образом, по спирали подниматься или опускаться. Изначально схема выглядела довольно громоздкой, в отличие от привычной струны орбитального лифта. Но первые колонисты настояли ее постройке. А по скорости доставки она почти не уступала построенному орбитальному лифту. Так как капсулы его, пока поднимались медленно, из-за сильных ветров Венеры. А опускались, с еще меньшей скоростью, что бы исключить перегрев, в верхних слоях плотной атмосферы. Поэтому инженеры Далькоса, предложили связать все города струнами. Создав, таким образом, спиральный орбитальный лифт, проходящий через новые жилые платформы и уже построенные города. Расположенные вдоль экватора планеты. Города планировалось оснастить, еще и магнитными левитаторами, для большей устойчивости. Главной выгодой такой конструкции, оказалась, в первую очередь, обеспечение транспортного сообщения, именно между воздушными городами, хоть и по цепочке. Поэтому, летуны настояли на постройке такого сложного, планетарного сооружения. Климатологи и специалисты по атмосферам рассчитали, что после терраформации, на Венере будет довольно плотная, спокойная атмосфера, по составу похожая на земную. С постоянными перемещениями воздушных масс, и довольно густой облачностью. Но света должно было хватать, так как Солнце было рядом. И, кроме того, уровень освещенности планеты можно было плавно регулировать космическим зонтом. А в процессе создания гидросферы, появятся реки, озера, а затем и моря. В результате планета должна получиться, довольно жаркой. Средняя температура колебалась от +10, до + 40. Можно сказать, что на большей части ее поверхности будет преобладать Субтропический климат.

Начать массовое заселение Венеры планировалось, через пять лет после завершения основной фазы терраформации. Теперь еще несколько десятков лет, биосфера планеты будет спокойно стабилизироваться, уже природным способом, без серьезной внешней коррекции. Но на основную фазу стабилизации, отводилось около пяти лет. Полностью терраформация планеты, должна была закончится, где-то к 2170 году. И именно после этого, на нее начнут доставляться большие партии колонистов. Пока же планетой занимались астроинженеры, монтажники и летуны. Для проведения предварительных работ, на поверхность была натянута стандартная струна лифта, с орбитального космопорта «Венера». И после этого, начался монтаж обмотки редуктора, проходящего точно по экватору, предназначенного, для создания магнитосферы. И параллельно, постройка временных жилых баз, для строителей и персонала. Большая часть элементов обмотки, доставлялась с орбитальных производственных комплексов. К концу фазы стабилизации на поверхности планеты уже жило и работало около 50.000 человек. Мы понимали, что еще, на несколько десятков лет, получили планету дождей и сильных ветров. Процесс пассивной терраформации получался довольно длительный. Но мы не собирались торопиться, повторяя свои марсианские ошибки. Кроме того терраформы Далькоса имели возможность провести дополнительные исследования, вместе с системой глобального мониторинга. Эти ученые, которых теперь называли терраформами, уже теоретически могли изменить для колонизации, любую планету, не только земного типа. Опыта Марса и Венеры, вместе с новыми математическими моделями, им было для этого достаточно. К 2170 году, Венера уже начала довольно активно застраиваться, и заселяться. Новые колонисты и специалисты, прибывшие по стандартной орбитальной струне, начали работы по созданию будущей инфраструктуры планеты. А летуны, вместе с астроинженерами Далькоса, закончили к 2167 году, работы по запуску почвенного индуктора магнитосферы. Часть из них начала строить на поверхности новые города и платформы левитаторы, и запускать их, монтируя стабилизационные струны. Которые должны будут, поддерживать стабильно в воздухе, всю эту цепочку городов, на разных высотах. Было решено привязать все объекты, этого спирального лифта, к поверхности планеты. Каждый тремя струнами, для устойчивости, пока не утихнут ветра. Эти стабилизационные струны, будут удерживать города в натяжке, даже под напорами сильного ветра, точно, в определенных точках планеты. Первый объект этого спирального лифта, висел не высоко, почти над поверхностью. Потом цепочка дела оборот вокруг планеты, постепенно поднимаясь. И последний город, который теперь находился над первым, был уже почти на орбите. По сути, он был космической станцией космопортом. Своими ионными двигателями он стабилизировал всю систему. Все длины струн были тщательно рассчитаны, с условием небольшого момента натяжки. Кроме того, свои старые города, летуны уже давно начали размещать вдоль экватора планеты, по заранее намеченной схеме, прямо над обмоткой магнитного редуктора. Они, как первые колонизаторы Венеры, изначально были равноправными участниками создания плана генеральной застройки, хотя не работали ни в Главке, ни в Далькосе. Но в основном, новую поверхность Венеры, разрабатывали планетарные дизайнеры Главка. Это были специалисты нового профиля, которые занимались планированием ландшафта новых, колонизированных планет, в комплексе. Так сказать, планета под ключ….

2190 год. Водные емкости медленно росли, создавая реки и озера. Вскоре, планета начала разделяться на два континента. Афродиту и Иштар. Причем второй состоял из множества островов и архипелагов. Омывающий их океан Снов, достигал кое-где, глубины до 50 метров. Но почва продолжала впитывать воду, как губка. И океан понемногу мелел. Но через несколько десятков лет, активное движение водяных масс в гидросфере, должно будет стабилизироваться. И круговорот влаги, вернет часть воды обратно на поверхность. После чего биосфера окончательно стабилизируется. И Венера, понемногу начнет оживать…..


6. «Солар». Глобальная энергетическая.

Даже к концу 21 века, несмотря на все успехи в производстве дешевой, и экологически чистой энергии, самым мощным источниками энергии, до сих пор были термоядерные реакторы. Они использовали, в качестве основного топлива, дефицитный Гелии3, который мы добывали, в основном на Луне. К тому времени мы научились производить компактные, и достаточно безопасные реакторы разных типов и мощностей. Они использовались как основные источники энергии, для орбитальных городов, космических кораблей, баз и других космических объектов. А самое главное для крупных металлургических и промышленных комплексов, где ее требовалось гораздо больше. Во всех остальных случаях, применялось внешнее энергетическое покрытие, нанесенное на поверхность объектов, и разные типы солнечных батарей. Кроме того повсеместно использовались квантовые накопители электричества, различной емкости, которые были по сути мощными аккумуляторами. Кроме того они умели хранить, еще и большие объемы информации. Но всего этого было катастрофически мало, в особенности для будущих глобальных проектов нашей цивилизации. Мы начинали испытывать небольшой энергетический голод. Начиная с 2110 года, для частичного удовлетворения потребностей внутреннего кольца, мы начали строить небольшие солнечные электростанции, прямо на орбите, вблизи Солнца. И расположили на Меркурии, мощный энергетический Хаб, с сетью приемников. Он концентрировал энергию, собранную от этих электростанций. А затем отправлял ее, по лазерному лучу, через несколько ретрансляторов, к центральному распределителю. Который был запущен по орбите, между Землей и Венерой. Но энергии все равно не хватало. А запасы Гелия3 в Солнечной системе, планомерно, нами истощались. А космическое хозяйство стремительно разрасталось. Кроме того, Гелий3 все больше требовался для работы ионных двигателей космических кораблей. К 2129 году, вокруг Солнца уже вращалось на несколько десятков солнечных электростанций разной площади. Их орбиты, мы расположили под углом, к плоскости эклиптики Солнечной системы. Для того, что бы они, не закрывали свет нашей звезды, так необходимый другим планетам. И поэтому, эти поля солнечных элементов, двигались по сложной схеме, иногда перекрывая друг друга. Вся система была очень громоздкой, ненадежной и сложной в управлении. Солнечные электростанции часто выходили из строя, под действием протуберанцев и других выбросов нашей родной звезды. Они имели свои собственные квантовые накопители, и когда Солнце закрывало от них Меркурий, они собирали энергию в них. А затем передавали на Хаб. Была еще большая проблема с доставкой энергии от него, к распределителю. Меркурий и Земля вращались вокруг Солнца с разной скоростью. Поэтому, Меркурий делал на четыре оборота больше, чем наша планета. Кроме того часть энергии предназначалась для Венерианской орбитальной группировки. А передача энергии по лазерному лучу, еще и несла определенную опасность, для всего, что окажется на его пути. В 2123 году лазерный луч сжег рейсовый лайнер, у которого вышла из с троя система навигации. Тогда погибло 214 человек. Нам срочно требовалось решение энергетической проблемы, теперь уже, глобальное, в рамках всей Солнечной системы. И поэтому, параллельно с колонизацией Венеры, мы решили начать постройку вокруг нашего Солнца, энергетической сферы. В связи с этим, в 2130 году, Всемирный совет совместно с Главком и Далькосом разработал проект энергетической реконструкции Солнечной системы. Он назывался «Солар». Это был, по сути, план создания глобальной энергетической сети. Согласно нему, кроме постройки энергетической сферы, планировалось запустить сеть приемников-распределителей, по всей Солнечной системе. И еще, систему производства и обслуживания, сменных тороидальных накопителей, которые должны были заменить малые термоядерные реакторы. Практическую сторону проекта осуществлял Главк. Научную, Далькос. А Земные и Марсианские ученые занимались созданием накопителей и более мощных лазерных установок, для передачи энергии. И на этот проект, так же работала вся Солнечная система, в виду его всеобщей важности. Вначале мы планировали, построить вокруг нашей звезды, энергетическую сферу. Покрыв орбиту вокруг Солнца, более крупной сетью солнечных электростанций. Но в 2132 году, группа квантовых физиков Далькоса, разработала безопасную технологию удержания плазмы, в сверхпроводящем поле. И это позволило отказаться от солнечных элементов вообще. Теперь мы умели управлять плазмой. И нам открывались, совершенно новые технологические и энергетические горизонты. Поэтому, было решено строить не сферу, а энергетический обруч. Согласно всем расчетам, это плазменный шнур, будет настолько мощным, что позволит обеспечить всю Солнечную систему энергией на десятки лет вперед. Учитывая даже самые смелые технологические проекты будущего. А в перспективе, даже поможет перемещению в пространстве, с помощью новых технологий.

С 2132 года, в несколько этапов, началась реализация проекта. Для начала мы усилили орбитальную группировку для этого проекта, на орбите Венеры. Построив два временных орбитальных города для будущих строителей. И в них заселились астроинженеры и монтажники Главка. С помощью программ, управляющих дронами-строителями, они занялись возведением орбитального космопорта «Венера». И к концу 2133 года, он включился в глобальную транспортную сеть. Параллельно с этим велись все запланированные работы по терраформации Венеры. Затем нам, временно пришлось отключить Меркурий от существующей энергетической системы. Что бы, не подвергать риску строителей. К 2137 году, все солнечные электростанции были демонтированы, и утилизированы. Теперь мы, временно зависели только от термоядерных реакторов и малых источников энергии. После этого, на орбиту Меркурия были отбуксированы производственные комплексы, ранее выпускавшие элементы для суперколлайдера. Астроинженеры перестроили их, и модернизировали. После чего, они начали методично штамповать все необходимое для строительства энергетического кольца. Из сырья, которое доставляли по транспортному кольцу, солнечные парусники. А в это время стаи дронов-сборщиков планомерно состыковывали все в один пояс, постепенно направляя его по орбите вокруг Солнца. Программа их поведения, напоминала строительство суперколлайдера. Но конструкция модулей плазменного кольца, была немного проще «Томсона». В первую очередь потому, что она не требовала точной стабилизации в виде окружности. Ее должна будет произвести сама плазма, после запуска. Кольцо состояло из секций, отлитых из самого тугоплавкого металла – кристаллита. По размерам они были немного больше, чем те, которые использовались при постройке коллайдера. Но, с более простой начинкой, и плетеной обмоткой из кристаллических струн. Сначала, кольцо должно строиться на высокой орбите Солнца, в виде серпа. Что бы его элементы, не нагревались преждевременно. И уже после полной постройки, дроны-сборщики, подтянут его к Солнцу и замкнут вокруг него. Затем, приблизительно за несколько лет, с помощью полупроводникового сверхпроводящего покрытия, вокруг него создастся небольшой слой стабильной плазмы. Постепенно металл внутри расплавится, и кольцо, полностью станет жгутом энергетической плазмы. Общее строительство самого кольца, продолжалось 12 лет. Все это время казалось, что дроны, как стаи шелкопрядов, медленно плетут огромную нить, вращаясь вокруг собранных в серп элементов. И через несколько лет кольцо замкнулось, опоясав наше светило. Вскоре, оно начало разогреваться от мощной кроны светила. И к 2149 году, окончательно превратилось в жгут плазмы, который медленно вращался вокруг Солнца. Его орбита, была также под наклоном к плоскости эклиптики Солнечной системы. Теперь этот плазменный шнур сможет жить практически столько, сколько и наше светило. А мы получили, почти вечный источник энергии. Для того, что бы использовать ее, мы построили тугоплавкий токосъемник. Который постоянно двигался в точке, между Меркурием и Солнцем, охватывая своим кольцом, плазменный шнур. Он генерировал электричество, посылая его с помощью лазерного импульса огромной мощности, на сеть накопителей на Меркурии. Стабильное местоположение, обеспечивали несколько сотен небольших плазменных двигателей. Они работали полностью на электрической тяге, без использования Гелия3, и энергии им теперь хватало. Всю поверхность Меркурия теперь покрывал ровный слой энергоприемников. Они были диаметром в десять метров, и были равномерно распределены по поверхности, собирая полученную энергию в Хаб. Вскоре Меркурий, нам уже не был нужен, как промежуточное звено энергетической системы. Мы полностью убрали с него передающие модули, создав под поверхностью планеты мощнейшую криосеть охлаждения, и систему квантовых накопителей энергии. И теперь Хаб, размещенный на Меркурии, стал только, планетарным резервным накопителем. А сама энергия передавалась с токосъемника плазменного жгута, по лазерным лучам, прямо на распределители. В 2150 году, уже шла стабильная нитка энергомоста к Венере, Земле и Марсу. Напрямую, или через сеть распределителей и небольших отражателей. Но это было первым этапом реализации проекта «Солар». Ведь были только, частично решены энергетические проблемы, некоторых областей внутреннего кольца. Перед началом реализации этого глобального проекта, несколько раз весе было просчитано глобальной системой мониторинга. И теперь работы по проекту «Солар», велись с учетом ее постоянных рекомендаций. А многие жители Солнечной системы теперь, ее ласково называли Мамой. И она косвенно хранила нас, от нас самих. Не позволяя совершать ошибки, которые могут снова привести к глобальным технологическим катастрофам и неоправданным жертвам. При создании глобальной энергетической сети, мы столкнулись с неожиданной проблемой. Все удобные, по орбитальным характеристикам, промежуточные точки, нашей Солнечной системы, уже занимали узлы глобальной транспортной сети. Они были уравновешенны в общей механике движения тел Солнечной системы. И эту, годами выработанную схему движений и маршрутов, мы менять не собирались. Мама, так же, категорически советовала этого не делать. Ведь там были постоянные пассажирские и транспортные маршруты. И теперь рисковать с лазерными лучами, причем большой мощности, мы не имели права. Но нам нужно было создать новую сеть распределителей, которые будут получать энергию от Солнца, и передавать ее по всей Солнечной системе. И вскоре, ведущие астроконструкторы Далькоса, придумали изящное решение. Они предложили запустить специальный спутник - распределитель, образно говоря вверх, над плоскостью эклиптики Солнечной системы. Он должен будет дрейфовать в одной точке, над ней, и принимать на себя, лазерный луч с токосъемника, расположенного возле плазменного шнура Солнца. А потом, будет рассылать его на распределители, расположенные по всей Солнечной системе. Таким образом, мы могли доставлять энергию просто и без особого риска. И в будущем, в целях безопасности, мы планировали объединить спутник, с глобальной системой мониторинга. Создав, таким образом, некую систему безопасности, нашего космического дома. Ведь мощные лазерные лучи, передающие энергию, могли служить так же, еще и хорошей защитой. И пусть, мы пока не встретили братьев по разуму. Но, о безопасности нам не мешало бы задуматься. Ведь, по сути, к этому времени, у нас не было ни одного боевого корабля и никаких средств защиты, кроме лазерных противометеоритных пушек. Не существовало армии и боевого флота, даже для обороны. И, мы были совершенно беззащитны, от потенциального внешнего вторжения. А «Солар», вместе с Мамой вполне смогут защитить нас, хотя бы на начальном этапе возможной агрессии. И поэтому, в рамках проекта «Солар», было решено запустить к 2160 году, сразу два таких распределителя. Один будет находиться, условно над плоскостью эклиптики Солнечной системы, другой под нею. Так появились наши новые защитники. Каждый спутник представлял собою кристаллический шар, диаметром в несколько десятков километров. По всей его поверхности располагались небольшие электрические ионные двигатели. Они обеспечивали его непрерывное дрейфование, в определенной точке пространства. Кроме того, поверхность шара была покрыта лазерными излучателями. Они передавали энергию на распределители. И таким образом, каждый спутник во время работы напоминал собою гигантский раскрытый лазерный зонт. Точнее сказать, их было два. У каждого из них, было несколько приемников, и около сотни передатчиков лазерного импульса. Внутренности его, были выполнены по новейшей кристаллической схеме. И, по сути, представляли собой единый, резервный квантовый накопитель. Способный автономно, в аварийном режиме, около месяца снабжать всю Солнечную систему энергией. Этими спутниками управляла Мама. И теперь мы жили, образно говоря, в третьем измерении своей Солнечной системы. Спутники висели над планетарным диском ее, и под ним, на расстоянии в пять астрономических единиц. Как раз в центре, по обе стороны от нашего светила. Каждый, со своей стороны, мог посылать лазерный энергетический луч, на сто распределителей. Таким образом, появилось около 200, новых точек доступа к энергии. На начало 2170 года, к глобальной энергетической сети было подключено 128 распределителей. Большая часть их, строилась по типовым проектам. Элементы для их строительства производила промышленная группировка кольца астероидов. Сборку и наладку осуществляли монтажники Главка. А сами спутники строили астроинженеры Далькоса возле кольца Сатурна. Крупные, узловые распределители строились по специальным проектам. И самый мощный из них, снабжал всю земную и лунную орбитальные группировки. В 2172 году, в рамках испытания системы защиты, был сбит крупный астероид угрожавший Марсу. Всем процессом, полностью управляла, наша Мама….

Вторым этапом обеспечения энергией, было создание плазменных тороидальных накопителей. Они были в десятки раз мощнее, проще и безопаснее обычных, квантовых. И были предназначены, еще и для замены термоядерных реакторов, где только было можно. Ведь мы могли использовать систему лазерных распределителей только, для условно стационарных, крупных объектов. Но нам, кроме того, требовался мощные источники питания для космических кораблей, баз, и других мелких объектов жизнедеятельности. Кроме того, были начаты работы по созданию звездолета, для которого потребуются очень большое количество Гелия3, в качестве горючего. На этом этапе проекта «Солар», в 2162 году, на орбите Меркурия был построен производственный комплекс, по выпуску тороидальных накопителей. Точнее сказать, был перестроены комплексы, ранее выпускавший элементы энергетического кольца. А затем была запущенна специальная станция зарядки, возле плазменного жгута. С ее помощью, можно будет снимать небольшой слой ионизированной плазмы, прямо в сверхпроводящий тор накопителя. И таким образом, мы могли создавать довольно компактные, емкие и сверхмощные источники питания. В таком торе, плазма могла постоянно вращаться, как запущенный маховик, и существовать настолько долго, пока не истощится, от прямого отбора энергии. И такой источник энергии, уже на начальном этапе разработки, мог полностью заменить мощный термоядерный реактор. Единственной проблемой пока была низкая емкость, и быстрое истощение энергетического жгута, при непрерывном использовании. Но ученые Далькоса, специализирующиеся на плазме, полным ходом работали над усовершенствованием накопителей, и обещали за несколько лет вывести их на проектную мощность. Чтобы в будущем заменить ими, все термоядерные реакторы, тороидальные накопители, или просто торы, изначально выпускались, полностью соответствуя стандартным размерам и компоновке уже готовых реакторов. Что бы легче было их заменить, на уже существующих объектах и кораблях. К 2185 году, через сеть распределителей, куда доставлялись заряженные тороидальные накопители, начался обмен реакторов на крупных и средних космических кораблях. Следующим этапом проекта, была полная замена всех реакторов на других объектах, базах и космических городах. До конца века, этим планомерно занималась специальная флотилия Далькоса. Так как именно этот отдел использовал пока, больше всего устаревших реакторов. И постепенно, к концу века, мы хотели полностью избавиться от ядерных реакторов, насколько бы безопасными, они не казались ранее……

Почти у всех этих глобальных проектов, изначально была еще одна практическая сторона. Мы искренне надеялись, что другая технологически развитая цивилизация, увидит результаты нашей жизнедеятельности издалека. И поэтому, вокруг своего светила, мы планировали, сначала собрать нечто напоминающее сферу Дайсона, не только для решения энергетических проблем. Но, даже для нашего, технологического уровня это было чересчур сложно, громоздко и расточительно. А главное бессмысленно. Но нам хотелось, что бы, хоть частично, этот проект мог выполнять, роль маяка нашего разума. Поэтому, к энергетическому обручу, ученые Далькоса, занимающиеся поиском внеземной жизни, придумали небольшие дополнения, в виде раскрывающихся информационных щитов. Они будут периодически перекрывать солнечное излучение, и сам жгут, таким образом, создавая нечто вроде светового передатчика. И регулируя их высоту, и раскрываемость мы можем достичь эффекта неприродного свечения, и с помощью этого передать сигнал всем, кто сможет нас увидеть. И таким образом далекие братья по разуму, смогут обнаружить нас, даже в простой оптический телескоп. Если конечно у них есть глаза, подобные земным существам. Дополнительные щиты для световой передачи, планировалось установить позднее, после полного ввода в строй и испытаний, всей глобальной энергетической системы. Кроме того у этих щитов была еще одна важная задача. Они могли быть резервными защитными зонтами, для Венеры. В случае, если основной выйдет из строя. Потому что без него Венера за несколько месяцев может превратиться в выжженную пустыню. Таким образом, можно было сказать, что Солнечную систему покрывали теперь четыре глобальные сети. Транспортная, энергетическая, информационная и система мониторинга. Все они полностью находились под контролем Верховного совета, который до сих пор, оставался мозгом нашей космической цивилизации. Но стратеги его, осуществляли лишь общее управление этими сетями, и самой Землей. Парламент совета, традиционно находился и заседал на Земле. При этом внутренним кольцом, вместе с земной орбитальной группировкой и Луной ведал Главк. А развитием внешнего кольца, и далее за ним, занимался Далькос. При этом обе эти структуры так сплетались, во время работ над глобальными проектами, что многие из инженеров или монтажников, не могли сказать с уверенностью, на какой из отделов ВКОК он сейчас работают. Кроме того большая часть научных институтов Далькоса, и производственных мощностей Главка, находилась на Земле. Там работали люди, не захотевшие покидать родную планету. И они имели на это право. И вскоре сам Всемирный Комитет Освоения Космоса упразднили, дав Главку и Далькосу прямое право голоса, при принятии всех глобальных решений на Верховном совете. И теперь наша Солнечная система административно разделилась на три части. Метрополия Земля, внутреннее кольцо Главка, и внешнее Далькоса. Хотя все они, составляли единое целое. А общее управление глобальными сетями, которые стали называться Мамой, осуществлял парламент Верховного совета, находящийся на Земле. Именно там до сих пор находился мозг, и сердце нашей, теперь уже космической цивилизации. И все глобальные проекты, кроме своего прямого предназначения, являлись связывающим звеном, этого, единого целого. Помогая не терять связь, между людьми, разбросанными по разным уголкам нашей Солнечной системы. И это так же, являлось неотъемлемой частью нашей стратегии развития, и даже существования. Не забывать, кто мы такие и откуда вышли. И что все мы, одна солнечная семья. Но мы все равно, хотели отправиться еще дальше….


7. Первая звездная.

Немного увлекшись колонизацией Солнечной системы, мы начали терять главный смысл космической экспансии. Именно так считала большая часть Верховного совета, и в первую очередь, все руководство Далькоса. Мы вступили, на волне технологической сингулярности, сами с собой, в гонку эволюционного развития, реализовывая один за другим сложные, глобальные технологически проекты. Приспосабливая под себя свою Солнечную систему. Чувствуя свои силы, умножая знания и опыт, давно, подсознательно готовясь, к чему-то большему. Ведь уже несколько веков, во многих умах, ученых и просто космических энтузиастов, бродила мысль о полетах к соседним звездным системам. Ведь получалось, что пока мы отправились в космос, только с целью победить перенаселение, и создать землянам наиболее комфортные условия для счастливого проживания. И мы практически добились всего этого, создав Главк и Далькос. И теперь, это были не просто два отдела комитета освоения космоса. С их помощью мы сделали нашим домом, уже всю Солнечную систему. Что в корне изменило нас самих, и нашу родную планету. И еще в начале 22 века, именно проект Око, помог всем нам, еще раз прочувствовать, насколько безгранична наша Вселенная. Стратеги Далькоса, тогда рассчитали все правильно. Они снова зажгли интерес человечества, к исследованию окружающему нас космическому пространству. А после заселения Марса, Венеры, и окончания работ по проекту «Колыбель», мы могли сказать, что Солнечная система колонизирована. И теперь, наступало время отправиться дальше, к звездам. Но существовала одна гигантская проблема. При всем своем технологическом уровне, мы так до сих пор и не смогли создать двигатель способный разогнать корабль, хотя бы, до половины световой скорости. А работы по созданию других способов перемещения в комическом пространстве находились пока, в глубокой теоретической фазе. Не смотря на все успехи проектов Око и «Томсон», наши космологи и физики топтались на месте. А единая теория поля, или струн, была пока больше в их умах и на кристаллах квантовых компьютеров. Практических результатов от их исследований, пока, почти что не было. Именно поэтому, в начале 22 века, Всемирный совет распорядился ускорить работы по проекту «Прометей». Все это время, ученые Далькоса, не переставали конструировать, и совершенствовать разные системы двигателей. И к концу 21 века, они создали несколько типов экономичных ионных двигателей. Причем им не требовалось, в качестве активного рабочего компонента Гелия3. Они работали полностью, на электрической тяге, но были маломощными. И, вскоре ими переоснастили все средние и малые планетолеты. А затем дронов, все системы корректировки, стабилизации орбиты и местоположения. И, в 2135 году, в рамках проекта «Прометей», ученые Далькоса создали мощные ионные двигатели с термоядерной подкачкой. Их облегченнее версии установили на несколько космических рейдеров типа «Паллада». И в 2140 году они совершили тестовые полеты за пределы Солнечной системы. И один из них, разогнался там до скорости, в одну треть световой. Это был большой успех. Теперь, мы уже могли начать строить настоящий звездолет….

Почти за два века активной космической экспансии, были предложены тысячи конструкций звездолетов. Но так как, в первую очередь, постройкой занимался Далькос, то именно его астроконструкторы выиграли основной конкурс. Кроме того, в Глобальной сети параллельно проводился отбор различных технических предложений, для нового типа кораблей, от всех граждан нашей системы. И можно было смело сказать, что первый звездолет строили всем миром. И он был, воистину межпланетным, народным проектом. Его главную конструкцию и обшивку корпуса, систему управления, маршевые двигатели проектировали астроинженеры Далькоса. Они же, должны будут осуществлять полную сборку и наладку всех систем. Кроме того, огромный вклад, в создание системы жизнеобеспечения, и внутренней биосферы, внесли астробиологии Венеры и астроинженеры Главка. Реакторы, квантовый мозг и систему навигации, создавали ученые на Земле и Луне. И благодаря широкому освещению работ по созданию первого звездолета, в Глобальной сети, стратегам Далькоса удалось еще больше поднять, интерес широкой общественности, к звездным путешествиям. Даешь Центавр! Списки желающих отправиться в первый межзвездный полет, были составлены очень быстро. Пришлось даже устроить жесткий отбор, и в первую очередь среди специалистов разного профиля. Но, все равно, желающих отправиться в межзвездное путешествие, насчитывалось миллионы. Даже, при условии, не возврата на Землю. И, в 2146 году Всемирный совет, большинством голосов, утвердил проект Далькоса, по строительству первого звездного корабля - колонии. А в следующем году утвердил маршрут и экипаж, Первой звездной экспедиции. И сразу же Далькос начал строительство звездолета. И для этого, ему уже катастрофически не хватало специалистов. А в первую очередь монтажников, способных управляющих сетями дронов сборщиков, при строительстве крупных объектов. И когда начали пустеть орбитальные города вокруг Земли, было решено расселить «Гагарин» и отбуксировать его на орбиту Нептуна. И вместе с ним во внешнее кольцо, переселились тысячи специалистов, по строительству орбитальных городов. Их опыт был очень необходим, для нового грандиозного строительства. И, кроме того, теперь на орбитах Земли и Марса у них было меньше работы. Там они в основном уже занимались демонтажем, чем строительством. Для Первой звездной экспедиции, мы решили строить сразу два корабля, одного типа. По сути это были огромные рейдеры, абсолютно новой конструкции. Каждый звездолет, представлял собой, большую жилую сферу диаметром 5 километра, как бы наколотую у самого начала, на огромную стрелу. Длина же всего корабля, вдоль основной оси, составляла почти 52 километра. На остром конце этой стрелы была кабина управления, похожая на пирамиду. Сразу за ней располагался жилой шар. А потом, длинный хвост основной конструкции, к концу плавно расширялся. Немного напоминая корпус Останкинской телебашни. А жилая сферическая часть, была похожа на верхушку Берлинской телевышки. Во всем длинном теле звездолета, по направлению к двигателям были расположены склады, хранилища топлива и другие резервы. На самом широком конце, который был диаметром 8 км., находились основные маршевые двигатели, реакторы и большие запасы концентрированного Гелия3. И звездолет, действительно отдаленно напоминал смесь Останкинской и Берлинской телебашни. Главные астроконструкторы Далькоса, совместно создававшие этот звездолет, были родом из Германии и России. И они также следовали новой моде, создавать объекты, напоминающие о земной истории. Сам корабль, при движении, одевался в кокон из ионизированной сверхпроводящей плазмы. И таким образом получал активную защиту наивысшего уровня. Для этого, по всей его поверхности были установлены несколько решетчатых излучателей. Он, в таком состоянии, мог прожечь насквозь, по заверениям ученых, даже небольшой астероид. Один термоядерный реактор, работал для ионных двигателей, другой для энергоснабжения всего корабля, и создания кокона высшей защиты. Два остальных были резервными. Кроме того, плазменный кокон, помогал основным ионным двигателям стабилизировать, скорость. И мог, даже выступать, в роли аварийной тормозной системы. У каждого звездолета, был четыре основных, маршевых, и восемь вспомогательных двигателей. Они позволяли кораблям развивать скорость, чуть меньше трети световой. Это были новейшие ионные двигатели с термоядерной подкачкой. Их рабочим веществом был Гелий3. Они были разработаны и испытаны в рамках проекта «Прометей», начатого еще в прошлом веке. И, к сожалению, это был физический предел для данного типа движителей, на нашем технологическом уровне. И поэтому, первая звездная сможет стартовать, только к ближайшим звездам. Мы очертили для себя потенциальную сферу, диаметром в десять световых лет. В него попадали 13 звезд, и несколько десятков их планет. Если брать по максимуму, то получалось около тридцати лет на полет к одной из них, и столько же, на возвращение экспедиции. Итого, шестьдесят лет. Или тридцать лет полета, плюс десять, на получение обратного сигнала. При условии, что экипаж не вернется, и заложит там колонию. В таком случае, выходило сорок лет. И многие, в Главке, были изначально против этой затеи. Они считали ее, в плане колонизации, абсолютно бессмысленной, исходя из длительности перелетов. Да и по программе поиска внеземной, малоперспективной. С помощью Ока мы очень подробно, изучили лежащие поблизости звезды и их планеты. Мы даже получили, довольно четкие их изображения, и биосигнатуры их поверхностей. И астробиологи, ничего на них пока не нашли. Никаких следов жизни. Только одна планета находилась в зоне Зет. Так мы называли зону Златовласки, в которой, потенциально могли находиться землеподобные планеты. И именно на ней, мы надеялись найти похожую жизнь. Найденная планета, даже подходила для колонизации. Планету мы назвали Новой. И с помощью Ока, мы смогли ее тщательно изучить. И в ее биосигнатурах имелись компоненты, указывающие на присутствие, слабой кислородной атмосферы и возможных простейших организмов. Эта планета вращалась вокруг звезды Поксима Центавра. Третьего компонента, ближайшей к нам звездной системы Альфа Центавра, до которой было немногим более 4 световых лет. И только поэтому, первая звездная получила одобрение парламента Верховного совета. Несмотря на то, что путь к планете займет 18 лет, учитывая разгон, и торможение. Уже сейчас, Око дало нам столько информации, о планете, что ее обработкой новейший квантовый мозг на Нее, будет заниматься годы. И если все делается, в первую очередь ради познания и изучения Вселенной, то экспедиции к другим планетам, по мнению стратегов Главка, немного теряли смысл. Можно было и далее, спокойно изучать данные полученные с Ока, познавая окружающий нас мир. Места для жизни и работы, в Солнечной системе было вдоволь. К тому же с разными условиями. Так сказать под любой вкус. Работы тоже хватает. Зачем, бессмысленно тратить несколько десятков лет, и массу сил и ресурсов? Что бы поставить флажок на планете, возле чужой звезды, и заложить там колонию, с которой Метрополия не сможет нормально общаться. Ведь даже сигнал светового телеграфа, будет лететь туда больше пяти лет. Но вот возможность найти там внеземные формы жизнь, придавала Первой звездной, уже совершенно иной смысл. И Всемирный совет инициировал опрос граждан Солнечной системы, через Глобальную информационную сеть. Оказалось, что большинство граждан поддерживают идею отправки, Первой звездной и постройку звездолетов. И это мнение, было главенствующим для стратегов Верховного совета. Сам же Далькос, конечно не смог бы, сам быстро построить звездолеты, и осуществить экспедицию. У него банально не хватало для этого ресурсов, людей и Гелия3. А главное, опытных астроинженеров и строителей. И теперь, при поддержке почти всей Солнечной системы, идея Первой звездной, начала обретать практические очертания. Особенно, после начала строительства звездолетов для нее. Несмотря на проталкивание идеи первой звездной, ученые Далькоса не прекращали работу над созданием альтернативных, более скоростных способов перемещения в пространстве. Институт подпространства на Ганимеде заметно расширился. Далькос бросил на работу над новым двигателем, самых видных ученых и теоретиков. Почти весь свой научный потенциал, не задействованный в работе над постройкой звездолетов. Но мозговой штурм, пока ничего не дал. Квантовые физики на «Галилее» уже пятый год гоняли коллайдер, сталкивая разные типы частиц. Но похвастаться им, пока тоже особо было нечем. А работа над кораблями для первой звездной, уже шла полным ходом. К 2152 году уже были набраны экипажи и группы колонистов. В каждый экипаж входило 10.000 человек. Из них, большая часть должна была управлять звездолетом, сменяя друг друга. Многие из них, были специалистами разных профилей. Начиная от инженера строителя, кончая обычным фермером. Корабли постепенно росли на своих стапелях. И Далькос рассчитывал закончить их строительство к 2159 году. И если, к тому времени физики и космологи создадут практически, новый способ передвижения в пространстве, то экспедиция будет на время отложена. А если нет, то первая звездная отправится, к планете Нова, что вращается вокруг Проксима Центавра. И для двух новых кораблей были придуманы названия, так же в честь великих людей прошлого. Мы назвали их Аркадий и Борис, в честь писателей Стругацких. А сокращенно, Арк и Бор. Сами корабли, кроме плазменной защиты и самых мощных к тому времени ионных двигателей, вобрали в себя самые передовые научные достижения человечества. Они имели на борту новейшие анабиозные капсулы, в которых желающие могли провести часть времени, рассчитанного для полета. Сверхмощный квантовый мозг, управляющий кораблем, хранил в себе, почти всю информацию человечества. Жилая сфера имела максимально защищенную, многоуровневую систему жизнеобеспечения, и автономные спасательные капсулы. В которых, человек мог существовать в анабиозе много десятков лет. Кроме того, каждый звездолет нес в своих контейнерах, расположенных в теле корабля, и на внешних подвесках, массу различных строительных элементов и материалов. Из них, можно было собрать небольшую наземную колонию и орбитальную базу. Жилой, шаровидный модуль, вращался вокруг оси корабля, создавая нормальную силу тяготения. Его центральный жилой сектор напоминал внутренность, обычного орбитального города. А небольшие боковые сектора, содержали причальные аппарели для различных типов планетолетов, спасательные капсулы, склады, лаборатории и технические помещения. Таким образом, центральный жилой сектор занимал только около 70% всего объема шара. Звездолеты были построены из самых новых сплавов, на основе титанита, способных выдерживать колоссальные нагрузки и перепады температуры. Корабли были совершенно идентичны как два близнеца. Единой разницей была загрузка. Арк нес компоненты для строительства наземной колонии. И на нем должны лететь в большинстве своем колонисты. А Бор, нес блоки для строительства орбитальной станции, небольшого металлургического комбината и двух, универсальных производственных комплексов. И на нем должны были лететь в основном астроинженеры и ученые. Хотя в обоих экипажах, было много универсальных специалистов. К 2159 году корабли были практически готовы. Теперь, в течение двух лет, они испытывали, и тестировали свои системы, делая облет Солнечной системы по кругу, за поясом Койпера. Ход испытаний, транслировался через информационную сеть, и вызывал большой интерес, многих жителей Солнечной системы. А для тестирования плазменной защиты, звездолеты успешно прошли напролом, через самый густой участок пояса Койпера, заполненный крупными астероидами. Затем, после ходовых испытаний, оба корабля пришвартовались возле Неи. А экипажи и колонисты отправились по домам. Все они имели полугодичный предполетный отпуск. И поэтому, многие из них отправились на Землю. Что бы проститься с колыбелью своей цивилизации. И везде, их уже встречали как героев. Ведь никто не мог знать, что ждет их за переделами нашей уютной и спокойной Солнечной системы. И это был настоящий, громадный шаг в неизвестность. То, к чему мы шли все эти годы….

Еще в 2110 году по направлению к Альфа Центавра были отправлены два дрона с искусственным интеллектом. И через несколько лет, с ними была потерянна связь. Но, кроме черноты космоса, они к этому времени не встретили на своем пути ничего. И теперь, двадцать тысяч землян, готовы были, лично отправиться навстречу неизвестности. Что бы исполнить многовековую мечту, всего человечества. Шагнуть на поверхность планеты, вращающейся вокруг чужой звезды. И можно было сказать, что это будет самое главное, чего люди смогли достичь к этому времени в космосе, с помощью своих знаний и технологий. И после этого, человек солнечный, может смело именовать себя человеком галактическим. Старт первой звездной был назначен на 12 апреля 2162 года и приурочен к двухсотлетию запуска первого человека в космос. И этот старт, в народе сразу прозвали Гагаринским. Но, в конце 2161 года, физикам Далькоса удалось создать рабочий прототип генератора, способного сворачивать пространство. Потенциально, он был способен пробурить канал, даже в подпространстве. И они запросили разрешения Верховного совета, для проведения глобального эксперимента. До этого, они успели провести несколько малых включений генератора, и он по их заверениям, работал. Множество микроэкспериментов, у физиков Далькоса, прошли в полном соответствии, с их теоретическими выкладками. Они утверждали, что нашей Солнечной системе ничего не угрожает. Кроме того, первая звездная уже была готова к старту. И если этот смелый эксперимент завершиться успехом, то тогда, все в корне меняется. Можно будет подкорректировать планы, и после более серьезных испытаний, послать пилотируемую экспедицию, уже используя этот новый способ перемещения. Физики уверяли, что для сворачивания канала, и поддержания его в открытом состоянии, понадобится совсем не много энергии. Хотя, пока никто точно не знал, выдержит ли человек путешествие через такой канал. И Всемирный совет дал свое согласие. Хоть и 43 члена, из тысячи его заседателей, были категорически против. За голосованием, пристально следила большая часть человечества, через Глобальную сеть. И многие участвовали в онлайн опросе, таким образом, высказав свое мнение. Получалось, что большинство граждан солнечной системы и Верховного совета, одобрили проведение эксперимента. А самое главное, что от него зависела дальнейшая судьба первой звездной, к которой человечество готовилось несколько десятков лет. Первая фаза эксперимента, по сворачиванию канала в подпространстве, должна была стартовать в начале 2162 года. И многие жители Солнечной системы, с нетерпением ожидали результатов, смелого эксперимента….


8. Пропажа Европы.

В 2110 на Европе, спутнике Юпитера открылся институт «Аква». А точнее сказать в Европе. Так как он находился в водной части, внутри спутника. И не открылся, а переехал под крыло Далькоса с Земли. Здесь собрались ученые и генетики, продолжающие заниматься коррекцией человеческого тела, для жизни под водой. Кроме того, сюда за несколько десятков лет, перебрались тысячи акванавтов с земных водоемов, морей и океанов. Так как, многие подводные города и жилые станции, были демонтированы по решению Всемирного совета. За это время, внутри Европы вырос целый подводный город. Здесь, на одной из научных станций продолжали работать ученые, занимающиеся частичным улучшением человеческой природы, приспосабливая ее к жизни в водной среде. Это было одно из разрешенных Всемирным советом направлений человеческой евгеники. Так как еще в прошлом веке, все работы по искусственному улучшению генома человека были приостановлены. Как и многие работы по генной инженерии и клонированию. Мы решили, что эволюция без нас сделает это природным способом. А это направление, тогда не закрыли только потому, что мы не могли оставить без научной и медицинской поддержки, уже созданных акванавтов. Которые, еще в середине 21 века добровольно пошли на операцию, по коррекции дыхательных функций. И теперь, многие из них, могли жить и работать под водой, почти постоянно. И такая жизнь им очень нравилась. Они практически, стали новым подвидом человека разумного. Этого, удалось добиться за многие годы научной работы. И, потерять такое научное наследие мы просто не имели права. А, кроме того, все акванавты были равноправными гражданами нашего сообщества, и мы не могли оставить их без научной и медицинской поддержки. И поэтому институт «Аква», мирно существовал внутри Европы, уже многие годы. Где ученые продолжали, постепенно совершенствовать тела прежних акванавтов. И теперь, те могли жить под водой почти непрерывно. Их новые легкие, добывали воздух необходимый для дыхания, прямо из воды. И подледный океан Европы, подходил для них как нельзя лучше. Здесь вода была богато насыщенна кислородом. И к 2119 году почти все акванавты покинули Землю. Там осталось несколько экологических баз, где они работали над очищением океанов от бывшего негативного влияния человека. Постепенно, внутри спутника Юпитера Европы, вырос целый научный подводный город. Здесь был теперь не только институт «Аква». Но и много других научных лабораторий Далькоса, других смежных профилей. А также станция клонирования и центр генетического модифицирования, относящиеся к институт эволюционного программирования, открытому недавно на Венере. В этом, подводном городе, невероятной формы и вида, жили как акванавты и дайверы, так и обычные люди, внутри воздушных пузырей. Кроме работ по генетике и евгенике, сам институт «Аква», так же занимался, многими параллельными исследованиями, связанными с жидкими средами обитания. Приспосабливая земные биологические виды, и простейшие организмы, к жизни с пониженной гравитацией, и иным составам жидкости. И для этого сюда были завезены образцы флоры и фауны, почти со всех рек, морей и океанов Земли. По внешнему виду, подводный город напоминал огромный обруч, составленный из воздушных пузырей разного диаметра, соединенных переходами. Этот, невероятных размеров венок, опоясывал ядро планетоида, и медленно двигался, против оси его вращения. Таким образом, создавая, более мощную магнитосферу для самой Европы. На ледяной поверхности ее, продолжал работать институт терраформирования и несколько научных станций климатологов. Именно их исследования и эксперименты позволили нашей цивилизации так быстро приспособить для жизни Марс, а затем и Венеру. К 2125 году на самой Европе, и внутри нее жило и работало около 50 тыс. человек. Это был серьезный научный потенциал Далькоса, и всей Солнечной системы. Особенно в области генетики, клонирования и бионики. А также в области гидрологии и изучения водных сред обитания. Из подводного города, постоянно шли прямые видео передачи, прямо в Глобальную сеть. И многие граждане Солнечной системы, с большим интересом следили, за странной подводной жизнью его обитателей. Чего стоил только внешний вид города. Гигантское кольцо, собранное из прозрачных шаров, разного цвета и диаметра. Соединенных между собой, целым лабиринтом переходов. И его оплетали жилые капсулы акванавтов, похожие на больших морских ежей, различных размеров и расцветок. По сути это были живые жилища, которые давали своим хозяевам все необходимое для жизни, и утилизировали продукты их жизнедеятельности. Питались акванавты растительной пастой, и витаминными соками, которые выращивала в изобилии такая капсула. Все их капсулы между собой соединялись разветвленными стеблями, похожими на пуповины, в одну живую сеть, которая оплетала кольцо из жилых воздушных пузырей, соединенных переходами. Пузыри были герметичными помещениями, где жили и работали ученые, которые дышали нормальным способом. И этот переплетенный, диковинный, гигантский венок, медленно вращался вокруг ледяного ядра Европы, в мутной толще воды. Для освещения его использовались несколько десятков мощных, автономных ламп, похожих на светящиеся шары. Они вращались также равномерно, по своей орбите над телом города. Почти под кромкой льда. Таким образом, создавая смену дня и ночи. Сутки здесь длились шестнадцать часов. В толще воды, уже плавали многие виды земных рыб и млекопитающих, сумевших приспособиться к новым условиям. И новые подводные существа, выращенные акванавтами. Весь город оплетали водоросли нескольких, генетически модифицированных видов. Здесь тихо велись работы в области бионики, трансформации и биореконструкции, растений и млекопитающих. И теперь акванавты, чувствовали себя, почти как на Земле, в окружении рыб и водорослей. И важность той научной работы, которую они делали, было сложно переоценить. Они приспосабливали земные виды, для жизни внутри планет водного типа. И, в первую очередь, человека разумного. При этом их разработки несли много другой, практической пользы. Например, опыты по выращиванию живых жилищ, или новых видов рыб и водорослей. А у акванавтов, уже давно рождались дети, прямо под водой. И они, уже были немного другими людьми. Их изучением занимались генетики и биологи, но только с согласия родителей. Новые представители рода человеческого, имели более гибкие тела, и очень пластичный скелет. На их руках и ногах между пальцами были небольшие перепонки. Они позволяли им плавать под водой, как рыбам. Дышали они исключительно под водой. Нормальный воздух, убивал их за несколько часов. Это были уже, самые настоящие мутанты. И, несмотря на все запреты в области евгеники, Всемирный совет ничего не мог с этим поделать. К 2130 году таких детей насчитывалось уже несколько сотен. Работы над увеличением продолжительности жизни обычных людей, которыми занимались ученые с Европы, тоже продвинули нашу медицину намного вперед. На базе их работ были созданы технологии, позволившие продлевать жизнь человека, до 130 лет. И кроме того, сделать тела землян, более выносливыми, к невесомости и космическим излучениям. Но все равно, победить смерть мы еще не могли. И чаще всего люди умирали, так и не исчерпав до конца биологический ресурс своего тела. И мы до сих пор не понимали почему. За несколько десятков лет перед этим, тело начинало стремительно стареть. Ни капсулы омолаживания, ни пересадка органов не помогали. Мозг и тело переставали работать надлежащим образом, и человек вскоре умирал. И это было одной из главных загадок жизни, которую мы пока не могли решить. Но мы не особо старались, считая это правом природы, которую мы понемногу улучшили. И Всемирный совет, до сих пор, строго контролировал большую часть работ, по человеческой генетике и евгенике. И поэтому, институт в Европе, больше работал над решением проблемы долголетия. Но биологические изменения человеческой расы, уже невозможно было остановить. И к середине 22 века в солнечной системе жили уже фактически три разумных ее подвида. Земляне, Лунарии и Аква. И теперь мы считали это, результатом естественной эволюции. Ведь если бы Всемирный Совет не запретил еще в 21 века опыты по генетической модификации, клонированию и евгенике. То сейчас Солнечную систему, населяли еще более диковинные существа…..

К этому времени, что бы переселяться в дальний космос, и колонизировать иные звездные миры, нам не хватало самого главного. Более мощного, скоростного, и менее зависимого от Гелия 3 движителя, для перемещения в пространстве. Который будет работать, на абсолютно новых физических принципах. Так как, самые совершенные двигатели на ядерной и ионной тяге, не могли достичь даже половины световой скорости. И нам требовались срочно, другие способы перемещения в пространстве. И исследовательские работы в этом направлении, велись уже давно. К началу 22 века мы, пока теоретически, разрабатывали несколько способов такого перемещения. Искривление пространства-времени с созданием в нем, так называемых кротовых нор. Сверление тоннелей в недавно открытом учеными подпространстве. И технология варп - двигателя. И все они основывались на наших новых, фундаментальных знаниях в области космологии, физики и строении всего. Но и в этих областях у нас, теоретически, были еще большие пробелы в знаниях. Так как, еще в 21 веке, было свернуто много практических исследований в области квантовой физики. И именно для восполнения их, в первую очередь, был построены «Томсон» и Око. К середине 22 века, самым перспективным, оказался способ гравитационного воздействия на подпространство, путем сворачивания в нем подпространственных тоннелей. И большая группа ученых, со всей Солнечной системы, уже практически работала над этой технологией. Ведь, к тому времени, мы поняли, что с помощью фотонных, или ионных двигателей мы не продвинемся далеко от Солнечной системы. Такой способ перемещения, для нас был уже вчерашним днем….

Именно открытие в начале 21 века бозона Хиггса, положило конец многим сомнениям в научном мире. А затем, последовало открытие еще многих частиц и элементов, подтверждающих наше правильное понимание, основ квантовой физики. Многие светлые умы, постоянно склонялись к тому, что Общая теория относительности, которой мы до сих пор руководствуемся, в сущности, является правильной. И хорошо описывает процессы глобального масштаба. И, не менее правильной оказалась, наша Стандартная модель квантовых частиц. И многие выдающиеся космологи и физики, давно пытались все объединить фундаментально, создав универсальную Теорию Всего. Ведь на данный момент, мы в основе своей, ее уже имели. И поэтому, пусть и не до конца, но правильно, мы понимали устройство нашей реальности и ее главные законы. Основным доказательством этого, была наша быстрая, технологическая эволюция. Которая, всего за несколько тысяч лет, сделала нас разумной, космической расой. Ее не произошло бы, если бы мы не понимали, как работает большая часть окружающего нас мира. И мы, не научились бы, использовать для своего развития энергию и ресурсы нашей реальности, теперь в пределах всей своей Солнечной системы. Но, нам все же, недоставало открытия главной частицы, которая идеально связала бы все части Стандартной модели и Теории Относительности. Это был гравитон, частица вызывающая гравитационные волны. Сами же гравитационные волны, мы научились фиксировать еще в начале 21 века. И даже немного научились ими управлять. А теоретические наработки, в его поиске, уже были огромными. Но, за несколько десятков лет, созданный вокруг Юпитера суперколлайдер так и не нашел практическое подтверждение существования гравитона. Не смотря на все это, физики и космологи Далькоса, с помощью земных ученых, смогли научиться воздействовать на подпространство, с помощью направленной гравитации, и сворачивать в нем каналы. Подпространством, мы назвали еще одно новое измерение, уже давно описанное физиками, согласно популярной Теории Суперсимметрии. И она помогла нам неплохо связать теоретически, Общую Теорию Относительности, и Стандартную модель квантовой физики. Тогда, к четырем известным измерениям, добавилось еще пять. И наш мир стал девятимерным. Спектральная размеренность квантовой гравитации, помогла на начальном уровне разделить эти измерения. Но, для удобства, мы обобщили все эти измерения в одно понятие. Подпространство. Для удобства описания процессов, происходящих в нем. Возможно, мы нашли то, что долгие годы называли антимиром. Подпространством для нас было теперь то, что находилось за гранью нашего, реального мира. И оно, по нашим понятиям, обладало совсем другими принципами, пространственно временных проявлений. Эти дополнительные пять измерений, возможно, были только процессом, связывающим нашу вселенную с другими. А точнее сказать, с остальной частью многомерной вселенной. И поэтому, эти дополнительные измерения лишь частично влияли на нашу реальность, пространство и время. Ровно настолько, насколько наше понятие квантовой гравитации могло их описать. При этом, подпространство неплохо вписывалось в Теорию Суперсимметрии. Что было еще одним шагом, к универсальной Теории Всего. И возможно, это подпространство, есть часть нашей Суперструны, в которой мы живем. Либо процессом, связующим с нашу, с соседними Суперструнами. И поэтому в нем работают иные временные законы, квантовой гравитации. Но все в сумме, наши ученые еще пока не могли связать все воедино. Не хватало главного строительного кирпичика, гравитона. И, даже учитывая такой теоретический пробел, физики Земли, Марса, и института подпространства Далькоса на Ганимеде, в 2147 году, совершили настоящий прорыв. Они смогли создать работающую установку генератора свертывания каналов в подпространстве. Чем доказали, его практическое существование. С помощью этого генератора, они научились, направленным гравитационным воздействием, сворачивать, и удерживать каналы в подпространстве. Сначала микроскопические. Они, как бы существовали по всей своей длине, во всех точках нашего времени, одновременно. Это было немного похоже на телепортацию или создание, так называемой кротовой норы. Но при этом, каналы физически отсутствовали, в нашем пространстве. Таким образом, как считали физики, они прокладывали, а точнее сворачивали тоннель в подпространстве, природу которого мы пока не понимали. И он позволял, попавшему в него объекту, практически мгновенно переместиться в ту точку вселенной, куда выходил такой тоннель. И для этого, нужен был только довольно мощный источник направленной гравитации, и небольшое количество энергии. В объемном изображении, такой ствол, на их голографических моделях, был похож на немного изгибающуюся нору, покрытую изнутри спиральным жгутом свертывающего импульса генератора. Он начинался недалеко от генератора, у емкого источника массы, и вырастал к нужной, конечной точке пространства. И ее, нужно было точно рассчитать, чтобы не угодить при выходе, например, прямо в звезду. И суть эксперимента, который собирались провести физики Далькоса, из института подпространства, вместе с астрофизиками с Неи, заключалась в следующем. Ученые собирались свернуть в пространстве, такой тоннель, по направлению, к звезде Шольца. Таким образом, создав транспортный канал, способный моментально соединить нашу, и чужую звездные системы. Сразу же после сворачивания, которое было почти мгновенным, они собирались отправить по этому каналу специального дрона. Который на выходе из него, должен будет зафиксировать приборами окружающее пространство, и вернуться обратно. По их расчетам, перемещение дрона в таком подпространственном канале, так же, не может быть мгновенным. И поэтому, путь дрона к звезде Шольца, и обратно, займут около 117 минут и 45 секунд, земного времени. Для проведения эксперимента, в целях безопасности, они перенесли сам генератор свертывания пространства, с Ганимеда на орбиту Неи. Что бы потом, использовать ее гравитацию, в качестве опорной. Плечом излучателя, и ее управляющим элементом должен был быть небольшой аппарат на орбите Ганимеда, спутника Юпитера. А основной базой, искривляющего импульса пространства, должна стать сама Солнечная система. Точнее сказать, гравитационная линза ее плоскости эклиптики. Все управление процессом свертывания канала, должно было осуществляться прямо из института подпространства, на Ганимеде, с помощью спутника на орбите. И для проведения этого эксперимента, отлично подходил январь 2162 года, когда Юпитер и Нея будут находиться на самом удаленном расстоянии друг от друга. А Солнце, будет стоять, как раз между ними. И, кроме того, все остальные планеты выстроятся тоже довольно удачно. И таким образом, возникнет идеальная гравитационная линза. Следующее удачное расположение планет, будет только через двадцать два года. И это обстоятельство, послужило небольшой причиной спешки, в принятии Всемирным советом положительного решения, по проведению эксперимента. Несмотря на то, что Мама находилась еще на стадии обработки исходных данных, по этому, глобальному эксперименту. И еще, не вынесла свой точный вердикт, относительно возможных последствий его. Но большинство физиков и космологов из института подпространства твердили, что нам ничего не угрожает. Кроме того, нужно было что-то решать, с первой звездной. Она была снаряжена и готова к старту. И, несмотря на отрицательные отзывы некоторых ученых, Всемирный совет скрепя сердцем дал разрешение на проведение эксперимента. А точное время, физики должны были выбрать сами. Они, уже несколько раз до этого, открывали микроканалы, из института подпространства расположенного на Ганимеде, в сторону Неи. Это были не полноценные перемещения, а лишь передача слабых электромагнитных импульсов и частиц нейтрино. Но детекторы внешней базы на Нее, сразу же, улавливали их, без каких либо искажений. Перед этим, импульс исчезал возле генератора на Ганимеде. И возникал через несколько миллисекунд, в детекторе, в институте астрофизики на Нее. Причем, без каких либо потерь сигнала и искажений мощности. После этого, были замечены лишь небольшие всплески радиации, при работе Юпитерианского коллайдера. Но, не в момент передачи импульса. Что, тоже вписывалось нормально, в их рабочую теорию подпространственных перемещений. И теперь наступила пора глобального, практического эксперимента. Несмотря на это, небольшая часть земных ученых ядерщиков, опять выступила против испытаний. Они считали, что мы до сих пор не до конца понимаем природу гравитонов, да и самого подпространства. Но их доводы тогда, не звучали очень убедительно. А первая звездная была готова к старту. И вся эта спешка сыграла с нами всеми, злую шутку…. 29 января 2162 года. Утро. С помощью Ока, проведены последние измерения расположения гравитационной линзы Солнечной системы в пространстве. Спутник возле Ганимеда, подал стартовый импульс. На орбите Неи физики, дежурящие на флагманском рейдере Далькоса, сразу начали дистанционно прогревать генератор, постепенно сворачивая канал. Прошло 117 минут, и дрон находящийся у сигнального буя, в стартовой точке, возле входа в подпространственный тоннель, так и остался висеть в пустоте. Зато Мама, сразу начала выдавать тревожные сообщения. Домен Европы выпал из мониторинговой и информационной сети. Радары базы «Галлией», так же больше не видели этот спутник Юпитера. А с рейдера Далькоса, находящегося в это время неподалеку от Европы, тоже сообщили, что ее больше не наблюдают. Через сеть, было срочно созвано внеочередное собрание парламента Всемирного совета. Затем рейдер был снят с маршрута, и направлен к спутнику Юпитера Европе. Генератор свертывания пространства возле Неи, был сразу обесточен, а эксперимент прерван. Через несколько часов, рейдер сообщил, что Европа исчезла. И там, где она находилась раньше, вместе со своей небольшой орбитальной группировкой, сейчас был пустой вакуум космоса, и больше ничего. А через несколько минут стало известно, что пропали со связи два рейсовых рейдера, случайно оказавшиеся в этом районе космоса. Получалось, что исчезла целая область пространства, диаметром в несколько сот тысяч километров, и даже, все информационные буи Мамы, находящиеся в этой области. И внутри нее, к несчастью оказалась Европа и другие объекты. К 15.00 Всемирный совет, через Глобальную информационную сеть сделал официальное заявление. От содержания которого, содрогнулась почти вся Солнечная система….

Последнюю сотню лет, человечество развивалось по экспоненте, не взирая ни на что. Мы уверились, что нам почти все по силам, и по плечу. Мы думали, что почти полностью подчинили себе силы природы и космоса, и смело переделывали мир под себя. Даже смерть в результате аварий, и других несчастий исчислялась всего лишь, несколькими тысячами человек в год, при более чем 12 миллиардном населении нашей цивилизации. И вот в 2162 году, мы получили от праматери вселенной первый щелчок по носу. Но просто щелчок, а удар между глаз, да такой, что брызнули слезы. Вся научная общественность и большая часть Солнечной системы начала осознавать, в какие сферы мы начали вторгаться. Ведь по большому счету нам повезло. Исчезнуть могла вся Солнечная система. Или даже, моментально аннигилироваться. Получалось, что мы до сих пор, пока знаем то, что ничего не знаем. Даже, не смотря, на наш научный и технологический прорыв, и колонизацию своей звездной системы. И почти готовую Теорию Всего. И никто из ученых, учувствовавших в эксперименте и физиков Далькоса из института подпространства, пока не могли точно объяснить, что же произошло с Европой. И где сейчас находится спутник Юпитера, вместе с его внутренними жителями, орбитальной группировкой и двумя рейдерами с их экипажами. Пропало в общей сложности 24 тыс. человек. Сразу были предложены четыре основные теории. Больше всего ученые склонялись к тому, что Европу выбросило в подпространство, о котором мы еще так мало знаем. Сторонники второй теории утверждали, что она переместилась в другой участок галактики. На расстояние, не более ста световых лет. И вероятнее всего, именно к звезде Штольца. Третья теория, предложенная квантовыми физиками с «Галилея», предполагала попадание участка нашего пространства в квантовую ловушку. В результате чего Европа оказалась закапсулированна, в атомарной временной сфере. Но, как ее оттуда достать физики пока не представляли. Четвертый вариант был самым страшным. Этот участок пространства, просто аннигилировался, обратным выбросом гравитации или антивещества. И все, в этом районе пространства превратились в космическую пустоту, сразу после выключения генератора. Существовало еще несколько десятков других теорий. И их Всемирный совет, тоже поручил разрабатывать. Пока же, в Глобальной сети, была объявлена предварительная версия, как официальная. В результате неудачного эксперимента, участок пространства, где находился спутник Юпитера, Европа переместился в неизвестную часть нашей вселенной, или в подпространство. Ведутся его поиски с помощью Ока и других устройств. И, большая часть ученых, со всей Солнечной системы, ищут способ вернуть своих сограждан обратно. Была еще одна теория. Что Европа, спустя время, может появиться в той же точке пространства, где исчезла. Только тогда, на этом месте может уже оказаться Юпитер, или один из его крупных спутников. И тогда, может произойти уже глобальная катастрофа, способная нарушить орбитальный баланс всей Солнечной системы. Мама просчитала несколько сотен возможных вариантов развития событий. И стратеги Верховного совета сразу начали аварийный план спасения, на случай негативного развития событий. И, в свете всего происходящего, было принято решение отложить первую звездную. Ведь корабли могут понадобиться, уже для спасения Европы. Если конечно, ее удастся отыскать. И теперь Око, занималось только круглосуточным поиском, наших пропавших собратьев. Все остальные исследования на супертелескопе были заморожены. Хотя, все параллельные данные считывались, и записывались на кристаллических накопителях, на Нее. До лучших времен. Для Ока была создана, специальная программа поиска. Она была основана, на точных данных биосигнатуры Европы. И в первую очередь, супертелескоп начал исследовать сектор пространства, на который указали физики Далькоса. Район звезды Шольца. Именно, в ту сторону они сворачивали, свой злосчастный подпространственный канал. Но в этом поиске, тоже была очень большая проблема. Мы часто видим потоки излучения, идущие к нам уже сотни световых лет. И если Европа вынырнула где-то, только сейчас, найти мы сможем ее, только спустя промежуток времени. Ведь до звезды Шольца, например, целых 20 световых лет. И, теперь, нам придется изучать все пространство вокруг нас по сфере. Раз за разом. Все работы на суперколлайдере были остановлены. А сам ускоритель был постепенно переведен в режим гибернации….

В нас всегда жил дух первооткрывателей. Это было одно из свойств нашего человеческого разума. И именно это, наше непомерное любопытство, позволило нам стать развитой космической цивилизацией. И тогда мы уже, как наивные древние мореходы, не боялись упасть с земного диска, достигнув края мира. А сейчас получалось, что мы достигли этого гипотетического края нашего мира, и свалились в бездну. Наша стройная система мироздания, начала рушиться, и то, что теоретически казалось выверенным, теперь дало катастрофическую ошибку. Это было громадным психологическим шоком, особенно, для наших ученых. Почти все вычислительные мощности, вместе с Мамой работали теперь, над поисками Европы. Все крупные исследовательские программы и эксперименты, были приостановлены, по решению Всемирного совета. Оба звездолета были полностью снаряжены и заправлены Геием3. Они были готовы, стартовать в любом направлении вселенной, что бы спасти своих братьев по разуму. К радости всех, Европа была практически автономна, и не зависела от солнечной энергии, так как 90% ее жителей жили внутри нее. А там было свое, собственное освещение. Запасы Гелия3 для двух реакторов их города и станции, которые к счастью не успели заменить на плазменные тороиды, позволяли жить и получать достаточно энергии. Почти пятьдесят земных лет. Пищу, и все самое необходимое, они производили и выращивали сами. Воды и кислорода, им тоже было вдоволь. И именно поэтому мы, решили не выслать спасательную экспедицию, если окажется что Европу занесло на расстояние более 30 световых лет. Либо они к этому времени приспособятся, и обнаружат Гели3 в той звездной системе, возле которой окажутся. Или найдут альтернативный источник энергии. А если они погибли, то смысла в таком далеком путешествии, уже нет. Но у них, вероятнее всего, еще есть два космических рейдера, несколько баз на поверхности планетоида, обитаемая космическая станция на орбите, и исследовательские спутники. Значит, шансы на выживание у них имеются. Кроме того, на поверхности Европы были построены несколько атмосферных процессоров разного типа, использовавшихся по программе терраформации. И если новые условия позволят, то у них есть возможность создать на поверхности атмосферу, пригодную для дыхания. Значит, у обитателей Европы были все шансы не погибнуть сразу, и даже наладить себе более, менее нормальную жизнь. А затем они, возможно, сами найдут способ связаться с нами. Используя для этого, например, свет соседней звезды. Если кончено их сразу не аннигилировало, или не закупорило в квантовый временной пузырь. А если мы обнаружим Европу, на приемлемом расстоянии, то оба звездолета отправятся в спасательную экспедицию, которая может занять, даже более пятидесяти лет. Хотя смысла в ней было немного. И, кроме того, зачем эвакуировать своих братьев по разуму, если мы собирались в будущем колонизировать всю галактику разумными существами. Но сначала, нужно было найти Европу. А уже потом решать, что делать….

А в 2170 году, начались небольшие проблемы с орбитами остальных спутников Юпитера, вызванные исчезновением Европы. Потому что их сложная система гравитационного взаимодействия, уже миллиарды лет находилась в состоянии орбитального резонанса. И как только Европа, как один из основных элементов этой сбалансированной системы исчезла, началось смещение орбит. Сложная система, 66 спутников Юпитера, начала меняться. К счастью, исходя из предсказаний Мамы, внутреннему и внешнему кольцу пока ничего не угрожало. По крайней мере, ближайшие несколько тысяч лет….


9. Эволюция Homo Solaris.

Многие запреты Всемирного совета, во второй половине 21 века, коснулись очень важной для каждого человека области, как медицина. Хотя это в первую очередь касалось, улучшения с помощью технологий человеческой природы, генной инженерии и клонирования органов. И конечно не потому, что они хотели ограничить увеличение продолжительности жизни. Или сделать нас менее здоровыми и более слабыми. Напротив, таким образом, они хотели, насколько это было возможно, оградить человечество, от чрезмерного влияния технологий, уже на сам вид Homo Sapiens. Как бы то ни было, но Всемирный совет не стал надзирательным и регулирующим органом. Он переродился, как и вся наша цивилизация, скорее даже, уже не в, законодательный. А рекомендательный орган. Ведь в нем заседали самые уважаемые и способные из нас. И какой смысл было выбирать этих людей в самый верхний аппарат власти, если затем не пользоваться их советами и рекомендациями. И это была даже скорее уже не власть, или мягкая форма надзора. В этом не было смысла. Ведь после всего, что в прошлом веке произошло на нашей планете, и в окружающем нас космическом пространстве, сделало всех землян совершенно другими. И каждый понимал, что теперь сам, вместе со всеми несет ответственность за происходящее на планете, а не какой-то политик избранный, непонятно каким способом. Случилось это, после того, как мы чуть все не погибли в планетарной ядерной катастрофе. Что могло даже, закончиться полным уничтожением нашей родной Земли. И после таких мощных подвижек в сознании, все родившиеся после, были почти на генетическом уровне пацифистами и гуманистами. Таким образом, можно было с уверенностью сказать, что мы мутировали еще и ментально, с того времени. И когда в середине прошлого века, большая часть человечества, поняла, куда нас могли завести наши знания и технологии. То в первую очередь, содрогнулись те, кто создавал это совершенное оружие. Наши, самые именитые ученые. И часть из них, тогда возглавила первый Всемирный совет. И именно они, как могли, пытались вывести нас из этой пропасти, возможно, чувствуя за собой некую вину. Поэтому, во второй половине 21 века, были свернуты или заморожены, многие технологические проекты и даже целые научные области. В разных аспектах человеческой жизнедеятельности. Что, по их мнению, могли угрожать нормальному развитию нашей цивилизации, и в первую очередь, самому человеку, как биологическому виду. И именно освоение космического пространства, стало тем светом в темноте, который вывел человечество из глобального кризиса. Но многие научные направления, в связи с этим, пришли в упадок. В первую очередь, в области ядерной физики, генетики и медицины. И именно поэтому, еще до середины 22 века, продолжительность человеческой жизни, было не более ста лет. Несмотря на то, что мы победили большинство болезней и заметно увеличили время активной жизни, среднего землянина. В первую очередь развитие медицины, заметно тормозил запрет на клонирование человека и его органов. А также на генетическую модификацию, улучшение человеческой природы, применение нано и биотехнологий, в медицине. Но начиная с 22 века, стали заметно проявляться новые биологические особенности, в первую очередь у тех, кто жил за пределами земли, и в космическом пространстве. И Всемирный совет уже ничего не мог с этим поделать. Как и далее, ограничивать исследования в области клонирования и генной инженерии. Особенно, когда ученые Далькоса, в одном из институтов, разработали технологию клонирования человеческих органов, а иногда и частей тела, в биореакторах. Ведь до этого, для выращивания органов с целью трансплантации, применялись животные. И, в конце 21 века, был введен полный запрет на их уничтожение, и употребление в пищу. Но, к этому времени люди уже давно перешли на растительную пищу, искусственное мясо и другие способы питания. А, кроме того, на планете было практически полностью запрещено огнестрельное оружие, и другие способы убийства. И поэтому использовать животных, даже для продления человеческой жизни, тогда многим показалось не этическим. Но технологии, которых мы немного побаивались, дали нам уже совершенно иные возможности. И трансплантация органов, выращенных на базе ДНК реципиента, теперь всегда имела успех. Так как ткани не отторгались организмом донора этой ДНК. И в результате этого, человеческий организм, еще и становился намного крепче, и даже немного омолаживался. И вскоре, нашим ученым медикам, удалось поднять продолжительность жизни человека до 120 лет. И окончательно победить наследственные, генетические и вирусные заболевания. Люди стали более здоровыми и сильными. И в результате этого, намного спокойными, выдержанными и добродушными. Они знали, что проживут дольше, и поэтому старались как можно качественнее дожить, остаток жизни. Многие постепенно, становились универсальными специалистами, одновременно в разных областях. Получали по несколько образований, меняли свое призвание и место проживания. Занимались спортом, науками и искусством. Таким образом, многие из нас проживали, так сказать, по несколько жизней. И эту возможность, нам дали тоже, наши технологии. Сначала, большая часть населения, была подключена к медицинским сетям, которые постоянно мониторили наше самочувствие. И в случае необходимости, доктор вызывал человека, в ближайший медицинский центр для лечения. Передача данных шла через информационную сеть. И они были, в открытом доступе. Нам нечего было скрывать друг от друга. Но все это происходило, исключительно добровольно и сознательно. Кто хотел жить дольше и быть здоровым, пользовался медицинскими услугами. И поэтому генофонд нашей цивилизации, начиная с 22 века, стал, заметно улучшаться. Ведь у, генетически здоровых родителей, рождались здоровые дети. И таким образом, количество медицинских учреждений, стало заметно сокращаться. А срок жизни, постепенно стал увеличиваться. А ученые и доктора, перешли в другие смежные направления. И в первую очередь, в снова начавшую бурно развиваться регенеративную медицину, геронтологию и генную инженерию. Многие отправились работать, в открытый на Венере, в середине 22 века институт клонирования и регенерации человека. Теперь любые медицинские операции, даже по пересадке органов, выполняли специальные роботизированные комплексы, с искусственным интеллектом среднего уровня. Кроме того, большое влияние на развитие геронтологии, и науки омоложения, оказали работы по созданию компенсационных камер, для людей, живущих в условиях пониженной гравитации, еще в 21 веке. Здесь ученые применили много наработок специалистов с Европы. И теперь нам еще больше не хватало ее научного потенциала. В начале 22 века, был создан абсолютно новый тип таких камер. Они могли погружать человека в состояние стазиса, так называемый анабиоз, на очень продолжительное время. Без видимых потерь для физического и психического здоровья. И при этом, его тело очищалось от вредных веществ, микробов и немного омолаживалось. В результате этого, восстанавливались многие органы и даже вырастали утраченные зубы. Таким образом, используя все наши научные достижения, и новейшие технологии, нам удалось довести средний возраст человека, до 140 лет. Нормальной, осознанной, здоровой жизни……

Хотя, многие запреты на искусственное улучшение природы человека, были абсолютно оправданными. Если они не касались, лечения болезней, и повышения длительности человеческой жизни. Стратеги Всемирного совета опять рассчитали все правильно. За нас все сделала природа и эволюция. Как это и должно было быть. Теперь мы уже не были видом Homo Sapiens, а скорее Homo Solar. Новым типом человека разумного, сумевшего заселить свою Солнечную систему. И институт Человека, на Земле в Лондоне, уже давно работал над новой научной концепцией, развития рода Homo. И при этом, Всемирным советом, в начале 22 века, были сняты запреты на изменения генома и тела человека. Так как, он уже давно эволюционировал в абсолютно новую космическую расу. И к концу 22 века, уже явно были видны естественные мутации, среди нашего основного вида. Сами земляне, живущие постоянно на родной планете практически не изменились. Только еще больше смешались генетически, так как вся планета уже давно жила одной дружной семьей. И именно эти изменения отслеживал институт Человека. Новые земляне стали здоровее, сильнее физически и могли жить до 140 лет, точно также, как и новые их подвиды. Наибольшие биологические изменения, можно было заметить, у так называемых Лунариев, Марсиан и Орбитальников. Многие из них, неплохо приспособились к условиям пониженного протяжения. И поэтому, их тела начали постепенно видоизменяться. Хотя все орбитальные города, и многие космические корабли и базы, имели вращавшиеся жилые пространства, и создавали, таким образом, искусственное тяготение. И на начальном этапе, защитное противорадиационное покрытие и компенсационные капсулы, делали эти мутации не столь серьезными. Изменения проходили, пока не очень заметно, но уже на генетическом уровне. И, в основном это выражалось в потере мышечной и костной массы. У Лунариев и Орбитальников, уже были более длинные руки, и широкие грудные клетки. Часто они были ниже ростом, и казалось, что имели более крупные головы. Они были более похожи, на негроидную расу нашей планеты. У них были более тонкие и ноги и руки, более бледная кожа. Хотя Марсиане, произошедшие частично от них, но при этом, еще и, от классических землян, были почти нормального роста. И напоминали скорее, древнюю китайскую расу, с красноватой кожей. И теперь мы могли констатировать, что на базе Homo Sapiens, развился новый биологический разумный вид, Homo Solar. В него, как подвиды, входили обычные Земляне, Лунарии, Марсиане, Орбитальники и Аква. Хотя, мы пока так и не нашли Европу, где они остались, но все очень надеялись, что наши собратья живы. Но теперь, истинному геному человека разумного, было нечего бояться. Так как в нашем космическом обществе, уже давно начало активно проявляться движение природников. Это была часть наших граждан, уставших от бремени технологической сингулярности. Они почти полностью отказались от всех технических благ. Но при этом, не от своих прав и обязанностей. Они старались использовать технологии, по минимуму. И порой даже не знали, как пользоваться обычными бытовыми приборами и носимыми компьютерами. Они применяли технические устройства, часто только, при прямой угрозе жизни или недостатке энергии или пищи. И таких было уже, около двух миллиардов. Большая часть из них поддерживала программу «Колыбель», по сохранению генома человека в чистом виде. И теперь, они жили не только на Земле. Подобные движения, начали образовываться на Марсе и даже Венере. Это не были политические организация, борющаяся за свои права. Скорее всего, наоборот. Это уже была новая философия. Люди, исповедовавшие ее, считали девственную природу, главной средой обитания человека. А технологическую революцию всего человечества, считали большой ошибкой. И напрасной тратой сил и энергии. Он предпочитали спокойную и размеренную жизнь, в полной гармонии с природой, как их далекие предки. И не хотели учувствовать, в каких бы то ни было, глобальных космических и социальных процессах. Они были анархистами новой эры. Свободолюбивые и независимые. И именно они, стали теми, самыми пристальными хранителями первородного человеческого генома. Природники свободно жили, практически по всей Земле. Питались они, в основном, растительной пищей, так как считали убийство животных, преступлением. Не смотря на отсутствие медицинской поддержки, были хорошо развиты физически и имели здоровые тела. И очень чистое ДНК, вида Homo Sapiens. Этот, счастливо живущий генофонд человечества, был намного качественнее и правильнее, чем какой-то замороженный образец. Хотя, к тому времени существовало уже три банка биологических образцов земной биосферы. Ученые их называли Ковчегами. Самый первый был заложен на Земле, в Норвегии. Другой, находился на Луне. Внутри защищенного хранилища, под бикомплексом «Терра». Третий был создан в 2134 году, на Марсе. Так что, все биологические виды нашей родной планеты, теперь имел три резервные копии, с образцами генома ДНК. Доступ к Ковчегам имели только ученые, с разрешения Всемирного совета. Но самыми главными носителями чистого вида Homo Sapiens, стали именно природники. Они не стали дикими и ментально отсталыми. Напротив, в природники ушли, в свое время, много знаменитых ученых в разных областях, хотя в основном, это были теоретики. И они вносили свой вклад, в научную жизнь нашей цивилизации. Часть из них, была стратегами, или членами Всемирного совета, от домена Метрополии. И именно эти люди, уже давно старались внушить обществу мысль, о превращении Земли в природно-исторический заповедник нашей цивилизации. Так возник принцип «Колыбели». Ведь человечество, уже изменилось не только социально, но и генетически. И расселилось по всей Солнечной системе. А Земля теперь, могла вернуться к своему первоначальному виду, насколько это было возможно. Получалось, что мы изменились, не только генетически. Теперь наше новое космическое сообщество, можно было разделить на несколько поведенческих групп. Одни из нас, предпочитали, привычный оседлый образ жизни на Земле, Венере или Марсе. Но при этом, некоторые часто переезжали с одной планеты на другую. По работе, или просто внося разнообразие в свою жизнь. Другим нравилось работать и проживать, на орбитах планет, недалеко, от своего дома. Третьи, были настоящими космическими кочевниками, и жили временно, то тут, то там, выполняя свою работу. Астронавты жили прямо на своих кораблях, и космических базах Далькоса и Главка. И вскоре Всемирный совет, уже формировался не только по мудрости или научной ценности кандидатов. Либо, по месту проживания. Теперь он еще и состоял, из разных социальных типов, собранных из всех слоев нашего космического сообщества. Хотя конечно, именно место жительства, отражалось более всего на сознании, и теперь даже, на строении тела нового человека. Но, все равно, каждый в душе ощущал себя, в первую очередь землянином. Даже родившиеся, за пределами планеты своих предков. И это было самым важным, так как теперь мы все были одно дружной, теперь уже, космической семьей. Цивилизацией Солнечников. Стремительное развитие нашего разума, и технологий, изменило нас всех, теперь даже физически. И мы, постепенно, шаг за шагом, эволюционировали в новую человеческую расу - Homo Solar. И даже природники, были с этим согласны….


10. Солнечный союз.

Начиная с середины 22 века, по мере обретения технологической, энергетической и сырьевой, независимости от Земли, Главк и Далькос постепенно начали превращаться, в полностью самостоятельные отделы. И вскоре, сам ВКОК был ликвидирован. Теперь во Всемирный Совет напрямую входили, главный инженер Главка, и научный руководитель Далькоса, как высшие руководители этих отделов. Вскоре в Солнечной системе, было уже три, относительно самостоятельных административных образования. Земля, Главк и Далькос. А то, что произошло с Европой, так или иначе, только ускорило распад прежнего социального устройства нашей цивилизации. К концу 22 века, Солнечная система, незаметно для всех, полностью разделилась административно, на несколько вполне независимых образований. На Марсианскую и Венерианскую колонии, Земную метрополию и Далькос. Венерианская колония, фактически управляла солнечным кольцом, и глобальной энергетической сетью. А так же планетами Венерой, на которую переселилась значительная часть землян. Меркурием, и почти всеми производственными мощностями в этом районе. Земля же имела под контролем Луну, которая, вместе с орбитальным кольцом, до сих пор производила высокотехнологические компоненты, компьютеры, и различные космические аппараты. Она снабжала ими всю Солнечную систему. А на Луне базировался оставшийся Главк, который теперь был упразднен, и относился к Метрополии. Здесь, как и раньше, было основное ядро нашей цивилизации, так как кроме самой Луны, Главк продолжал управлять общей транспортной сетью внутреннего кольца. Но, несмотря на новое административное разделение, все по праву считали Землю Метрополией, и своей колыбелью. Ведь именно там проходили заседания Всемирного совета, который до сих пор, фактически руководил, теперь уже, всей Солнечной системой. Марсианская колония контролировала производственные мощности кольца астероидов, верфи по постройке пассажирских лайнеров и другие производства, размещенные в этом районе внутреннего кольца. А сам Марс, где размещался ее административный центр, стал основным источником натуральных продуктов, уже для всей Солнечной системы. Ввиду малого притяжения, там удавалось быстро выращивать, очень крупные и вкусные, фрукты и овощи. А все, что находилось за поясом астероидов, было под контролем Далькоса. Получалось, что даже вся оставшаяся Вселенная. Таким образом, наша Солнечная система, административно распалась на четыре кольца, вложенных друг в друга. Самое большое, внешнее, было под контролем Далькоса. Оно включало в себя почти 70% всей системы. Хотя 90% процентов населения Солнечной системы, жило во внутреннем кольце. Несмотря на все это, все жители могли и дальше свободно перемещаться, по всей Солнечной системе. Проживать и работать там, где пожелали. Во внешнем кольце, была своя транспортная сеть, которая, как отдельный сегмент вписывалась, в общую, глобальную. Так как солнечные парусники, там были малоэффективны. Здесь была наша научная гордость в виде Ока и «Томсона». И наше несчастье, в виде пустоты, оставшейся от Европы. И Далькос, до сих пор, имел наибольший вес и влияние, наравне с Метрополией. Так как его институты и научные базы разбросаны по всей Солнечной системе. А большая часть его ученых и конструкторов, постоянно проживала на Земле и Венере. И их научные достижения и разработки, использовало все солнечное человечество. Кроме того, Далькос имел в Метрополии, много своих учебных заведений, и училищ для подготовки астронавтов. И разделить все это, было невозможно. Но тогда, никто и не пытался этого делать. Дух индивидуализма и соперничества выветрился окончательно, из наших голов еще в 21 веке. Мы все делали одно общее дело. Жили в своей Солнечной системе, и перестраивали ее под себя. И все это, кажущееся административное разделение, было ничем иным, как способом более качественно управлять, разросшимся хозяйством нашей космической цивилизации. Всем показалось, что так более целесообразно существовать дальше. И это был, несомненно, шаг вперед, несмотря на кажущуюся потерю единства, во взглядах на будущее нашей цивилизации. И даже к концу 22 века все эти, административные образования, все равно, напрямую зависели друг от друга. Так как были частью единого целого, именовавшегося теперь видом Homo Solar, или цивилизацией Солнечников. Именно так мы себя теперь называли. И Венерианцы были нашей энергией. Марсиане сырьем и продуктовой базой. Далькос был мозгом и окружающей нас Вселенной. А Земля, вместе с Луной, была центром, Метрополией, и сердцем всего этого. Родиной предков. Колыбелью разума. И теперь новое человечество, всего лишь разделилась на домены, для удобства внутреннего управления. В 2197 году на заседании Всемирного совета, большинством голосов было принято решение образовать Солнечный Союз. А, абсолютно всех граждан, живущих в нем, теперь именовать Солнечниками. Перед этим, в Глобальной сети, был проведен всеобщий референдум. И 73% граждан высказались положительно, относительно нового государственного устройства. Остальные просто не учувствовали. Например, природники предпочитали спокойную жизнь, вдали от цивилизации. И большая часть их, не подключилась к информационной сети. И они имели на это полное право. Ведь они жили в свободном мире. Вновь созданный союзом, должен будет управлять так же орган, похожий на Всемирный совет. Это был практически тот самый административный аппарат, который сделал из землян солнечников. И не доверять, такому способу управления и существования, мы не имели права. В новом Солнечном совете, было равное количество мест, для представителей каждого, из четырех доменов союза. По 225. Остальные сто мест, занимали почетные члены, которых вместе выбирала вся Солнечная система. И им мог стать, практически каждый достойный гражданин. Остальных членов Солнечного совета, выбирал каждый домен отдельно. Все глобальные решения, относящиеся будущего нашей цивилизации, в этом совете принимались большинством голосов. За политические интриги или сговор, член совета позорно изгонялся. Но таких случаев пока не было. Каждый из тысячи членов, нового Солнечного совета был мудрым человеком, и именно за это, его выбрали солнечники. Он имел свое собственное мнение, и очень им дорожил.

Теперь Земля, как Метрополия снимала с себя главенствующую роль, и постепенно переходила в разряд природно-исторического памятника всего человечества. И поэтому она и дальше имела очень большое влияние, абсолютно на все аспекты жизни сообщества солнечников. Но, новый союз был не только новым административным образованием. Нам хотелось, что бы каждая социальная группа, каждого домена, имела отдельно право голоса. Например, природники, летуны или лунарии. Всемирный совет, заседал, как и раньше в Брюсселе, в центре бывшей Европы, теперь именуемой Еврикой. Его контрольный отдел, как и прежде, контролировал работу всех глобальных сетей и самой Мамы. Несмотря на то, что территориально, части этих глобальных сетей находились, и обслуживались в разных доменах. И конечно, каждый член, мог участвовать в ежегодном плановом заседании дистанционно, через Глобальную сеть. Но было традицией, физически посещать для этого Колыбель, хотя бы раз в год. Что бы, еще раз окунуться в атмосферу жизни своих предков. Подышать воздухом колыбели. Прогуляться, по сохранившимся историческим городам, и немного вернуться к истокам. И именно это, помогало опять сплотить потомков землян, через их представителей, в новом, равноправном союзе. Земля все равно, заслуженно считалась Метрополией по отношению к остальным доменам, хоть уже не была таковой административно и законодательно. И именно Солнечный совет, как его теперь называли, управлял теперь всей нашей космической цивилизацией. И в нем, как и прежде, заседали самые мудрые и способные члены нашего солнечного общества. И впоследствии, любая новая звездная колония, могла быть присоединена к союзу, как отдельный домен. И что характерное, наибольшую связь с землей сохранял Далькос. Несмотря на то, что во внешнем кольце жило больше всего орбитальников. Видимо потому, что они находились, дальше всего от своей звездной Колыбели. И поэтому скучали по ней, больше всех остальных. И еще возможно потому, что именно туда уходили работать самые талантливые ученые и инженеры, родившиеся на Земле и Венере. Ведь юные покорители космоса, больше мечтали о далеких мирах, чем о рутинной работе колонизатора Марса или Венеры. И поэтому Далькос, и к концу 22 века, так и оставался самым главным поставщиком, в первую очередь научно-технических идей и новых технологий. Так как имел для этого мощную кадровую, и научную основу. И в первую очередь известный институт НАСА на мысе Канаверал. Вторым поставщиком кадров, и в первую очередь астронавтов и астробиологов, был московский центр космонавтики в Королеве. Космологи учились, в основном, в университете на Ганимеде и институте астрофизики на Нее. Кроме того, за несколько веков космической экспансии, появились абсолютно новые профессии. Например, к концу 22 века, особенно популярными стали две новые космические специальности. Астроконструкторы и астроинженеры. Астроконструкторы, занимались общим теоретическим конструированием объекта. И в первую очередь, придумывали общую схему работы, нового космического объекта. Точнее их можно было назвать астроархитекторами. Они, были чаще всего универсальными учеными, и разрабатывали саму научную и технологическую концепцию. Астроконструкторы, в основном работали с астроинженерами, которые осуществляли на практике их идеи, через глобальную сеть. А астроинженеры, были больше строителями, практиками и доводчиками. Они работали, непосредственно, над самими узлами устройств, и затем руководили их сборкой, наладкой и последующим обслуживанием. Сфера их деятельности была намного шире. Начиная от микроэлектроники и кибернетики, заканчивая постройкой баз и космических кораблей. Но над глобальными проектами, трудились уже целые бригады астроконструкторов, астроинженеров и специалистов других смежных специальностей. И тогда каждая такая бригада работала над своей частью проекта. Но, конечно же, кроме этих новых специальностей, появились сотни других. Например, операторы, которые управлять стаями дронов, и астромонтажники, которые осуществляя сборочные работы в открытом космосе. Специалисты по постройке и наладке роботизированных производственных комплексов, опорных станций и многого другого. Многие астроконструкторы жили оседло на Земле или другой планете, не смотря на то, что работали на космос. А астроинженеры, довольно часто блуждали по всей Солнечной системе, участвуя в проектах то Главка, то Далькоса. Часть из них работала на Луне и других космических объектах. И они уже были специалистами новой космической эпохи. Настоящими строителями, нашей солнечной цивилизации….

Но, к нашему великому сожалению, уже к концу 22 века, рост численности человеческой цивилизации, начал медленно снижаться. Главной причиной этого, стала как раз космическая экспансия человечества. Институт семьи и деторождения, перетерпел большие социальные изменения. Теперь планеты внутреннего кольца, больше походили, на рай для детей, молодежи и стариков. Многие покорители космоса возвращались на родину, лишь спокойно доживать свои дни. Часть трудоспособного населения покидала родные планеты, что бы жить и работать в космосе и колониях. И если так и будет продолжаться дальше, то колонизация космического пространства в будущем, существенно затормозится. Нам просто будет некем заселять, вновь открытые миры. Ведь, не смотря на все, что произошло с Европой, мы так и не отказались от мысли колонизировать, хотя бы часть галактики. Хоть, мы частично смогли эти нивелировать, эти негативные демографические изменения, путем увеличением продолжительности и качества жизни. С помощью успехов в разрешенных областях медицины и генетики, мы смогли оттянуть процесс старения за сто лет. И теперь, у среднестатистического гражданина Солнечной системы, было около 110 лет, полноценной жизни. Но, не смотря на все это, рождаемость продолжала падать. А классические семьи, создавались значительно реже. Что бы решить эту проблему, нам пришлось создавать пропагандистскую программу, сначала для жителей Земли, а потом Венеры и Марса. Родил наследника рода человеческого – оправляйся покорять космос! И теперь, многие молодые люди, обзаводились сначала потомством, считая это своим долгом, а только затем покидали родную планету. Часть молодежи становилась фермерами, и оставались жить семьями, сами воспитывая своих детей. Другие граждане оставляли свое потомство, на попечительство социальных воспитательных заведений. Там дети жили до совершеннолетия, и получали самый лучший уход и качественное образование. Те же, кто собирался осесть на Луне, Марсе или орбитальных городах, забирали своих детей с собой, в колонии. А к концу 22 века, уже на Марсе и Венере, начала расти рождаемость среди новых колонистов. Но этого было слишком мало, на общем фоне. В колониях к тому времени, было открыто много новых воспитательных, и образовательных учреждений. И, к концу века, человеческая популяция остановилась на уровне, около 15 миллиардов солнечников…..

Мощный технологический рывок 22 века, закончился колонизацией всей Солнечной систем. Превратив всех нас в новый вид, Homo Solar. И над этим поработали практически все солнечники, в той или иной степени. Теперь мы имели, две новые колонизированные планеты, орбитальное кольцо, всевидящее Око, суперколлайдер, Солар, звездолеты, и массу новых технологических возможностей. Комфорт и защиту обеспечивали глобальные сети и Мама. Новое государственное устройство, обеспечивало равноправие, мир и взаимопонимание. Здесь, нам было чем похвастаться. Но, вследствие поспешных и не до конца продуманных действий, пропала Европа, и тысячи наших граждан. Здесь, нам было чему устыдиться. Но пробираясь через все эти Тернии, мы все же, почти вышли к звездам. При этом изменившись как физически, так и социально. К концу 22 века большая часть нашей колыбели, превратилась в заповедник. Нам удалось стабилизировать экосистему родной планеты. И остановить массовое вымирание ее видов, к которому привела наша неуемная технологическая деятельность, в прошлом. А самое главное, что мы решили проблему перенаселения родной планеты. Таким образом, одна из главных задач нашей космической экспансии была выполнена. Нам хватило разума и мудрости, что бы спасти свой космический дом, и обустроить его. Таким образом мы в первую очередь доказали себе, что являемся разумными существами. И теперь, можем, со спокойной совестью, отправляться к звездам. И мы верили, что рано или поздно, найдем способ попасть туда. И что нас ожидает на этом тернистом пути, не знал никто…..

…. А на лице сфинкса, проступила улыбка……

Скрижаль2. 22 век. Солнечный союз.
Я верю, друзья, что караваны ракет,
Помчат нас вперёд от звезды до звезды.
На пыльных тропинках далёких планет,
Останутся наши следы……
Слова, из старой земной песни.

1. Каналы будущего.

Несмотря на все запреты, ученые Далькоса из института подпространства на Ганимеде, продолжали свои работы над генератором. Сначала только теоретически, на новейшем квантовом вычислителе, построенном на Нее. Они чувствовали на себе огромную вину, за случившееся с Европой. И, до сих пор были уверенны, что нашей Солнечной системе, тогда ничего не угрожало. Имела место трагическая ошибка в расчетах. Возможно, из-за сбоя компьютерной программы. И, к 2197 году, они нашли ошибку, и теоретически, причину исчезновения Европы. Но пока, к сожалению, не ее саму. И теперь уже получалось, что мы, почти освоили технологию сворачивания подпространственных каналов. Осталось сделать, всего несколько шагов, теперь уже в правильном направлении. Причиной пропажи Европы, стал непредвиденный, обратный гравитационный импульс. Который действительно вынул участок пространства, и перенес его, неизвестно куда. И в данном случае, масса Европы выступила в виде гравитационного противовеса. И направленный сигнал, который шел с Ганимеда, на генератор, находящийся на орбите Неи, изначально нес отрицательный импульс. И поэтому, в первый раз, мы сворачивали канал, не от своей звездной системы, а внутрь нее. А так, как мы использовали для этого, ее гравитационную линзу, то получился обратный перенос. Который и вырезал участок пространства из нашей системы, переместив его, неизвестно куда. И ученые были глубоко уверенны, что смогут найти Европу, только если продолжат изучать это подпространство. И для того, что бы в дальнейшем стабилизировать работу генератора, ученые решили, тихо создать в поясе Койпера, новый источник большой массы. И он, в дальнейшем, станет, как бы уравновешивать, процесс сворачивания подпространственного канала. И, таким образом, эта технология станет безопасной, для других тел Солнечной системы. И Нею, уже точно, не постигнет судьба Европы. Кроме того, ученым удалось еще больше усовершенствовать, гравитационную точность самого генератора. А его управляющий модуль они перенесли с Ганимеда, прямо на орбиту Неи, на базу институт астрофизики. Практическая часть этих работ, была скрыта руководством Далькоса от Солнечного совета, и широкой общественности. И это было отчасти большим риском. Но в Далькосе были уверенны в своих действиях, и к тому же, на кону теперь, стояла судьба всей дальнейшей космической экспансии….

По сути, сворачивание пространства, в подпространственный тоннель, было ничем иным, как пиковым увеличением гравитации, в одном направлении. Это делалось с помощью, созданного учеными генератора. Но, кроме него, в процессе сворачивания участвовала гравитационная линза, опорной звездной системы. Сначала, мы даже считали, что это создание искусственных, направленных, миниатюрных черных дыр. В результате этого открывался энергетический тоннель, через так называемое подпространство, к другому, мощному источнику гравитации, который выступал, в роли контакта. После включения генератора, сначала пробивался нитевидный канал, толщиной в несколько бозонов, на всю длину. И тот промежуток времени, за которое он пробивался, и был в дальнейшем временем прохождения канала. Все зависело от расстояния. Но время внутри этого канала, или, как считали ученые, внутри подпространства, через которое он проходил, текло в тысячи раз быстрее. Приблизительно, в 2300 раз, быстрее скорости света. Исходя из расстояния, к Альфа Центавра. Потом, канал спирально расширялся, с помощью прогрева генератора. Это было, не совсем сворачивание родного пространства, которое оставалось в относительном спокойствии. Пробивался тоннель, именно в другом пространстве, природу которого мы пока не знали. Так как в нашем пространстве, мы никаким образом не могли увидеть этот тоннель, или засечь его своими приборами. И через него, пока даже теоретически, невозможно было попасть в, само это подпространство. Так как, оно имело, скорее совершенно другие пространственно временные характеристики. И конец, такого канала выбрасывало обратно в наше пространство, на краю гравитационной линзы, у конечной звездной системы. В сущности, что было за его стенами, мы не знали. Возможно, это была другая реальность, которую мы называли подпространством. И поэтому перемещение в ней, для нас, происходило почти мгновенно. И пока, мы узнали только это подпространство, в котором время шло, значительно быстрее, чем, в нашем. Что помогало нам почти мгновенно, перемещаться в родном мире. Но пока, мы никак не могли попасть, в это параллельное пространство, а только пронзить его своим каналом. Что бы выйти опять в своем мире. И система координат в нем, была почти такая же, как у нас. Ведь после сворачивания, выход образовывался, именно в направлении работы импульса генератора, а не на другой стороне. И, на том расстоянии, которое мы приблизительно планировали получить, с помощью прогрева генератора. Такой канал, как бы дрейфовал, прямо в теле нашей галактики, одновременно связывая два объекта, обладающие большой гравитационной массой. И как это происходило, ученые Далькоса, пока до конца не понимали. Возможно, мы просто каким-то способом сворачивали свое пространство, при этом, не изменяя его визуально и физически. И реальность существования подпространства, несмотря на постройку работающего генератора, еще находилось под вопросом. Так был устроен наш разум. Мы мало верили в то, что не могли осязать своим органами чувств или своими приборами. Но, не смотря на это, мы уже начали использовать данную возможность на практике. И, кроме того, возможно, нашли другую реальность, очень похожую на нашу. Хотя бы, по общим физическим законам, и сетке координат. Хотя существовала теория, что время в этом подпространстве, течет также, как и в нашем. И оно ускоряется, только внутри свернутого, сквозь него канала. Так как то пространство, просто выталкивает объект из своей реальности. И все это делалось на основе обычной гравитации, которую немного сжимал, и направлял генератор. И ученым института подпространства на Ганимеде еще было, над чем поломать головы. И кроме них над этой проблемой работали космологи и квантовые физики. Ведь решение загадки гравитации и подпространства, могло нас серьезно продвинуть, в понимании устройства нашей Вселенной. Но все равно, пока, члены Солнечного совета, считали сворачивание каналов делом очень опасным. У нас уже был печальный опыт. И, физикам разрешили совершенствовать технологию сворачивания каналов, в основном теоретически. Параллельно стараясь найти вход туда. Ведь там могла быть наша Европа. А 2204 году, астроинженеры Далькоса, тихо закончили постройку источника массы. Для этого они вырвали из пояса Койпера карликовую планету Эриду. А затем переместили ее на новую орбиту, на самый край пояса. К ней, струнами притянули несколько объектов поменьше. А затем, весь получившийся планетоид, похожий на огромную молекулу, закрутили вокруг своей оси. Сам генератор сняли с орбиты Неи, и тоже переместили, почти на внешний край пояса Койпера, ближе, к источнику массы. Теперь он не вращался вокруг Солнца, прямо напротив Неи. А висел стабильно в пространстве, далеко за пределами заселенных людьми областей, на самом краю Солнечной системы. А немного сбоку от него, дрейфовал центр масс, ранее бывший Эридой, как предохранитель. И в случае нового, непредвиденного сбоя, уже он исчезнет. Но такое, теперь было маловероятно. Так как импульс, идущий с генератора, будет иметь правильный вектор. А он, вместе с телами, участвующие в процессе сворачивания не будет двигаться, как раньше. И, кроме того, генератор теперь снабдили автоматической защитной системой. Она могла моментально обесточить его, в любой ситуации, отличной от расчетной. И в 2207 году ученые Далькоса, взяв на себя огромную ответственность, втайне от многих, испытали генератор снова. И их теоретические выкладки, к счастью, оказались верны. Теперь они успешно свернули канал, к Проксима Центавра. И дрон ушел в него, а затем вернулся. И вскоре, весь Солнечный Союз увидел с близкого расстояния Нову, планету из чужого мира, к которой собиралась первая звездная. И это было победой. И теперь, жертва Европы, нам не уже казалась такой напрасной. Хотя многие члены Солнечного совета были искренне возмущенны этим событием. Но близкие виды другого мира, полученные благодаря мощным камерам дрона, опять взбудоражили всю солнечную общественность. И оказалось, что наша цивилизация сделала еще один гигантский скачек, в своем технологическом развитии. И сдерживать это не имело смысла. Ведь мы вышли к звездам, и получили простой, невероятно скоростной и удобный способ перемещения в пространстве на огромные расстояния. И это была победа, давшаяся нам ценой Европы. И теперь мы не могли от нее отказаться. И в 2214 году, была осуществлена разведка канала большим беспилотным рейдером, на котором были биологические образцы и несколько животных. Все благополучно вернулись назад, и не имели никаких изменений в своей биологической структуре. Затем трое отважных астронавтов Далькоса ушли в канал, и вернулись спустя несколько часов обратно. Целыми и невредимыми. Это был настоящий успех! И в 2217 году к Проксима Центавра отправились Арк и Бор. Первая звездная успешно стартовала. И при этом, как мы и хотели, совершенно новым способом….

Уже готовый канал, мог существовать довольно долго, пока подпитывался генератором, открывшим его. Причем для поддержания его требовалось в десятки раз меньше энергии, чем для открытия. Вход в него, теперь обозначался буем. Возле него объект исчезал, и почти мгновенно появлялся на другом конце, возле такого же. Входом, условно можно было назвать сферу диаметром около 45 километров. Такова была толщина, этого, пока единственного транспортного канала. Причем входить в эту горловину канала, можно было с любой стороны. После этого происходило моментальное всасывание, и объект просто исчезал. И приборы фиксировали, только его исчезновение, и больше ничего. А из канала объект всегда выплевывался с небольшой, угловой скоростью. И погасив ее, можно было снова вернуться обратно, так же растворившись в пространстве. Это несколько напоминало телепортацию. И сам вход в канал, невозможно было увидеть, даже с помощью гравитационного детектора Ока. Вход в него рассчитывался, по оси приложения силы генератора. И был всегда на одном расстоянии, от него. Только, после полного выхода транспортируемого объекта из канала, наблюдался небольшой всплеск гравитационных волн, как рябь на воде. И таким образом, мы точнее научились, фиксировать края его. И для удобства, инженеры Далькоса решили разместить у входов красочную голограмму, имитирующую огромные Звездные врата, из старого земного фильма. И она всегда висела, точно напротив генератора. В первую очередь потому, что генератор вместе с резервным источником массы, не вращались вокруг Солнца, как остальные объекты Солнечной системы. Мы считали, что входы в транспортный канал должны быть всегда стабильны. Так как, это стало тоже, одной из причин исчезновения Европы. Мы не хотели, чтобы он двигался через нашу Солнечную систему, задевая ее тела. Ведь он был жестко привязан к нашему, и конечному источнику гравитации. Канал, как бы висел внутри всей структуры галактики, и медленно двигался, вместе с нашим рукавом Ориона, и его телами. Соединяя собой две гравитационные линзу. Нашу, и тройной звездной системы Альфа Центавра. Теперь уже нашей, очень ближайшей соседки….


2. Поиски внеземной жизни.

В конце 22 века, после произошедшего с Европой, Всемирный совет приостановил проведение всех глобальных экспериментов. А так же, достройку информационного сегмента энергетической сети, и других потенциально опасных, и технологически сложных объектов. Юпитерианский коллайдер был остановлен. Тогда Солнечная система, замерла в тревожном ожидании, а первая звездная экспедиция, была отложена, на неопределенное время. Но Око, последние десятки лет, занималось не только поиском пропавшей Европы. Параллельно, оно записывало все данные, с изучаемых секторов. Теперь, к сожалению, многие ученые, могли заниматься своими исследованиями, только теоретически. Не свернутой, осталась лишь, общая программа пассивного поиска инопланетной жизни. Теперь мы уже не подразделяли ее, на разумную, и остальную. Ведь мы, уже более двухсот лет, безуспешно пытались найти, просто любую неземную форму жизнь. И пока в этом, совсем не преуспели. А, после произошедшего с Европой некоторые члены совета, даже склонялись к тому, что бы искусственно начать тормозить наше технологическое развитие. И поэтому, в целях безопасности советовали прекратить поиски, и отказаться от передачи сигналов, с помощью информационных щитов. Они боялись, что неуправляемая технологическая сингулярность, может нас уничтожить практически. И, стратеги собирались кардинально пересмотреть, планы дальнейшего развития нашей цивилизации. И тогда это, послужило разделению мнений в нашей Солнечной системе, вплоть до биполярных. И это тоже, в результате поспособствовало созданию Солнечного Союза. Каждый из глобальных проектов, тогда вызывал массу споров и уточнений. И только программа поиска жизни, продолжала работать, не смотря ни на что. Она шла параллельно, с поисками Оком, нашей пропавшей Европы. И ученые, работающие в ней, старались не предпринимать, ни каких активных действий. И только поэтому, тогда эта программа, не была временно свернута. В первую очередь, мы искали вокруг себя, именно биологические формы жизни, или их любое проявление. Не только потому, что это было ближе нам по духу. Конечно, мы подсознательно пытались найти своих двойников, что бы чувствовать себя не одинокими в бесконечно большой Вселенной. И нам, просто легче было идентифицировать, и понять, именно, биологические формы жизни. И в тоже время, мы искали, какие либо ее формы, или, их проявление. Любые необычные объекты, которые могли быть созданы искусственным путем, и являлись бы продуктом, чужой жизнедеятельности, отличной, от нашей. Конечно, многоклеточные, биологические формы жизни, были для нас ближе, и изучены лучше. Именно поэтому чувствительные сканеры Ока, в первую очередь, искали на новых планетах с кислородной атмосферой, результаты биологической жизнедеятельности, многоклеточных организмов или их самих. Для этого, детально анализируя состав атмосферы, и изучая поверхность, если объект находился не очень далеко. Были разработаны тысячи разных других тестов, на основе которых шел поиск иных форм существования. Мощнейший квантовый вычислитель, построенный на Нее, возле института астрофизики, обрабатывал потоком всю информацию, поступающую с Ока. После первичной обработки, он создавал детальные карты для, определения потенциальные районов, более глубокого поиска, в будущем. Но таких звездных систем, пока было очень мало. После этого звездные карты должен был получать в свое распоряжение Главк, что бы решать, какой объект перспективнее начать колонизировать. Но после трагедии Европы, мало кто думал об этом всерьез. А вычислитель астрофизиков, продолжал все более детально обрабатывать поступающие данные. Нам пришлось достроить к нему, два новейших квантовых процессора….

В основном, программой поиска внеземной жизни заведовал Далькос. И в первую очередь его ученые, занимались поисками ее, за пределами нашей системы, с помощью Ока. Это была первая часть программы. Поиск вне нашей звездной системы. Вторая часть включала в себя поиски жизни, уже в нашей Солнечной системе. А так же, изучение причин и условий появления ее на Земле. И возможные, иные формы ее эволюции. Над этой частью программы, косвенно работала уже вся Солнечная система. Кроме того, в рамках этой программы, Далькос занимался, практической разведкой и составлением детальных звездных карт, ближайших к нам секторов галактики. Еще в 2182 году, мы запустили под небольшим углом, к плоскости эклиптики Солнечной системы специальный, сканирующий спутник. И с помощью него, и Ока, астрофизики с Неи, создали точные базовые биогинатуры трех наших жилых планет, просвечивая их атмосферы сквозь свет Солнца. Венеры, где биосфера находится в зачаточном состоянии. Марса, где она находится на промежуточной стадии. К тому времени, на красной планете уже росли растения, и даже деревья. И она постепенно превращалась, в зеленую планету. А так же создали, в первую очередь сверхточную биосигнатуру, своей, родной Земли. На основании этих трех моделей, Око продолжало искать планеты, которые могли иметь развитую биосферу. Хотя, всю Вселенную, которую мы наблюдали, можно было смело назвать машиной времени. А точнее сказать, машиной прошлого. Все что мы видели, произошло уже, очень, и очень давно. И картина была действительно четырехмерной. Так как, например, чем дальше объект находился от нас, тем меньше мы могли знать о его настоящем. Ведь, даже целая галактика, которую мы видели на расстоянии в тысячи световых лет, сейчас, за это время, уже могла просто перестать существовать. Не говоря уже об отдельной звезде или планете. И даже если мы увидим следы жизни, находящейся от нас, например, в несколько тысяч световых лет. То, достигнув этой планеты, мы не сможем даже предполагать, что случилось за это время с ней, и с ее возможными жителями. Возможно, они стали уже разумнее нас, и теперь, тщательно скрывают, следы своего присутствия. Считая нас, еще не созревшими для контакта….

К 2205 году, подсчет экзопланет показал, что пока Земля, такая одна, из миллионов планет земного типа, во всей наблюдаемой нами Вселенной. И средний возраст всех этих планет, намного меньше возраста нашей Земли. И если бы в космосе существовала бы другая разумная цивилизация, которая начала на миллиарды лет раньше нашего. То, почему она до сих пор, не колонизировала галактику? А может она уже это сделала, только мы пока не можем этого увидеть, или просто понять. Принимая эти процессы, за природные, и абсолютно естественные. А что, если даже мы, тоже плод ее разумного развития. Ведь пока все, что мы знаем практически о звездах и их планетах, было взято из небольшого, видимого участка нашей галактики. Где, большинство звезд, довольно схожи, по своим характеристикам и содержанию тяжелых элементов. И пока, к сожалению, согласно новой математической модели наших астрофизиков, оказывалось, что наша планета действительно особенная. Что еще больше указывало на ее ценность. Астробиологи давно пытались понять, как планеты могут формироваться вокруг звезд с меньшим количеством тяжелых элементов, вроде тех, что бывают в небольших галактиках, или были в ранней Вселенной. И, из миллиона изученных нами звездных систем, только около 200 обладали похожим, на нашу систему, расположением планет. В остальных они располагались, либо очень близко к светилу, или напротив, очень далеко. А у большей части звездных систем, было вообще, по несколько светил. При таких сложных условиях, вероятность зарождения жизни на их планетах, была ничтожно мала. В связи, со сложными гравитационными условиями существования планет. Но мы изучали их пока дистанционно, и данные могли быть не точными, как в случае с Новой. Но даже на данном этапе, потенциальных двойников Земли, поблизости было обнаружено, очень мало. Сложные условия двойных и тройных звездных систем, заметно снижали шансы найти жизнь на их планетах. А более половины таких звездных систем вообще не имели планет. А были еще, и, более кратные звездные системы. Система V Скорпиона, например, вообще состояла из семи звёзд. Называлась она Яббах. Довольно часто, в многократных системах, рано или поздно планеты сталкивались, еще на раннем этапе формирования планетарной составляющей. И астрофизики получали столько информации об образовании звезд, и небесных тел возле них, что пока не даже не могли все их, точно все классифицировать. Так как, постоянно пересматривали свои представления, даже о строении галактики. С каждым новым потоком данных, полученных от нашего Ока. А эволюционисты, применяли их рабочие выкладки для описания процессов, происходивших в нашей Солнечной системе, в прошлом. Ведь мы обнаруживали планеты, находящиеся на разных стадиях эволюции. И самые старые из них, подвергались более пристальному изучению. Так как нашу Солнечную систему, можно было считать довольно старой, даже по Вселенским меркам, как и всю нашу галактику. И, по логике, мы искали сначала существ подобных себе, в подобных системах. Уж очень мы хотели, что бы они были похожи на нас. Но потом, изучив эти звездные системы досконально, мы еще больше убеждались, что наша Земля особенная…

Исходя из того, что за двести лет активного изучения космоса и его тел, мы не нашли каких либо признаков внеземной жизни, мы постепенно стали опять возвращаться к теории панспермии. Пока, все наши исследования говорили нам о том, что жизнь на телах Вселенной, появляется не сама собою. Что ее зарождение, скорее всего, совсем не плод случайного природного развития. И она, довольно большая редкость, чем правило. И даже на нашу планету, жизнь попала, скорее всего, извне. Точнее сказать, ее семена или стартовая программа. Еще сотни лет назад ученые обнаружили микроорганизмы, возрастом более 4 млрд. лет. Как оказалось, жизнь на Земле появилась почти сразу, после ее формирования, как планеты. А это значит, в это время на ее поверхности, уже была вода, в жидком виде. И, необязательно целые океаны. Достаточно было одной капли. В ней родилась сложная клеточная структура, которая положила начало, всей биосфере. И на это ушли не миллионы лет, как мы считали раньше. В то время, кислородная атмосфера нашей планеты только начинала формироваться. И возможно жизнь в виде неких спор, или даже микробов, на нашу планету занесли метеориты. Или они только стартовали процесс, который сумел катализировать неживые элементы, превратив их в первую РНК. И поэтому родину этих микроорганизмов, которые мы надеялись найти в метеоритах, нужно искать далеко за пределами нашей планеты, а возможно, и за пределами самого Млечного пути. Пока же, мы считали, что жизнь на Земле, могли зародить такие, простейшие микроорганизмы. Мы назвали их Семенами жизни. Возможно, они передвигались внутри метеоритов и комет, в замороженном состоянии. И 4 миллиарда лет назад, наша Земля подверглась бомбардировке такими кометами. И в результате этого, на ее поверхности сразу появилась, первая биологическая жизнь, на базе этих микроорганизмов. Таким образом, получалось, что наша планета была засеяна. Ведь многое говорило нашим эволюционистам о том, что суша была заселена организмами, сразу после того, как сформировалась. А не на протяжении, миллиардов лет эволюционного развития. Но сейчас, мы пока не нашли эти семена, ни на одном из тел Солнечной системы, или в окрестностях ее. И это говорило о том, что они, возможно, не имеют большого срока жизни. Либо переносятся, только каким-то особенным типом комет. Либо ими засеивается не каждый объект, или звездная система. А только те, на которых есть подходящие условия. А это тоже говорило нам о том, что мы вполне можем встретить братьев по разуму, похожих на нас. Более древнюю расу, создателей этих Семян жизни. Либо своих братьев, если их планета тоже была земного типа, и так же попала под этот кометный рой почти, в тоже время. И возможно их разум, или даже тела, будут похожи, и технологии будут на одном уровне. Тогда мы вполне можем рассчитывать на встречу с ними. И поэтому, частью программы поиска внеземной жизни, было как раз тщательное изучение всей Солнечной системы, на предмет наличия этих семян. Ведь следы уже были. С начала освоения космоса, в его открытом пространстве, были обнаружены более 300 видов различных органических молекул. Они тоже могли быть потенциальными переносчиками жизни. И ученые Далькоса более детально занялись их практическим изучением. А на орбите Ганимеда, они даже проводили опыты по зарождению нового типа биологической жизни, приспособленного к жизни в открытом космосе. Кроме того, в рамках программы поиска жизни, обрабатывалась часть данных, которые Мама не могла объяснить для себя. Ведь мы до сих пор, могли найти внеземную жизнь в своей Солнечной системе. И может быть, она рядом, но мы ее пока не видим. Потому что она, возможно, кардинально отличается от нашей, привычной. И к началу 23 века, нашу ученые астробиологи и эволюционисты, практически доказали научно, что жизнь на Земле не могла зародиться в процессе случайной эволюции. А что, помогло набору мертвых веществ, стать первым живым организмом, мы пока не знали. И кто тот великий программист, сумевший запустить машину земной эволюции, мы даже не могли представить. И занимаясь поиском братьев по разуму, возможно, мы в первую очередь искали его. Создателя. Ведь возможно мы, на самом деле, плод его умышленной панспермии. Но мы не искали Богов, в устаревшем понимании. Мы искали тот разум, что нас создал. И то, что какая-то сверхразумная цивилизация засеивает им галактику, нам уже не казалось фантастическим. Мы только надеялись, что они создали нас по образу и подобию. И если, мы встретим братьев по разуму, и окажемся их творением, то мы надеялись, что им будет, чем гордиться. И семена жизни, посеянные ими, дали разумные всходы….

К началу 23 века, мы прекрасно понимали, что наша цивилизация практически, никак не защищена от внешней агрессии. И после пропажи Европы, в наши сердца немного закрался космический страх. На тот момент, всей нашей защитой была глобальная энергетическая система «Солар», управляемая Мамой. И несколько десятков, крупных космических рейдеров, с очень мощными лазерными резаками. Они занимались уничтожением крупных метеоритов, демонтажем старого оборудования, и других небесных тел, представляющих опасность, по всей Солнечной системе. И, возможно, мы были беспечны и наивны, перед лицом потенциальной внешней агрессии. Но мы надеялись в первую очередь на тот разум, который сделал в 21 веке самую большую часть из нас, законченными пацифистами. Многие из старшего поколения прекрасно помнили, к чему приводила жажда богатства, нетерпимость, религиозный фанатизм, агрессивность, и отсутствие элементарной толерантности и взаимоуважения. Что делали с нами, мировые войны и вооруженные конфликты. К концу 22 века, большая часть населения, уже была законченными пацифистами, и гуманистами новой эпохи. И наши стратеги прекрасно понимали, что бессмысленно создавать боевой флот, и таким образом косвенно опять подталкивать человечество к мыслям о войне. Если потенциальный враг будет ниже нас по уровню развития, то он вряд ли сможет нам нанести ощутимый вред. Тем более собрать боевой флот мы сможем довольно быстро. Ведь каждый из крупных рейдеров и планетолетов Далькоса и Главка, которых было уже больше тысячи, имел в своем арсенале лазерный резак. И еще несколько видов, различных магнитных и плазменных излучателей. И мощности всех этих систем, можно было довольно быстро нарастить. На всякий случай, в 2188 году, была разработана боевая, оборонная стратегия. И схема формирования боевого флота, из имеющихся кораблей, на случай возможного вторжения. Кроме того, такой флот легко мог стать спасательным, в экстренных случаях, при возможных, глобальных катастрофах. Ну, а если потенциальный враг, окажется намного выше нас, в своем технологическом развитии, и при этом агрессивнее. То, тогда, мы сможем уповать только на его милость. И у нашего Ока была еще одна, дополнительная и очень важная функция. Обнаружение и классификация, всех объектов, движущихся в направлении Солнечной системы. Еще на дальних подступах, Таким образом, вместе с «Мамой», и спутниками системы Солар, это была вся наша защита. Мы были глубоко уверенны, что любая высокоразвитая цивилизация, в своей основе, будет гуманной и миролюбивой. Иначе, зачем тогда лететь через бездну космоса, в поиске себе подобных. И мы, исходя из наших знаний, к этому времени, о жизни во Вселенной, понимали, что она, не очень распространенное явление. И если мы встретим инопланетян, то они тоже, скорее всего, будут очень нам рады. Если, конечно же, они как мы, ищут, подобных себе существ. Поэтому, совместно с поисками внеземной жизни, изначально планировалось, начать передачу сигналов братьям по разуму. Для этого, специалисты Венеры, начали достраивать информационные щиты, на высокой орбите Солнца. Ведь, после пропажи Европы, и этот проект был заморожен. И в 2197 году, было решено начать передачу сигналов. Теперь мы передавали послание своей Европе. Помним, и делаем все, для скорейшей встречи. А для того, что бы увековечить память, о пропавших собратьях, было решено переименовать земную Европу, в Еврику. Теперь Европа у нас была одна, и мы искали ее, в бескрайних глубинах космоса. И, параллельно, искали внеземную жизнь. Возможно даже, что жители Европы повстречают ее раньше нас. Как знать…..


3. Центавр. Звездная колония.

Первая половина 23 века, нашей новой космической эры, ознаменовалось в первую очередь высадкой на Нову. За несколько лет, ученые из института подпространства, как следует, испытали технологию перемещения по каналу. Многие из них, пролетели несколько раз к Центавру лично, проводя исследования. И канал работал без сбоев. Засасывая объект на окраине Солнечной системы, он выплевывал его на окраине Альфа Центавра. И действовал, точно таким же образом, в обратном направлении. В середине 2217 года Арк и Бор успешно прошли подпространственный канал, и на ионной тяге, направились к Проксима Центавра, красному карлику, относящемуся к системе Альфа Центавра. Он был самой меньшей компонентой, этой тройной звездной системы. На выходе из транспортного канала, они оставили квантовый ретранслятор, для прямой связи с Солнечной системой. И здесь, вокруг Проксима Центавра, вращалась наша Нова. Землеподобная планета, которую мы открыли еще десятки лет назад. Потом, используя свое всевидящее Око, сумели довольно подробно изучить. Первой звездной экспедиции, нужно было еще три месяца лететь, используя маршевые ионные двигатели, к планете, после выхода из транспортного канала. Решение свернуть канал, к Альфа Центавра, было вызвано не только открытием Новы, или близостью ее, к нам. Вокруг нас была масса экзопланет, даже с более подходящими условиями. Еще в прошлом веке, для удобства наблюдения, мы разбили окружающую нас часть рукава Ориона, на сектора. Условно разрезав плоскость галактики, на вертикальные сегменты. Причем они были разного размера. Все зависело от скопления в них звезд. И в секторе, где находилась Альфа Центавра, была наибольшая концентрация интересующих нас звездных систем. А за этим сектором был еще один, в котором было несколько желтых карликов, подобных нашему Солнцу. И десятки экзопланет земного типа. И, именно поэтому мы начали с системы Альфа Центавра, и Новы. Чтобы двигаться от Солнца, в ту сторону, где было больше всего интересующих нас космических объектов. Не только с точки зрения будущей колонизации. Но и в целях поиска внеземной жизни, и изучения механизмов работы, других типов звездных систем. Кроме того, о Нове, уже было давно известно широкой солнечной общественности. В глобальной информационной сети, к тому времени было много снимков ее поверхности, сделанных издалека, с помощью нашего Ока. И самой главной особенностью Новы, было то, что там была вода, возможно, даже в жидком виде. И, слабая, но насыщенная кислородом и азотом атмосфера. На этой каменной планете был один планетарный материк, и небольшие ледяные полярные шапки, на полюсах. Но водных резервуаров, издалека нам пока, не удалось зафиксировать. Многие в Солнечном Совете тогда считали, что планета может быть подвергнута быстрой колонизации, после незначительной терраформации. После выхода из транспортного канала, к Нове было нужно лететь, еще 97 дней. Конечно, мы могли попробовать свернуть новый канал, стараясь подойти ближе к звезде. Но ученые из института подпространства, пока решили этого не делать. Первый успешный канал свернулся так, как свернулся. И дался нам очень большой кровью. Они не знали, как поведет себя пространство, при наложении нового канала, на бывший, или, если мы решим свернуть еще один по соседству. Что бы выход из него, был ближе к звезде. Кроме того ученые пока немного сомневались, что смогут снова создать настолько удачный канал, закрыв старый. Ведь ученые до сих пор, не понимали всей природы работы подпространства, до конца. И возможно, этот рабочий канал был счастливой случайностью. И поэтому было решено пока, ограничиться одним, стабильно работающим. И, не рисковать далее, не изучив достаточно, всей природы и свойств, сворачиваемых нами подпространственных каналов. А пока, заняться изучением и колонизацией звездной системы, к которой нас удачно выбросило. Тем более, что Нова могла принести нам то, что мы давно искали. Внеземные формы жизни. И поэтому Арк с Бором, отправились в долгий путь. А многие Солнечники замерли в ожидании, жадно впитывая новостные программы из глобальной сети. За время полета, с обоих звездолетов велись репортажи, и познавательные программы, через квантовый ретранслятор. И большая часть Солнечной системы, хоть и с небольшой задержкой, с интересом наблюдала, как происходит полет Первой Звездной. Хотя жизнь на борту звездолета, мало чем отличалась от комфортных условий проживания, в обычном орбитальном городе. А звездная система Альфа Центавра, медленно росла, на голографических экранах звездолетов. Их мощные квантовые телескопы, передавали изумительной красоты виды соседнего мира. Солнечники впервые увидели вблизи, как устроена тройная звездная система. И конечно открывали Нову, совсем по новому, за время полета к ней. А квантовый мозг Бора, уже построил четкую картографическую картинку поверхности, и выдал уточненные результаты изучения биосигнатуры планеты, и ее атмосферы. И, к величайшему нашему сожалению, процент содержания биологических компонентов, был скорее близок к нулю. Данные касательно биосигнатуры планеты, полученные с помощью Ока, оказались не совсем точными, ввиду большого расстояния. Нова оказалась, не тем местом, которое мы надеялись увидеть. Скорее всего, на ней не было известных нам форм жизни. И астрофизики, еще больше убедились в этом, за то время, пока Арки и Бор летели, к ней. Хотя мы знали, еще по информации, полученной с помощью Ока, что условия на Нове, не сосем земного типа. В первую очередь потому, что у планеты было три родных светила. И два из них, имели довольно мощное гравитационное поле, которое негативно влияло на орбиту планеты. Вытягивая ее в сторону, от родного красного карлика, Проксима Центавра. И к тому же, эти две мощные звезды, имели сильный радиационный фон. Хотя их световое излучение, по составу, очень напоминало солнечное. Но из-за повышенной радиации, оно было губительнее, в десятки раз, для формирования нормальной биосферы. И эти две пылающие звезды, были для планеты основными светилами, большую часть времени. И именно по их вине, на поверхности планеты была, скорее всего, такая радиация, что там вряд ли могла появиться, какая либо биологическая форма жизни. Один оборот вокруг Проксима Центавра, Нова делала за 211 земных дней. А сутки длились, только 13 часов. И планета за это время не успевала нормально остывать, так как ее подогревала уже другая звезда. Поэтому средняя температура на поверхности, была около 180 градусов. И, большая часть воды, находилась в плотной атмосфере, в виде густого пара. Планета немного напоминала по давлению, в атмосфере, Венеру, до ее активной фазы терраформации. А так же, по размерам, и силе притяжения. Только состав воздуха был более землеподобный, с большим содержанием азота. И у нас был уже богатый опты терраформации. Но вот только, что делать с радиацией? Даже, если мы построим несколько орбитальных зонтов, которые прикроют Нову от жесткого излучения двух светил гигантов. Планета уже заражена, и на ее дезактивацию уйдут годы. Но как бы, то, ни было, Арк и Бор вышли на орбиту Новы, сделали виток, и сбросили на нее поверхность разведывательную киберсеть. И уже, 9 декабря 2218 года, нога Солнечника впервые ступила на планету чужой звездной системы. И это был маленький шаг для человека, и огромный для всего человечества. Как когда-то сказал астронавт Нил Армстронг. И этого астронавта Далькоса, ступившего первым на Нову, также звали Нилом. Такова была наша преемственность, космических поколений. Но, к сожалению, без скафандров внешней, защиты человек на Нове не смог бы прожить, и несколько минут. Но настоящий шаг к звездам был нами сделан, открыв новую эру нашей космической экспансии. И это знаменательное событие снова взбудоражило Солнечный Союз. И вызвало новую волну космического энтузиазма. Теперь, после трагедии Европы, наша солнечная цивилизация, снова расправила плечи. И гордо шагнула навстречу новым мирам и открытиям. Мы уже точно знали, что покинули свою колыбель. И пусть Нова пока не стала второй Землей, ее изучение только начиналось. Арк отправился изучать строение заездной системы Центавра. А Бор остался на орбите Новы, сопровождая наземную экспедицию. Часть его экипажа, не участвующая в планетарных исследованиях, начала строить промежуточную орбитальную станцию. Затем, мы планировали начать наращивать возле Новы орбитальную группировку. Она должна будет заниматься производством всего необходимого, для строительства купольного города на поверхности планеты. И двух исследовательских станций на полюсах, для терраформов Далькоса. Они будут осуществлять подготовку планеты, к плановой колонизации. А в купольном городе, будет впоследствии, будет размещаться подотдел Далькоса, как административный орган будущих Звездных колоний. Колонизация Центавра началась….

К середине века, наши корабли разного класса, уже сотни раз прошли через этот открытый канал. Как в одну, так и в другую сторону. Они всасывались каналом, и через несколько часов, выходили на краю звездной системы Альфа Центавра. Как раз, точно в том месте, где висела голограмма портала, обозначавшего вход с другой стороны. И никакой разницы в перемещении туда и обратно, наши ученые не обнаружили. Канал работал четко, как часы, с одним и тем же временем прохода. По обе стороны от входов, на безопасном расстоянии дрейфовали два корабля, с учеными из института подпространства. Они дистанционно изучали работу канала, во время входов и выходов, наших кораблей. И тестировали канал связи, идущий через канал, с помощью нейтрино. Все шло как нельзя лучше. При соблюдении набора правил, мы могли быстро перемещаться, от Солнечной системы, до звездной системы Альфа Центавра. И обмениваться информацией, в обоих направлениях. Многие солнечники, пролетевшие через канал, вначале проходили добровольно медицинское обследование до прохода его, на корабле. И сразу после этого. И никаких изменений не наблюдалось. Это были те же люди, что и прежде. И чувствовали себя прекрасно. И все системы кораблей работали в нормальном режиме, как и вычислительные устройства. Пока все шло нормально. Ученые продолжали изучать свой канал. А Солнечники занялись исследованием системы Центавра. Для этого, в нее прошли три научных рейдера астрофизиков. Все три звезды, очень сильно отличались от нашего Солнца. Поэтому изучить их вблизи, для многих астрофизиков было очень заманчивым. Рейдеры разделились, и начали облет системы Центавра, постепенно формируя голографическую модель данных. Параллельно вся информация предавалась через канал, прямо на Нею, в институт Вселенной. И вскоре гравитационная механика движения, тройных звездных систем, была ими изучена досконально. И кроме того, в систему прибыли планетологи и терраформаторы Далькоса. И они тоже, узнали много нового, изучая Нову. Как еще одну планету, которая могла стать для нас космическими домом. Солнечная жизнь у Центавра, вырастала как сложный технологический организм. Главными клетками которого, теперь были разумные существа, с соседней звездной системы. И пустующая звездная система постепенно оживала, наполняясь голосами эфира и трассами кораблей. И хотя мы уже несколько сотен раз проходили канал, все же оставалась опасность, что он закроется. Или наш генератор даст сбой. И часть нашей цивилизации окажется оторванной от нас, на двадцать лет. И поэтому транспортными рейдерами, на орбиту Новы были доставлены резервные накопители энергии, и большие запасы пищи и необходимых ресурсов. Вначале рассчитанных на сто тысяч человек. Именно столько ученых строителей и других специалистов, планировалось задействовать, на начальном этапе колонизации Центавра. К середине 23 века, в окрестностях Альфа Центавра, уже жило и работало около 70.000 солнечников. В большей части это были специалисты Далькоса и ученные со всей Солнечной системы. Но после постройки жилых баз, в систему потянулись и строители. И, теперь Звездные колонии, постепенно начали формироваться, в отдельный административный домен…


4. Наша «Колыбель».

После успешной колонизации Марса, и начала заселения Венеры, на Земле до сих пор, жило около 9 миллиардов человек. Причем, большая половины из них, исходя из социальных опросов, была совсем не против, переселиться на Венеру, или в другие звездные системы. Лишь бы условия на планете были комфортные. Жизнь в закрытых орбитальных городах и станциях их не привлекала. Как и на Луне, или Марсе, где была очень низкая гравитация. И поэтому Венера, с ее мягким климатом, и нормальной силой притяжения, была пока самым перспективным местом, в нашей Солнечной системе, для потенциальных космических переселенцев. И мы, именно для того, век назад, затеяли программу колонизации, что бы расселить свою родную планету. На которой, к тому времени, было еще довольно тесно. И, кроме того, многим землянам, не было где применить свои кипучие натуры, и полученные знания и технический опыт. Здесь, на Земле, все было давно построено, и создано. И теперь наоборот, многое демонтировалось, и утилизировалось, по плану экологической очистки планеты. А после ошеломляющего успеха Первой Звездной, многие устремились, еще и в, далекий космос. И мы могли дать им эту возможность, при этом предоставив своей планете шанс, вздохнуть более свободно. А тем временем, по решению Солнечного совета, было решено навести порядок в своем космическом доме….

Техногенезом мы называли, наше прямое воздействие на окружающую среду родной планеты. Это то, чем мы занимались, на протяжении последних двух тысяч лет. И к середине 23 века многие из нас, уже были горячо убежденны, что пора отдать дань уважения своей Земле. Ведь она нас всех создала, вырастила и сделала разумными. Дала возможность отправиться в космос, что бы покорять другие миры. Поэтому мы решили, постепенно запустить процесс, названный обратным техногенезом. То есть очистить родную планету, насколько можно, от следов жизнедеятельности нашей технологической цивилизации. Мы собирались привести свой дом, к первоначальному, природному виду. Конечно же, в разумных пределах, и не в ущерб оставшимся здесь землянам, и их историческим районам обитания. Теперь мы уже были настоящей звездной расой, и не только Земля была нам домом. Но от этого, ее значение, как колыбели жизни и разума, увеличивалось в разы. Ведь, мы пока не нашли во Вселенной ничего подобного. С таким обилием биологических видов, и расой разумных существ. И поэтому желание сделать из Земли заповедник, показалось Солнечному совету, и большинству граждан, абсолютно естественным. Ведь пока, мы являемся единственной известной нам цивилизацией, несущей разум. И с его помощью, мы начали заселять и приспосабливать под себя, пустующие планеты и звездные системы. А теперь, имели технологические возможности, превратить Землю, в настоящую, девственную колыбель. Вернув ее биосферу, приблизительно, на уровень начала времен. На, более, чем две тысячи лет назад. И, в тоже время, мы собирались сохранить большую часть исторического и культурного наследия предков. И не только памятники архитектуры и произведения искусства. Мы собирались увековечить историю нашей технологической эволюции. По решению Солнечного совета, по всей планете, начали создаваться локальные зоны, которые не подвергались очистке. Это были районы, где в первую очередь находились оставшиеся исторические центры самых крупных городов, в которых до сих пор проживали земляне и туристы. Локальной зоной стал целый континент. Антарктида. Который, кроме того, был действующим техногенным парком, и пассажирским космопортом Земли. Здесь производилась большая часть всего, что требовалось для комфортной жизни, оставшихся на планете землян, и посещающих ее туристов. Кроме того, здесь была единственная струна пассажирского лифта, связывающего колыбель предков, с внешним миром. Остальное необходимое, и в первую очередь сырье, теперь доставлялось вниз, с орбитального производственного кольца, Луны и пояса астероидов. Ведь на нашей планете уже почти век, не добывались никакие полезные ископаемые. Криосити, как теперь назвали этот континент, стал еще и научно техническим музеем. Здесь были собранны образцы различных земных производств, заводов и фабрик. Образцы машин, военной техники, плавательных и летательных аппаратов, и многого другого. Это был целый срез, основных этапов технологической эволюции человечества. Многое было в рабочем виде, или в виде действующих моделей. И здесь, жило много ученых историков, продолжающих открывать тайны прошлого. Самой большой локальной зоной стала, конечно же, Еврика, ранее бывшая центром Европейского континента. Здесь традиционно проходили заседания Солнечного совета. Локальной зоной стала не вся Европа, а некоторые ее части и города. Париж, Рим, Берлин, Лондон, Прага, Венеция, Вена, Будапешт и Афины. И многие другие, памятники архитектуры и религиозных культов. Все стальные здания и элементы технической инфраструктуры, по всей планете, находящиеся за пределами этих локальных зон, должны будут постепенно демонтированы и утилизированы. Кроме того, за это время часть зданий, памятников и религиозных храмов бывшей Европы отправилась на другие планеты. Да и не только с Еврики, но и со всего земного шара. Это было осуществлено по системе передачи наследия предков. Теперь, любая планетарная колония могла подать заявку, на перемещение на ее поверхность памятников архитектуры и искусства, или любого технического сооружения или машин. Но только, не входящих в основную программу исторического наследия Колыбели. Большая часть африканцев, перебралась на Марс, в качестве фермеров-колонистов. Они взяли с собой много памятников и дворцов Древнего Египта, и Ближнего Востока. Кроме того, там теперь были, памятники древней индейской культуры, потому что на красную планету охотно переселялись жители Южной Америки. Еще, Кроме того, на Марсе были еще целые китайские регионы, где тоже было много исторических жемчужин, из бывшей Азиатской империи. Венеру, в основном, заселяли бывшие Европейцы и Североамериканцы. И теперь там была Третьяковская галерея и Лувр. Статуя Свободы и несколько небоскребов из Нью-Йорка. Кроме Еврики, на планете было еще несколько десятков таких крупных локальных зон. Как правило, это были оставшиеся крупных мегаполисов и бывших столиц государств и империй. Например, сохранилась центральная часть Москвы, вплоть до Садового кольца. Центр Санкт-Петербурга и Киева. Часть Токио, Пекина, Дели, Стамбула, Вашингтона и Нью-Йорка. Здесь Солнечники могли даже жить и работать, погружаясь в историческую атмосферу прошлых веков. Локальными зонами так же стали области, где располагались Египетские пирамиды, древние храмы Майя, и многие другие памятники древнего зодчества, разбросанные по планете. Всего на Земле, по программе Колыбели, должно было остаться не более ста таких исторических и локальных зон. Впоследствии, многие из них, предполагалось накрыть кристалитовыми куполами, и создать внутри замкнутую атмосферу, характерную тому времени. Чтобы она не влияла на общую биосферу планеты. Таким образом, мы, насколько могли, сохраняли самое важное, из исторического и культурного наследия предков. Все что находилось за границами этих локальных зон, объявлялось заповедником, и там свободно поселение было ограниченно. Теперь здесь жили только природники, в гармонии с окружающим миром. Именно они стали главными инициаторами этой программы. Настоящими хранителями первородной Земли и генома человеческого. Все остальное пространство планеты, будет возвращено матери Земле. Таким образом, мы ей в первую очередь докажем, насколько разумны ее дети, совершив постепенно, процесс обратного техногенеза. Но это была только часть программы Колыбель. В будущем планировалось начать подобный процесс с орбитальным производственным кольцом, и всей Солнечной системой. Ибо она, понемногу начала пустеть, особенно внешнее кольцо. Так как, большая часть Далькоса переселилась уже в новые звездные колонии. За ними вскоре последовали Лунарии и другие орбитальники. В первую очередь потому, что там было много новой, интересной работы. И в них снова проснулся дух первооткрывателей и созидателей. А новых глобальных проектов, в Солнечной системе, пока не планировалось. И мы прекрасно понимали, что часть населенных объектов в Солнечной системе, вскоре, просто опустеет. И поэтому, в недалеком будущем, мы планировали распространить действие программы колыбель, уже на всю Солнечную систему. И уже ее всю, в дальнейшем, считать Колыбелью Солнечников. К концу 22 века Мама обрела еще большой вес. И ее мнение стало учитываться Солнечным советом. Теперь все управление Солнечной системой велось с ее помощью. Она была самой глобальной сетью нашей цивилизации, впитав в себя все остальные. А, в первую очередь потому, что теперь через нее велось обеспечение всех и всего тремя основными ресурсами. Информацией, энергией и транспортными перевозками. Она же нас обеспечивала, самым пока незаметным для нас ресурсом, нашей безопасностью. Доступ к Маме, ее аппаратное и программное обеспечение, осуществляла группа верховных алгоритмистов и программистов. Они были членами Солнечного совета, и кроме этого, входил в круг Генеральных стратегов. Но, в тоже время, глобальная сеть Мама, не являлась технологическим диктатором, которым теперь уже управлял Солнечный совет. Она была лишь техническим узлом обеспечивающим, бесперебойную работу самых важных наших сетей и всех доменов ее. И глобальной структурой, которая теперь связывала воедино, все в Солнечной системе.

Технологическая революция повлияла со временем, почти на все аспекты человеческого существования. И даже на производство продуктов питания и способы приготовления пищи. Уже с середины 21 века, продукты питания, можно было печатать на специальном принтере. Но они не были натуральными, в самом начале. Но вскоре, к таким аппаратам уже были разработаны пасты из натуральных продуктов, растительного происхождения. И вскоре, кроме непосредственно печати продукта, такой аппарат, уже мог одновременно обрабатывать готовое изделие температурой, давлением, или ускоренным брожением. И конечный продукт получался вполне похожий, на исходный, натуральный. И это была уже не печать, а изготовление из растительных паст готовых блюд, различных продуктов, и напитков. Даже, напоминающих по вкусу, блюда животного происхождения. Кроме того такое устройство, почти всегда, имело источник чистой воды, что позволяло создавать десятки видов традиционных напитков, включая безалкогольные вина и пиво. И такие продовольственные, печатные аппараты, в народе, уже называли скатертями. Возможно в честь Скатерти Самобранки, из старой славянской сказки. И такое устройство, могло смоделировать более десятков тысяч различных блюд и напитков, со всех земных континентов. Что называется, на любой вкус. И даже, сразу в упаковке, для длительного хранения. Кроме того, большое распространение получило искусственное мясо, разных видов. К концу 21 века, было почти полностью прекращено выведение животных, птицы и рыб, для питания. А также запрещена охота и рыбная ловля. В первую очередь потому, что мы стали законченными гуманистами. А еще, потому, что со временем многие из нас стали вегетарианцами. И, кроме того, мы отказались от популярных питательных таблеток, потому что они негативно влияли на генетику человека. А, начиная с середины 21 века, очень популярно стало фермерство и выращивание натуральных овощей и фруктов. Уже тогда, многие люди, уставшие от благ нашей высокотехнологической цивилизации, отправлялись жить на лоно природы. И теперь у нас было в излишке, чистых овощей и фруктов. Из которых, и производились многие виды пасты, для кормящих нас скатертей. И они, вскоре, стали особенно популярны среди новых землян, живущих за пределами родной планеты. Но, даже не смотря на это, почти всюду были в ходу привычные, выращенные овощи и фрукты, которые доставлялись по всей Солнечной системе, и в звездные колонии, в рефрижераторных контейнерах. Еще в конце 22 века, на Земле было решено, полностью отказаться от крупных сельскохозяйственных предприятий. Остались только фермеры, которые выращивали свой урожай, исключительно на своих небольших участках. В первую очередь это было связанно, с нашим желанием вернуть своей родной планете, наиболее природный вид. А еще потому, что мы планировали, сделать Марс фермерской, сельскохозяйственной планетой. И поэтому, на него, постепенно переселилось много фермеров, со всей нашей планеты. Здесь они получили очень большие наделы, для реализации своих сельскохозяйственных способностей. И изначально, генеральный план застройки Марса, был разработан с учетом их пожеланий. А почва на красной планете оказалась очень плодородной, после небольшой обработки, специально выращенными микроорганизмами. И была еще одна особенность, которая привлекла на Марс большинство любителей выращивать растения. Многие земные образцы флоры, при произрастании в марсианском грунте, вырастали, довольно крупных размеров. Хотя, часть земных растений, так и не смогла приспособиться к новым условиям притяжения. Мы отказались от генетической модификации растений еще в середине века. И поэтому на Марс завозились только натуральные саженцы и семена с нашей родной планеты. Мы, просто предоставляли им возможность приспособиться к марсианским условиям, и в первую очередь к пониженному тяготению. Большую часть образцов предоставил биокомплекс «Терра», с Луны. И таким образом, мы сэкономили массу времени. И вскоре Марс стал самым крупным поставщиком биологической пасты для таких скатертей. Что сняло с нашей родной планеты обязанность кормильца. И это тоже, была часть программы Колыбель…

К концу 23 века, по нашим подсчетам, на Земле должно остаться около 4 миллиардов человек. И половина из них будет природниками. Большая часть землян, к тому времени, собиралось переселиться на Венеру. Особой популярностью, начали пользоваться ее облачные города, расположенные вдоль экватора. И население этой комфортабельной планеты, в итоге должно было составить около 5 миллиардов. Там теперь был, поистине райский субтропический климат. И два, чистых теплых моря, с песчаными пляжами. Еще 3 миллиарда солнечников, уже проживали на Марсе. И еще миллиард, был разбросан, по всей Солнечной системе. А еще, стремительно разрастались Звездные колонии, куда собирались отправится, исходя из поданных заявок, еще около двух миллиардов человек. Преимущественно с Земли и внешнего кольца Солнечной системы. И это расселение, было тоже, частью программы Колыбель. Получалось даже, что потенциально, вся предыдущая колонизация Солнечной системы. И происходило все это, при массовой поддержке большей части солнечников. После создания звездных колоний, в нас опять поселился дух космических первопроходцев и колонизаторов. Кроме того, стала очень популярной идея создания из родной планеты, настоящего природно-исторического заповедника….


5. Бурильщики.

Несмотря на то, что канал к Центавру, мы свернули довольно успешно, физики Далькоса, работали теперь уже, под неусыпным контролем Солнечного совета. Пока, занимаясь исследованиями подпространства, в основном только теоретически. При этом, изучая и поддерживая работоспособность, уже готового транспортного канала. Кроме того, между стартовыми буями, обозначавшими вход в него, теперь шел многослойный канал передачи данных с квантовых ретрансляторов, при помощи нейтрино. Таким образом, Арк, Бор и новые колонии, связывались с домом. А через канал уже тянулась слабая транспортная артерия. По ней доставлялись, необходимые для строительства постоянной колонии у Центавра, ресурсы и компоненты. Но, даже спустя несколько лет, постоянного использования этого, подпространственного канала, мы имели еще очень мало опыта. И ученым срочно требовалось широкое поле деятельности. Для практических работ, по сворачивания новых каналов. И в связи с этим, было решено частично, перебазировать институт подпространства, с Ганимеда, на орбиту самой большой звезды Альфа Центавра. И уже там собрать новый, более мощный, усовершенствованный бур. Так физики - подпространственники Далькоса называли генератор. А себя они теперь, в шутку, называли бурильщиками. А вскоре, это название прижилось. И к 2225 году, астроинженерами Далькоса, для них была построена новая космическая база у Центавра. Кроме того, им была придана флотилия из трех новейших рейдеров, которая стала их первой разведывательной. А Арк и Бор к тому времени, уже осуществляли рейсовые перевозки по маршруту Ганимед-Нова, через стабильно работящий транспортный канал, натянутый между нашими звездными системами. И кроме них, по этому каналу, туда и обратно, уже следовало много транспортных и пассажирских рейдеров, несущих на своих внешних подвесках, все необходимое для создания колоний Центавра. А Ганимед, к тому времени, уже стал столицей не только Далькоса и внешнего кольца Солнечного союза, но и новых Звездных колоний. И, в 2228 году, бурильщики успешно свернули еще один канал от Центавра, по направлению к звезде Барнарда. Мы все же надеялись, найти там Европу. Хотя Око уже сотни раз, детально обследовало эту часть сектора. Главной особенностью нового канала были его размеры, а точнее сечение. Если, канал ведущий от нашей Солнечной системы, к Альфа Центавра, получился диаметром около тридцати восьми километров. Первый бур был довольно слабым, но все же, стабильно удерживал канал, все это время. Возле него постоянно дежурил рейдер с наладчиками. То канал к звезде Барнарда, бурильщики сделали толщиною уже в сто километров. И теперь, для этого, им понадобилось в три раза больше энергии и новый генератор. Поэтому, с солнечной зарядной станции, к Центавру были доставлены дополнительные тороидальные накопители, наибольшей емкости. Такой диаметр канала ими был сделан, не только ради эксперимента. Бурильщики планировали, сразу отбуксировать свою научную базу, на орбиту, к звезде Барнарда. И, уже оттуда заниматься сворачиванием и изучением каналов, и практической разведкой всех близлежащих секторов галактики. Чтобы не подвергать опасности динамично развивающуюся колонию Центавра. С помощью Ока, мы уже изучили содержимое соседних секторов, довольно хорошо. И поэтому, наших ученых и астронавтов, интересовали уже конкретные планеты, в конкретных звездных системах. В 2238 году, бурильщики получили от астрофизиков, подробную карту, перспективных систем и планет. И начали свою практическую работу, по освоении технологии бурения каналов. Кроме того, звезда Барнарда обладала довольно сильной, и достаточно стабильной гравитационной линзой. И поэтому, мы уже рассматривали ее, как будущий узел галактической транспортной сети. И в 2242 году институт бурильщиков перебрался на орбиту звезды Барнарда. Чаще всего, сворачивая канал, бурильщики, на начальном этапе не знали, куда он точно вышел, пока не проводили разведку, с помощью дрона разведчика. Он делал проход по нему, и при выходе, производил круговую голографическую съемку, конечного места. Затем, спустя время, возвращался обратно. После чего запускалась тестовая капсула, со специально выращенным клоном шимпанзе. Когда она успешно возвращалась, обезьяна обследовалась самым тщательным образом. И только после этого, канал проходил разведывательный рейдер с живым экипажем. Транспортировка по каналу, всегда шла поодиночке. Мы пока не рисковали запускать корабли один за другим, опасаясь вектора обратной гравитационной тяги. И конечно не рисковали их направлять в канал, навстречу друг другу. Таким образом, бурильщики пока вырабатывали свод запрещающих правил. Управляли движением через главный канал, и вновь открытые, диспетчеры Центавра и Ганимеда. И они четко выполняли предписания бурильщиков, по использованию транспортных каналов. Риск был еще достаточно велик. И, вначале, даже исследуя один канал, ученые Далькоса, сумели узнать много нового. Например, чем длиннее был канал, тем дольше шел полет по нему, что было абсолютно логично. За это время, внутри кораблей абсолютно ничего не происходило. Была полная тьма, и пустота. Как будто время мгновенно застывало. Никаким изменениям не подвергались ни живые, ни другие тела или механизмы, кибернетические, информационные и другие системы. Ничего не изменялось. И не один прибор ничего не фиксировал, так как ничего не работало. И мы даже не знали, что было за бортом, в это время. Возможно, только чистый, идеальный вакуум. Или само подпространство, за спиральной стеной канала. И мы пролетали сквозь него, как луч чужого света. А при выходе, просто все появлялось, как сквозь пелену. Но сам процесс входа и выхода, для тех, кто находился внутри корабля, казался почти мгновенным. Для них, просто одна картинка реальности, плавно сменяла другую. После чего, все сразу начинало работать, сердца биться, а клетки делиться. Само время пролета, никто из людей не помнил. А из жизни этот промежуток времени, совсем казалось, выпадал. Полет сквозь канал, в любую сторону, совсем не отличался. Но все же, было принято считать звездную систему, от которой сворачивается канал, опорной. А ту, к которой он выйдет, называть конечной. Сами бурильщики, вскоре провели эксперимент по круговому сворачиванию. Сделав пролет в три плеча, как они выражались. И опорная точка, в результате прохода трех звездных систем, стала конечной. Значит, к опорной точке можно было сворачивать канал, точно также, как и от нее. И таким образом, что было логичным, каждая гравитационная линза работала в обоих направлениях. И к середине 23 века, мы уже довольно много знали теоретически, о природе движения в подпространстве. Но все же, пока не имели возможности попасть в него. Но все же, бурильщики хорошо научились прокладывать транспортные каналы в нем. Несмотря на все теоретические пробелы в космологии и квантовой физике, мы получили прекрасный способ передвижения в пространстве. Быстрый, надежный, и не очень энергоемкий. И с каждым новым каналом, свернутым в подпространстве, наши бурильщики, приобретали все больше опыта. И свод ограничивающих правил уменьшался. И практика здесь немного опережала теорию, что многие в Совете солнечников считали опасным. Но бурильщики напрямую подчинялись теперь, подотделу Далькоса на Центавре. И их никто не собирался останавливать. Они виртуально разбили ближайшую Вселенную, на бесконечный набор гравитационных линз, вложенных одна в другую. Например, гравитационная линза Земли, была движущейся частью линзы Солнечной системы. А та, в свою очередь была компонентом гравитационной линзы всей нашей галактики. И теоретически можно было свернуть любой канал, от одной такой гравитационной опоры, к другой. Все зависело от мощности стартового импульса, и угла приложения силы гравитационного луча, сворачивающего канал. И такая гравитационная линза, становилась опорной для подпространственного бура. Благодаря ей, он всегда поддерживал, свой канал открытым. И теоретически, мы могли даже проложить, транспортный канал к соседним галактикам. Но для этого нужен был генератор огромной мощности. И, невероятное количество энергии, чтобы поддерживать канал. Принцип сворачивания каналов был довольно простым, на первый взгляд. Для этого, нужно было направить излучатель в сторону конечного пункта, и подать слабый гравитационный импульс правильного вектора. После того, как начнет работать бур, пробивается, вначале нитевидный, спиральный микроканал. Его мгновенно начинает притягивать гравитационная линза конечного объекта, формируя, таким образом, устойчивую связь. Причем канал, никогда не откроется к нему ближе, чем позволит его гравитационное гало, формирующее условный край такой линзы. И чем сильнее линза, тем дальше от нее будет выход из канала. У нашей Солнечной системы, она была в виде сферы, окружающей ее, по краю облака Оорта. И это было, как оказалось, еще одной причиной исчезновения Европы. Теперь мы знали, что нельзя сворачивать канал изнутри линзы, а только от слабого края ее. Часто, размер линзы зависел от мощности и подвижности ее компонентов. Например, одиночные объекты, вокруг которых не вращались другие тела, имели очень слабую и маленькую линзу. И к ним протянуть работающий канал, бурильщикам было еще очень сложно и энергоемко. И самой мощной гравитационной линзой, было конечно ядро нашей галактики. И поэтому бурильщики, пока не рисковали прокладывать каналы, по прямому вектору, в ту сторону. Существовал определенный риск, что они притянутся, прямо в ядро. И бурильщики, наученные горьким опытом Европы, решили не рисковать. Кроме того они еще не знали, как практически поведут себя например перекрестные каналы. Или, насколько близко можно сворачивать каналы возле себя. И как серьезно они могут влиять на орбиты объектов, формирующих линзу. Вопросов, пока было больше чем ответов. И поэтому, бурильщики выработали для всех, набор общих правил безопасности, по сворачиванию каналов. И диспетчеры обеспечивающие движение по каналам, с большой ответственностью их соблюдали. А ученые из института подпространства, управляя бурильщиками, и далее формировали теоретическую базу работы с новым пространством. Кроме того, им помогали космологи и квантовые физики, всей Солнечной системы. И ради этого, в 2232 году, было решено возобновить эксперименты на Юпитерианском суперколлайдере. Ведь гравитон, мы пока, так практически и не открыли, несмотря на то, что гравитационные волны уже использовали, для прокладывания каналов. Кроме того Око, теперь уже составляло карту линз, нашей галактики, используя для этого свой гравитационный детектор, на хвосте Эйфелевой башни. Параллельно возникла новая космологическая теория, представляющая нашу вселенную, как одну, возможно, бесконечную гравитационную линзу. И она, довольно неплохо, вписывалась в нашу общую Теорию Всего. К концу 23 века были проложены десятки новых каналов. И теперь, в теле рукава Ориона, висела целая сеть их, как небольшая нейронная конструкция мозга. Три бригады бурильщиков шли, постепенно, от одной звездной системе, к другой. Так как, сворачиваемый канал, всегда притягивала сначала ближайшая линза, в том направлении, куда был направлен бур. И поэтому, приходилось делать промежуточные выходы, и входы, продвигаясь на большие расстояния. Чтобы попасть, например, к отдаленной звездной системе, интересующей нас. Наш участок рукава Ориона, оказался густо насыщен, крупными, стабильными линзами. К концу 23 века, так называемые бригады бурильщиков, состояли, как правило, из двух звездолетов стандартного типа. Подобных тем, что использовались в первой звездной. Теперь они серийно производились на верфях Центавра. Но они были немного модифицированы, и назывались разведчиками. Жилое пространство, их шаровидного модуля было намного меньше. Теперь почти 70% его занимали буры, тороидальные накопители, модифицированные порталы, и планетолеты разных типов. Экипажи у таких разведчиков, как правило, были небольшими, и жилого пространства им хватало. Каждый такой звездолет, после старта, нес в себе, в среднем двадцать буровых генераторов. И пятьдесят порталов, к новым каналам. Ведь, каждый бур открывал, и удерживал один канал. И он оставался висеть на краю линзы, удерживая, и подпитывая его. Генераторы, астроинженеры старались сделать, как можно более надежными. Они имели резервные источники энергии, и многоуровневую систему защиты от прерываний. Мы пока не знали, что будет, если аппарат выключится, во время прохода канала рейдером. Скорее всего, его постигнет судьба Европы. Сами генераторы и порталы постоянно модифицировались и совершенствовались. И теперь, уже не нужен был отдельный квантовый ретранслятор, для передачи пакетов данных. Сами порталы, формирующие голографическое кольцо входа, теперь имели его в своем арсенале. Один разведчик, после старта, мог открыть за свой рейд, до двадцати каналов. На открытие одного, в среднем уходило несколько месяцев. Сначала теоретическое обоснование. Потом получение разрешения из института подпространства. После чего настройка и тестирование генератора и портала. Затем сворачивание канала, и его тестирование с помощью дрона. После этого, дроны перетаскивали портал на другую сторону, и запускали его. А звездолеты оставались висеть у входа. Затем тестировался многоуровневый канал квантовой связи. И после этого новая транспортная артерия признавалась устойчивой, и по ней запускалась капсула с живым существом. После чего, тестированием начинали заниматься бурильщики, делая первый пролет на небольшом планетолете. И пока, как ни странно, все каналы оказывались рабочими. Что еще больше придавало бурильщикам уверенности. Но все равно, только после набора тестовых процедур, канал признавался пригодным для массового использования. Вскоре, самой собой мы научились закрывать каналы. Просто вышел из строя бур старой модификации, удерживающий канал возле системы Змееносца. К нашей радости, там была только разведывательная киберсеть, изучавшая единственную планету. И ничего страшного не произошло. Вход в канал просто исчез из нашей вселенной. И теперь бурильщики могли дойти по цепочке до нужного объекта. И если он не представлял научного или колонизационного интереса, вернуться обратно. По пути схлопывая открытые каналы, и демонтируя буры и порталы. Но в 2278 году бурильщики пошли дальше. Они свернули на месте старого канала, к системе Змееносца, новый, спустя десять лет. И это стало для них знаменательным событием. Так как все это время, мы старались поддерживать устаревший генератор, на краю Солнечной системы. И боялись потерять главный транспортный канал, связывающий солнечников с Центавром. А сворачивать новые, из других систем, по направлению к дому, Солнечный совет запретил бурильщикам категорически. И это было их право. И так рекомендовала Мама, в целях безопасности. И теперь, в случае выхода из его строя генератора, мы сможем быстро восстановить связь, с Звездными колониями, свернув новый канал, на месте старого.

И так, постепенно, бурильщики стали строителями новой сети, уже галактической. После установки порталов, канал, с помощью квантовых ретрансляторов, соединялся с соседним информационным потоком. И поступал, под управление звездных диспетчеров Центавра. Таким образом, бригады бурильщиков формировали новую сеть. Причем она был одновременно и транспортной, и информационной. И только, через портал Центавра, она соединялась напрямую с Солнечной системой, одним каналом. А далее все шло уже через Маму, нашу местную сеть. И все это, уже становилось, единым транспортно – информационным целым. У Звездных колоний не было секретов от остальных солнечников. Постепенно бурильщики, вместе с астрофизиками создали гравитационную схему всего окружающего нас сектора рукава Ориона. На базе первых звездных карт Ока. Она состояла из гравитационных линз, всех объектов, подобно фракталу, вложенных один в другой. Гравитационная линза звездной системы, как правило, состояла из всех ее объектов, включенных в систему взаимодействий. А они составляли, общую линзу галактики. Та, в свою очередь, возможно, была частью гравитационной линзы, метагалактики. А дальше мы еще пока не заглянули, даже используя свое всевидящее Око. И бурение каналов, было, по сути, созданием связи, между линзами объектов. И дело было лишь в количестве гравитации и энергии. И для того, чтобы связать каналом две галактики, нужна была энергия целой звезды, уровня Красного гиганта. И это нам было, пока не под силу…


6. Галактические навигаторы.

Еще после постройки и запуска Ока, самой большой проблемой, оказалась обработка данных полученных с него, в целях астронавигации. Даже на малую глубину, своего оптического разрешения он давал столько всего, что даже самые мощные квантовые вычислители, построенные на Нее, были не в состоянии обработать всю ее за десятки лет. И поэтому мы начали изучать сектора нашей галактики, выборочно. Или наоборот, гасить четкость и разрешение Ока, что бы изучать картину окружающей нас вселенной, в целом. Делая осмотр всего по сфере. Но самым главной проблемой астронавигации, оказалось не только расстояние. Ведь мало того, что вся Вселенная двигалась, будучи включенной в один глобальный механизм движения. Она еще и расширялась при этом. И наша галактика, как и каждый объект ее, были вовлечены в этом мощнейший хоровод. И наши бурильщики часто даже не представляли, куда выведет канал, направляли бур на определенную звездную систему. Ведь ее там уже давно не было. Мы видели только свет ее, летящий к нам десятки лет. Если, к примеру, очень давно, мы увидели сквозь диск звезды далекую планету, и изучили ее. То за те сотни, или даже тысячи лет, пока это свет летел к нашему Оку, на этой планете могло все существенно измениться. И эта планета уже могла элементарно престать существовать, физически. А свет от нее, будет к нам идти еще долго. И направляя к ней, например корабль, мы могли найти пустоту космоса, вместо искомой звезды и ее планеты. Или совсем другую звездную систему. И теперь мы столкнулись, с той же проблемой. Конечная линза, всегда правильно притягивала канал. Иначе он не сворачивался. Только интересующего нас объекта, на месте уже не было, когда бурильщики направляли туда бур. И канал притягивался другой, ближайшей линзой, что была теперь на этом месте. Или не сворачивался вообще, если ему не было за что зацепиться. И, из проложенных каналов, только 70% попадали по назначению. А около 10%, не сворачивались вообще. Но на начальном этапе, это не было проблемой. Наших звездных разведчиков интересовала тогда, любая звездная система. И еще, они учились сворачивать каналы. Поэтому, вначале, все попутные звездные системы изучались. Даже те, которые не представляли интереса для астрофизиков и колонизаторов. Бурильщики, тестировали канал, заходили в звездную систему, подключали ее к информационному потоку транспортного канала. Потом, сбрасывали разведывательную сеть на интересующие объекты, и отправлялись дальше. Пока, нас все устраивало. Но была самая главная проблема космической, а теперь уже и галактической навигации. На точность бурения, влияли гигантские расстояния, и не менее большие промежутки времени. Ведь наша галактика, находилась в постоянном движении. Направляя бурильщиков к звезде, мы уже не заставали ее на прежнем месте. Ведь та двигалась, вместе с другими, в составе нашей галактики, постепенно меняя свое положение. И на ее движение влияли соседние галактики, и вся Вселенная. Причем сама наша галактика, не была структурой стабильной, и геометрически правильной формы. Она, внутри себя, кроме вращения рукавов, вокруг общего центра, тоже давно и постоянно, видоизменялась. И поэтому, мы должны были учитывать, уже общую механику поведения всей ее, и не только своего рукава Ориона. И это были уже гигантские временные характеристики, которые наш разум пока не мог охватить, и обработать. Несмотря на все наши квантовые вычислители и суперкомпьютеры. Один оборот вокруг своей оси, наша галактика делала за 200 млн. лет. Но и этого было достаточно, для большой погрешностей в работе нашей звездной навигации. И чем больше было расстояние до объекта, тем больше была эта погрешность. Кроме того, большое значение имело направление движения. Если сворачивать каналы в сторону ядра, то точность возрастала. Если, наоборот, к краю рукава, то здесь, неточности в навигации могли составлять даже сотни световых лет. И поэтому Око в первую очередь, кроме картографии ближайших звезд, постоянно обновляло рабочую схему общего механизма движения нашей галактики. Рисуя в своем виртуальном пространстве, трехмерную картину движения звездных систем, в первую очередь, в нашем родном рукаве Ориона. Что бы навигаторы бурильщиков, имели более точные алгоритмы, и точки, куда направлять генератор. И в результате, каналы выходили, как можно точнее, именно к нужной, конечной звездной системе. И когда расстояния и промежутки времени были не совсем большими, бурильщиками это удавалось. Но все равно, после выхода из канала, корабль должен был еще несколько месяцев или даже лет, добираться на маршевых ионных двигателях, к конечному пункту назначения. Но над этой проблемой бурильщики тоже работали, постоянно совершенствуя свои генераторы. Именно для них, астрофизики, за несколько десятков лет создали довольно детальную карту нашей галактики. Но она была картой прошлого, как и вся Вселенная которую мы видели. Ведь звездные карты мы строили на основе данных полученных с помощью нашего Всевидящего Ока. Но теперь, мы выдвинулись от него в разные стороны, на глубину своей сети транспортных каналов. И могли получать более точные, по времени, изображения окружающего нас пространства. Для этого, в 2258 году, астрофизики института Вселенной с Неи, предложили создать сеть галактических навигаторов, и подключить их к общей информационной составляющей транспортных каналов. Таким образом, постепенно расширив восприятие Ока, на весь объем сети каналов. Эти устройства будут, по сути, небольшими универсальными телескопами. Они будут предавать данные, прямо к вычислителям Ока, через информационные потоки сети. Со всех звездных систем, куда выходят наши транспортные каналы. Таким образом, мы косвенно увеличивали скорость фотонов, несущих информацию, к нашему Оку, на конечном отрезке пути. Это позволит нам, создать очень точные звездные карты, соседних секторов, почти в режиме реального времени. И, кроме того, сеть этих устройств даст возможность получить более объемное изображение окружающей нас Вселенной, а не только части галактики. И еще провести массу научных экспериментов, в области исследования подпространства, гравитации и поиска темной материи.

В 2262 году, астроконструкторы и астроинженеры, создававшие Око, закончили разработку модуля навигатора, а затем собрали его рабочий прототип. Галактический навигатор представлял собой, в десять раз уменьшенную копию Ока, с более простыми зеркалами новой конструкции и формы. Кроме того, у него отсутствовала штанга гравитационного детектора. Само зеркало было выпуклым, а не вогнутым. И теперь более походило, на полусферу. Таким образом, модули получали наибольший, круговой обзор. Работал такой модуль в автономном режиме. И управляя его работой специальный интеллект среднего уровня. Он предавал данные, прямо на ближайший портал галактической сети. И далее, через его информационную составляющую, вся информация от навигаторов, стекалась на квантовые вычислители астрофизиков, размешенные на Нее, девятой планете Солнечной системы. Кроме того, к 2267 году, в технологическом кольце Центавра, астроинженеры Далькоса построили производственный комплекс, который начал серийный выпуск таких модулей. А Солнечный совет принял глобальный план, размещения таких галактических навигаторов. И теперь, звездолеты новой конструкции, построенные для бурильщиков на верфях Центавра, вмещали в себя кроме генераторов и порталов, еще и галактические навигаторы. И к концу века, именно бурильщики должны были разместить навигаторы, почти во всех звездных системах, куда уже выходили наши транспортные каналы. По одному на каждую. А также, в новых системах, куда они сворачивали постоянные каналы. Формируя, таким образом, уже тройную галактическую сеть. Транспортную, информационную и навигационную. Вскоре точность сворачивания каналов бурильщиками, возросла в несколько раз. И теперь, получилось, что с помощью этих навигаторов, мы начали формировать некое подобие Суперсканера, окружающей нас Вселенной. И, сравнивать его с Оком не было смысла. Как сравнивать, древнюю камеру обскуру, и цифровую матрицу с гигантским разрешением. И в будущем, эта сеть, кроме навигации, могла нам открыть такие дали, что трудно было представить….


7. Проект Ной. Ковчег.

Ученым, уже давно известно, что размер мозга сам по себе не является показателем интеллекта. К тому времени мы поняли, что сложная биологическая, а главное разумная жизнь в нашей галактике все же большая редкость. Мы уже заселили десятки лун и планет возле удобных звезд. Исследовали лично, почти четверть рукава Ориона. И с помощью Ока, и галактических навигаторов, изучили и картографировали часть видимой Вселенной. Но пока, следов деятельности разумных цивилизаций, так и не нашли. Кроме того, у миллионов новых планет, были исследованы биосигнатуры, на предмет наличия любой формы жизни. По составу атмосферы, и условиям обмена веществ на поверхности. И тоже пока не было обнаружено, ничего, что бы вызывало пристальный интерес, в этом направлении. Известные нам миры, были почти стерильны на предмет наличия любой жизни. По крайней, в нашем понимании. И наше одиночество, все больше наводило нас на мысль, что разум, не такое уж распространенное явление во Вселенной. И притом, такой развитый как наш. И от этого, ценность его только возрастала. И нам нужно научиться создавать сохранять его. Если он такая редкость, в нашей части галактики. Несмотря на то, что клонирование, и новые биотехнологии, позволили человеческим телам жить до 120 лет, люди все равно умирали. Просто психически, некоторые из нас уставали жить, не только в постаревшем теле. Но случаи самоубийств, все же, были редкостью. Солнечники стали законченными гуманистами, даже по отношению к себе. И пусть рождаемость, пока немного превышала смертность. Но когда человек умирал, то его разум и накопленный жизненный опыт, пропадал для нас всех безвозвратно. Даже, несмотря на след каждого солнечника, так или иначе, оставленный в истории Вселенной. И в середине 23 века, мы уже считали это, расточительством…..

Еще в середине 21 века, Всемирный совет стал целенаправленно ограничивать развитие технологий, связанных с внешним влиянием на сознание человека. И еще ряд научных направлений, вредных, по их понятиям, для естественной эволюции человеческого сознания. В первую очередь потому, что это уже начинало представлять угрозу спокойному и равноправному существованию человека разумного. К тому времени были созданы технологии, позволяющие считывать мысли, влиять на сознание, записывать память и модифицировать ее. Многим ученым казалось, что таким образом мы, в первую очередь, сможем победить шизофрению, и многие психические болезни старости. Но члены Всемирного совета, начали понимать, что мы приоткрыли ящик Пандоры. Наши мудрецы, обоснованно опасались, что кто-то использует эти возможности, для обретения безграничной власти. И на тот момент времени, их опасения были обоснованными. Поэтому многие исследовательские программы, лаборатории и научные институты были закрыты. И целые области нейробиологии, к концу 21 века пришли в упадок. А, кроме того, исходя из технологического рывка, совершенного нами, человеческий интеллект, уже не стоило усиливать искусственными способами. И поэтому, исследования мозга человека, продолжалось только, исключительно в медицинских целях. Под ограничение попали, также, многие разработки в области использования мозговых нейроитерфейсов, биоимплантантов и нейронных сетей. А также генетическое модифицирование, клонирование мозга и его тканей. Любые изменения естественной эволюции мозга и сознания, с целью повышения интеллекта. И многое другое. И при этом, еще ряд смежных научных дисциплин, касающихся информационных технологий. Была ограниченна виртуальная реальность, особенно, после запрета на создание искусственного интеллекта высокого уровня. И ничего ужасного с нашим разумом не случилось. Напротив, человечество умнело прямо на глазах. К концу 22 века более половины солнечников имели высшее образование или специальное образование. Человечество умнело прямо на глазах, и наш разум, как мы считали, теперь развивался естественным способом. Мы не стали ментально более отсталыми в развитии, без этих, самых передовых технологий. И если мы в них остро не нуждались, то все ограничения Всемирного совета, тогда выглядели вполне естественно. Незачем тратить на развитие этих наук и технологий силы, время и ресурсы. А, кроме того, с ними, возникало много сложных, моральных аспектов, в области их применения. И поэтому наши стратеги, тогда искусственно затормозили их развитие. Но некоторые перспективные наработки, все же, остались. Еще в конце 20 века ученые научились сохранять на чипе, некоторую часть личности человека. Вначале, это была технология глубокой заморозки мозга. Ученые, таким образом, пытались сохранить сознание человека, вместе с его воспоминаниями. Что бы впоследствии переместить эту информацию, в мозг нового, клонированного тела. И таким образом, теоретически можно было, воскресить человека разумного. И для этого, использовался специальный чип, который замораживался вместе с мозгом. В нем была записана сама личность, и ее воспоминания. Но тогда специалисты еще не знали, насколько она будет полноценной, после разморозки. И вскоре, американским ученым удалось, хотя и не точно, клонировать тело человека, и переместить в него размороженный мозг. И получившийся гомункул, стал оживать. Сначала его состояние было похоже на выход из комы, с частичной амнезией. Но вскоре, человеческий разум, полностью потерял контакт с новым телом. И клон впал в кому, а через день умер. Мы не смогли пока обмануть природу. Но на базе этих исследований, тогда, была создана технология, прямой записи слепка нейронов мозга, в электронный чип, названный матрицей сознания. Еще в далеком 2017 году ученые установили, что мозг человека в среднем хранит информацию, объемом около 1 петабайта. И таковой должна быть средняя емкость матрицы сознания. На то время это был колоссальный объем. Примерно столько места на серверах занимала вся глобальная паутина того времени. К 2040 году ученые научились качественно снимать нейронные слепки мозга, и записывать их на носители. Таким образом, создавая полноценные матрицы сознания. Но самостоятельно мыслить, даже внутри компьютера, такая матрица еще не могла. Это был просто сегмент данных, со слепком нейронной сети. И информационный объем слепка, уже целого мозга, действительно оказался около 1 петабайта. Вне зависимости от уровня интеллекта, или объема полезной памяти прожитых лет. И тогда ученые начали пробовать сжимать и уменьшать матрицы. Но, в 2048 году Всемирным советом были приостановлены все работы по изменению и модификации мозга. И под временный запрет, попала программа записи матриц сознания. Но к тому времени, уже существовал небольшой банк данных, записанных матриц. Он был перенесен в лунные квантовые хранилища, и заморожен. В 2350 году, решением Солнечного совета, работы по записи матриц сознания были возобновлены. А для этих целей был построен, в защищенном хранилище, под поверхностью Луны, квантовый вычислитель. Объем накопителя его, составлял около 100 иоттабайт. Что позволяло вместить 50 миллиардов матриц сознания. На поверхности, недалеко хранилища, вырос купол нового института Сознания. Прибыв туда, любой желающий мог записать свой разум, для длительного хранения. И со временем, стало даже модным, покидая Солнечный союз делать бэкап сознания, на данный момент времени. А многие Солнечники, уже делали его в престарелом возрасте, ожидая прихода смерти. База данных матриц сознания, находящаяся на Луне, уже стремительно разрасталась. К ней, постоянно подсоединялись новые и новые квантовые накопители. Затем, были установлены два резервных тороидальных источника энергии, с помощью которых, эта база могла бесперебойно существовать несколько сотен лет. Меры безопасности, были поистине грандиозными. Иначе, зачем создавать Базу данных разума, нашей цивилизации, если ее не удастся сохранить физически. Под поверхностью Луны бурились новые пустоты, под накопители. И члены Солнечного совета поняли, что нужно начинать строить специальный планетоид, который будет Базой данных разума всех Солнечников. Так появился проект Ной, по сохранению матриц сознания и образцов ДНК, всех желающих. И в рамках его, предполагалось строительство суперзащищенной базы данных, и автономного модуля, для образцов. Мы назвали это новое хранилище просто, Ковчегом. К тому времени, от пояса астероидов осталось мало чего. Большая часть его, ушла на колонизацию Солнечной системы, и создание первых Звездных колоний. И 30% мелких объектов, уже были переработаны почти полностью. А остальные сильно уменьшились в размере. Гравитационная составляющая пояса, начала изменяться, в виду существенной потери массы. И, Солнечный совет, в конце 22 века, приостановил здесь добычу ресурсов. Теперь сырье в Метрополию доставлялось из Звездных колоний и кольца Сатурна. И вскоре, эти изменения гравитационной схемы Солнечной системы, начали негативно влиять на орбиты ближайших планет и тел. И по неутешительным выводам Мамы, вскоре, неминуемо придется балансировать орбиты Марса, и лун Юпитера. На это, так же, косвенно повлияло исчезновение Европы, в прошлом веке. Именно тогда, постепенно начал нарушаться природный баланс орбит, нашей Солнечной системы. А теперь, мы еще и существенно облегчили пояс астероидов. И ученые предложили, опять уравновесить всю систему раз и навсегда, с помощью строительства, в этой области искусственного планетоида. Поэтому, было принято решение строить Ковчег на орбите между Марсом и Юпитером. Чуть ближе к Марсу. Таким образом, мы хотели, так же, подкорректировать его орбиту и передвинуть поближе к Солнцу. Что бы Марсианам стало немного теплее. Возможно, ранее на этой орбите находилась планета, которую мы назвали Фаэтон. Именно ее разрушение, миллионы лет назад сорвало атмосферу с Марса, и стало гравитационным началом пояса астероидов. И поэтому, первое, рабочее название планетоида было - Фаэтон. Теперь нам предстояло создать не просто огромный, шаровидный камень, а нечто большее. Опыт в создании каменных планетоидов у нас уже был. Еще в прошлом веке мы построили центр масс для первых транспортных каналов, в районе пояса Койпера. Но Ковчег по своей структуре, будет, не совеем планетоидом. Мы планировали создать большой, кристаллический, шаровидный мозг, уже размером с небольшую планету. И одновременно, это будет защищенное хранилище биологических образцов, научная база Института Сознания, и база данных, всех матриц сознания. По своей конструкции, Ковчег должен будет отдаленно напоминать, спутник системы Солар. Но только, с более прочной конструкцией и активной защитой. Ведь внутри него, должен будет надежно храниться разум всех солнечников, в виде матриц сознания, и их слепков ДНК. А также образцы, всех биологических видов, уже не только нашей родной планеты. И еще, все данные из глобальной информационной сети, и архивы всех баз данных доменов. Так сказать, вся память цивилизации солнечников. И, конечно, крепость нового Ковчега должна быть такой, что бы он мог пережить все известные нам Вселенские катаклизмы. Дабы надежно сохранить разум, вышедший нас в космос, и сумевший сделать из нас не только Homo Solaris, но уже, и Homo Galactic. Нет, мы не готовились к Вселенскому потопу. У нас были совсем другие планы. Это должен быть, огромный накопитель информации, способный вместить в несколько сот раз больше личностей и образцов ДНК, чем живущих на данный момент солнечников. И все основные знания нашей цивилизации. Так сказать, наш Глобальный Бэкап…. В середине 22 века, исследователи Далькоса, открыли новую, атомарную форму углерода, получившую название Q-углерод. На самом деле, это был новый вид алмазов, выращенных искусственным путем. Их крепость, была в несколько сот раз больше, чем у естественных. Такие кристаллы, удавалось выращивать прямо в открытом космосе, до размеров небольшого сфероида. И эти алмазы, должны были стать самыми основными, квантовыми накопителями информации в проекте Ной. С учетом их использования, и была разработана вся конструкция Ковчега. Он был шаровидной формы, размером чуть больше нашей Луны. Ядро его, являлось криохранилищем биологических образцов. И в тоже время основным каркасом, полностью собранным из экстратитанита. Это был шар, почти идеальной формы. Он него в разные стороны, подобно солнечным лучам отходили решетчатые фермы, одинаковой длинны. К ним крепился внешний, сетчатый каркас Ковчега. И, между ним и ядром, в свободном парении находился слой алмазных накопителей, слегка поддерживаемый магнитными левитаторами. Поверх каркаса, шел жесткий корпус, из наслоенных друг на друга, подобно чешуе, шестиугольных плит Q-кристаллита. Создавая сверхпрочный слой, толщиною в несколько десятков метров. Над ним, с внешней стороны, находится сеть излучателей, создающих плазменную защиту, подобную кокону наших звездолетов. Изнутри, вся скорлупа внешнего корпуса, покрывалась слоем вещества, непроницаемого для всех возможных видов излучений, создавая, таким образом, информационный вакуум, нужный для хранилища данных. И самой крепкой структурой нового Ковчега, было совсем не ядро, а как раз его прочная оболочка. Созданный Q-кристаллит был видом нового стекла, подобного тому, что применялось для строительства городов под куполом. Но полностью модифицированным. Теперь в нем были вкрапления мелких кристаллов Q-углерода. И его прочность, уже была в сотни раз выше. И в тоже время он обладал определенной пластичностью. Ученые, создавшие это суперстекло, утверждали, что оно способного выдержать, даже температуру внутри нашего Солнца. И для испытаний прочности, будущего корпуса Ковчега, был предпринят невероятно смелый шаг. Ученые создали уменьшенную модель его, диаметром около километра, полностью из Q-кристаллита. А затем, в качестве эксперимента, бурильщики пропустили шар, на скорости, сквозь звезду. Для этого был выбран, небольшой, угасающий желтый карлик. И когда, шар вышел из него, с другой стороны, абсолютно невредимый, мы поняли, что на правильном пути. Ликованию ученых Далькоса не было предела. Они пронзили насквозь, настоящую звезду. Кроме того, внутри шара сохранилась вся записанная информация. И в 2257 году, активная фаза работ, над новым проектом началась. На строительство Ковчега, стратеги Солнечного совета отвели 28 лет. И работа в Солнечной системе снова закипела. Заметно оживился внутренний трафик Мамы. Новый глобальный проект, пришелся очень кстати, и смог оживить немного угасающую жизнь на окраинах Солнечной системы. И это был опять совместный проект всего Солнечного союза, опять призванный, сплотить нас, еще больше. Для работы над ним, Далькос и Звездные колонии предоставили самых лучших специалистов. Они временно переселились в Солнечную систему, в пустующие орбитальные и планетарные города Далькоса. Информационные алмазы и сектора внешней оболочки, из Q-кристаллита выращивались недалеко, в оставшейся промышленной группировке пояса астероидов. Фермы каркаса и части ядра производились возле Центавра, и транспортировались по каналу, звездолетами на край Солнечной системы, в пояс Койпера. Там они накапливались, и собирались в более крупные секции Ковчега. Там они ожидали конечного времени сборки, чтобы не загружать, пояс астероидов. Там и так было уже тесно, от летавших огромных алмазов. Теперь солнечники стали, настоящими богачами. Внутреннюю, криогенную начинку этого гигантского хранилища, производили производственные комплексы обратной стороны Луны и кольца Земли. И именно лунные астроинженеры, стали основными сборщиками ядра. Многие из них сначала строили, а потом демонтировали сферические орбитальные города, по всей Солнечной системе. И такая работа для них была привычной. В самом сердце Ковчега находился энергетический центр, который создали инженеры энергетики из Венерианских колоний. Это был блок питания, соединенный из 15 тороидальных накопителей большой мощности, с длительным сроком хранения плазменного кольца. Каждый из них мог питать Ковчег в течение 100 лет. Так как, потребление энергии у него, было незначительным, и использовалось, в основном, для создания активного защитного слоя. Само Криохранилище, только стабилизировало отрицательную температуру открытого космоса, близкую к абсолютному нулю. Так, что Ковчег, был рассчитан астроконструкторами на автономное существование, как минимум, в течение двух тысяч лет. Если конечно не выйдет из строя один из торов. Но со временем, их можно будет заменить, более модифицированными….

Нет, мы совсем не собирались исчезать как вид. Просто, чем больше мы узнавали, как устроена Вселенная, тем больше осознавали, что должны сохранить свой разум. Мы понимали, все больше, что наше существование является очень хрупким, по сравнению с силами Вселенной. И теперь мы были просто обязаны сохранить разумное наследие предков, живущее в наших генах и головах. А также все, что вырастила наша планета, за несколько миллиардов лет. И то, что мы теперь могли создавать даже планеты, и немного управлять звездами, еще не означало, что мы не можем исчезнуть, как вид. В глобальном Вселенском катаклизме, или в результате действия неизвестных нам сил. К концу 23 века строительство Ковчега было закончено. В течение десяти лет, с лунной базы, будут перевезены биологические образцы все матрицы сознания. И теперь каждый солнечник, мог свободно сделать свой бэкап, и раз в год его обновлять. К тому времени, на всех основных планетах Солнечного союза, и в Звездных колоний открылись пункты, по записи матриц разума, и сбору ДНК образцов….


8. Исход Солнечников.

Несмотря на то, что исследование Новы, на начальном этапе не принесло никаких положительных результатов, звездная система Центавра, преподнесла нам приятный сюрприз. Вокруг самой крупной звезды А, этой тройной системы, вращалось большое кольцо астероидов. В разы больше, того, что было в нашей родной звездной системе. Оно было немного вытянуто в сторону соседней звезды Б. И планетоиды, составляющие это кольцо, были очень богаты металлами, и нужными нам, химическими соединениями. И, кроме того, все металлы находились, почти в расплавленном виде, внутри них. Мы начали именно здесь, создавать мощную перевалочную и производственную базу, для строительства колоний Центавра, и в дальнейшей, колонизации нашего рукава галактики. И в первую очередь, сюда выходил наш, самый главный транспортный канал. Только он связывал Солнечный Союз, с Звездными колониями. Сначала были построены металлургические комбинаты новой конструкции. Они брали расплавленные сплавы, прямо из ядер планетоидов. За несколько десятков лет, к поясу были доставлены из Солнечного союза, производственные комплексы различных модификаций. Стремительно растущие колонии нуждались практически во всем. И на начальном этапе 90% всего необходимого доставлялось через канал из Солнечной системы. Для решения энергетических проблем, растущих колоний. На орбите Новы, был построен специальный распределитель. Сюда по прямому транспортному коридору, поступали заряженные тороиды прямо из солнечной зарядной станции. Снабжение Звездных колоний энергией, было для Венерианцев, теперь на первом месте. И конечно, на начальном этапе звездной колонизации, главной проблемой было место для проживания колонистов. Строить массово орбитальные города, мы не собирались. Ведь вокруг было столько подходящих планет. А терраформация Новы, шла очень медленно, как и постройка там купольных городов. Струна орбитального лифта, натянутая на планету, пока тестировалась. И, до середины 23 века, большая часть населения Звездных колоний проживала в нескольких орбитальных городах и сотнях рабочих и научных станций, разбросанных по всей звездной системе Центавра. А также, внутри планетолетов, рейдеров и звездолетов. К тому времени верфи возле Титана успели построить еще четыре звездолета, подобных Арку и Бору, пока их не перебазировали к Центавру. И сейчас верфи, прямо в процессе производства, модифицировали под постройку кораблей нового класса, для нужд бурильщиков. Большая часть колонистов, и ученых жили и работали, на временных рабочих космических станциях, вблизи кольца Центавра. Там формировалась мощная промышленная группировка, и было очень много интересной работы. Сам же Совет колоний, который частично сформировывался на основе Далькоса, вскоре переселился на Нову, в специально построенный купольный город. Терраформация планеты, пока шла медленно. Мы, постепенно снижали уровень радиации и подбирали микроорганизмы, которые будут создавать атмосферу. И к середине века, только 10% от общего числа желающих, смогли переселиться в новые Звездные колонии. И это были в основном ученые, и специалисты разных профилей. Вне очереди шли астроконструкторы, монтажники, энергетики и астроинженеры и.т.д. Но вскоре бурильщики свернули стабильный канал, к Альтаиру, а от него, еще к пяти звездным системам. Затем ушли дальше, к Эпсилон Индейца. А по их следам пошли исследователи. И солнечники получили, от своей родной галактики, два ценнейших планетарных подарка. Самыми для нас удачными, оказались звездные системы Глизе 570 и 36 Змееносца. Здесь оказалось больше всего планет земного типа, которые мы изучили еще с помощью Ока. Часть из них хорошо подходила для заселения, после поэтапной терраформации и небольшой коррекции. А две, оказались почти двойниками Земли. С чистой кислородной атмосферой, и нормальной силой тяжести. Но теперь, мы увидели, как могла выглядеть наша планета в глубокой древности. Пока на ней не зародилась жизнь. Ведь мы имели возможность выбирать, из тысяч близлежащих планет. И выбрали самые лучшие. Одну планету мы назвали Вестой. Она была почти двойником Земли, и вращалась по похожей орбите, вокруг спокойной звезды Глизе 570. И на ней, мы также не нашли никаких признаков жизни, не смотря на чистый, пригодный для дыхания воздух. И к концу 23 века, она уже успешно колонизировалась. Строились временные поселения и основная инфраструктура. Сюда в основном перебирались жители Земли и Венеры, решившие покорять космос. Вторую планету мы назвали Змеей, в честь ее родного желтого карлика, 36 Змееносца. Он был очень похож, по спектральным характеристикам, на наше родное Солнце. И Змея так же начала активно заселяться, хотя атмосферу здесь, еще требовалось очищать от большого содержания метана. Но здесь, в отличие от Весты было много очень чистой, пресной воды. И именно Веста и Змея, должны были стать основными жилыми планетами, для новых Звездных колоний. На них, было больше всего заявок на переселение, из Солнечного союза. И по нашим подсчетам, сюда смогут перебраться, в будущем до 3 миллиардов солнечников. Вскоре на этих планетах, уже начали отлично приживаться земные растения. А завезенные образцы животного мира, даже начали размножаться, в новых для себя условиях. Другим крупным транспортным узлом Звездных колоний, стала система Эпсилон Эридана. Именно сюда, к концу века был свернут самый длинный транспортный канал, от Альтаира. Он был длинною, около 22 световых лет, и требовал для своего поддержания, уже на много больше энергии. Но он был очень важен, так как от него отходила ветка к еще двум, необычайно крупным звездным системам. Сириусу, а далее, к Проциону. Здесь подходящих для колонизации планет, было поменьше. Но эти системы нас интересовали скорее в научных целях. Недалеко отсюда была небольшая нейтронная звезда, которую мы в будущем собирались исследовать. А самый короткий канал, был свернут между Проционом и Эта Кассиопеи. По нему перемещение и передача сигналов, шли почти моментально. Но мы прекрасно понимали, что всех открытых планет нам хватит на долгие тысячелетия колонизации. Даже, если вдруг вырастет рождаемость…

Бурильщики только частично были разведчиками. Они, подобно трудолюбивым муравьям, планомерно строили новую галактическую сеть. И изучали практически, скорее природу каналов в подпространстве, чем открытые ими звездные системы. Это было их основной задачей. Кроме того они осуществляли предварительную разведку, и изучение в основном гравитационной линзы системы. Сбросив разведывательные киберсети, на объекты указанные астрофизиками, бурильщики отправлялись дальше. За ними шли уже настоящие исследователи, а потом и колонисты. Исследовательские рейдеры были похожи на небольшие орбитальные космические базы, снабженные мощными ионными двигателями. Их так же строили на верфях Центавра. И именно исследователи, уже более детально изучали звездные системы и их объекты на предмет существования внеземных форм жизни. И если таковые будут найдены, они мели право наложить вето на колонизацию, этой планеты или луны. Но такого, пока, к сожалению еще не случилось. Все данные их исследований стекались в квантовый мозг на Нее, где до сих пор был центральный институт астрофизики нашей цивилизации. Работали ученые, в тесном контакте с Далькосом. Так как именно он, предоставлял практическую базу для их исследований. И большинство знаменитых астрофизиков, теперь входило в экипажи исследовательских рейдеров. А теоретическими работами, на основе данных из сети, занимались теперь в основном ученые, живущие на Земле и Венере. И столько детальной информации об устройстве звездных систем, нам не могло дать даже Око, за все время существования. Но, к сожалению, ни каких форм жизни, их усилиями не удалось обнаружить. Зато они, помогли составить детальную карту гравитационных линз, для бурильщиков и настроить галактическую навигацию. Данные от исследовательских рейдеров и разведывательных киберсетей стекались, в новый квантовый вычислитель на Нове у Центавра. Так как мозг на Нее, уже давно не справлялся с такими объемами информации. И, кроме того, исследователи занимались установкой и калибровкой галактических навигаторов, оставленных бурильщиками, возле порталов. За несколько десятков лет, эти исследовательские партии прошли почти все звездные системы, к которым бурильщики свернули каналы. Некоторые из них, почти не представляли интереса, исходя из данных, полученных еще, от сброшенных бурильщиками разведывательных киберсетей. Но исследователи все равно, упорно высаживались, почти на каждую, интересную планету. И оставляли там памятную пластину. И благодаря их усилиям, к концу 23 века мы имели в арсенале 7 планет земного типа. Две, из которых уже начали успешно колонизировать. И почти 98 планет, в той или иной степени пригодных для колонизации, после проведения терраформации. На некоторых была даже вода. Но в ней не было ничего. Ни намека, на органическую жизнь. Все вокруг нас, было стерильно чисто. И это начинало настораживать….

К 2298 году, глобальная транспортная сеть Солнечной системы, уже немного опустела. Не смотря на то, что продолжалось строительство Ковчега, по программе Ной. Большая часть всего крупного и среднего флота, была планомерно переброшена к колониям Центавра, и дальше. Кроме того, во внешнем кольце осталось очень мало жителей, так как почти весь научный и технический персонала Далькоса, тоже переселился в Звездные колонии. И поэтому, в Солнечной системе, намного снизился общий трафик внутренних перевозок, особенно во внешнем кольце. И основное направление транспортного сообщения, теперь шло из Солнечной системы, и поэтому Маме, пришлось, немного перестроить внутреннюю транспортную сеть. Марсианские верфи, на которых строились пассажирские лайнеры, так же были постепенно перемещены, к Нове. Кроме того, к внешнему кольцу Центавра, были отбуксированы, почти производственные комплексы Далькоса, работавшие, возле колец Сатурна. И часть промышленной группировки кольца астероидов, не участвующих в строительстве Ковчега. Они сформировали новую промышленную группировку у кольца Центавра. Постепенно начинался процесс, который мы назвали Исходом Солнечников. Естественно, что стратеги Солнечного союза и Далькоса, его предвидели, исходя из общих планов развития нашей цивилизации. Но не думали, что он будет настолько стремительным. Наша новая звездная экспансия, уже пользовалась огромной популярностью среди граждан Солнечного союза. Теперь многие солнечники могли легко, быстро и безопасно, отправится к далеким звездам, по-настоящему. И, к концу 23 века, как мы и предполагали, начался массовый исход солнечников, из нашей материнской звездной системы. А растущие Звездные колонии, вошли административно в Солнечный союз, на правах отдельного домена. Саму Землю теперь везде называли Метрополией. А Звездные колонии, теперь тоже представляли собой, небольшой союз. В его основу лег Далькос, который контролировал Центавр, и все, что было вне Солнечной системы. Но при этом, все колонии, так, или иначе, подчинялись Солнечному союзу. И все перемещение солнечников, происходило абсолютно свободно. Каждый мог жить там, где ему нравилось. Сам Центавр, стал административным центром новых Звездных колоний. От него отходили транспортные каналы к Барнарду, где была база бурильщиков, и институт подпространства. И к Альтаиру, где был основной жилой и транспортный узел внешних колоний. Все система свернутых за это время каналов, теперь напоминала небольшую нейронную сеть. Центавр соединялся, как пуповиной, со своей материнской звездной системой, самым первым каналом. И теперь по нему, преимущественно, шли пассажирские перевозки в обе стороны. Строительство Ковчега подходило к концу. И к концу века, Звездные колонии постепенно становились независимыми технологически и энергетически. Особенно после постройки вокруг звезды Барнарда плазменного кольца, которое теперь заряжало энергией тороидальные накопители для всех Звездных колоний. Большую часть сырья и материалов, уже давала мощная производственная группировка, расположенная в кольце Центавра. Из Солнечной системы шли в основном редкие металлы, и биологические образцы и компоненты. А также высокоточные устройства управления, и вычислители, которые производились в земном кольце и на Луне. А еще, Венерианские и Марсианские биологические продукты, натуральные пасты для принтеров и многое другое, без чего не могли жить бывшие земляне. Для доставки натуральных продуктов, пришлось построить целый флот рефрижераторных барж, на ионной тяге. И в связи с этим, Марсианские фермеры, срочно готовили и засеивали все новые районы своей теперь уже, зеленой планеты. Так как теперь ее сложно было назвать красной. Из космоса, она выглядела уже, скорее всего, зелено-оранжевой. Но Метрополия и Венера, для Центавра, оставалась наиценнейшим поставщиком самого главного ресурса. Технических и научных кадров. Сеть учебных заведений Далькоса стремительно расширялась. Молодежь опять бредила звездами. Даешь Центавр! Даешь Альтаир! Под этими лозунгами, самая способная и передовая часть человечества, медленно покидала свою Колыбель. Следуя заветам великих предков. И теперь, нас ничто не могло остановить. Мы поверили в свои силы, и поняли, что созрели для того, что бы сделать шаг, не только к соседним звездам. Теперь нас интересовала вся наша галактика. А за ней была вселенная, полная нераскрытых тайн и загадок. И мы верили, что теперь обладаем знаниями и опытом, что бы постичь, как устроена наша реальность. Узнать тайну подпространства, которое мы уже активно использовали в своих целях. И возможно, даже шагнуть за край нашей Вселенной. Случилось это после того, как нога человека вступила сначала на Луну, а через несколько веков, на Нову. И Солнечный союз, казалось, снова пробудился, после летаргического сна вызванного исчезновением Европы. И за несколько десятков лет, во внешние колонии переселилось около 20% солнечников. Большая часть из них работала до этого, под эгидой Далькоса, во внешнем кольце. Они, не только покинули Солнечную систему и поселились возле Центавра, вместе со своим техническим, научным и управляющим персоналом. Постепенно, отбуксировали к Центавру большую часть производственных мощностей, орбитальных станций и научных аппаратов. Из основных остались, только верфи ионных планетолетов, и поселения на Ганимеде и Титане. Были свернутые даже, жилые научные базы на многих лунах, планет внешнего кольца. К началу 24 века, большая часть солнечников, желающих покорять вселенную, планомерно покинула свою родную систему. И теперь домой они летали, скорее на отдых или на экскурсию. А из Солнечной системы, во внешние колонии, тянулась в основном молодежь с Земли и Венеры. Но с каждым годом все меньше. Стратеги Солнечного совета, правильно назвали этот процесс Исходом Солнечников. И в главном нашем управляющем органе, тоже начали происходить изменения. И теперь стало понятно, что стратеги еще Верховного совета рассчитали все точно, создав Солнечный Союз. Новое административное устройство, нашей цивилизации теперь работало отменно. И новые Звездные колонии вошли в этот Солнечный союз, на равных правах, как отдельный домен. Их главным исполнительным органом был Совет колоний, которым, в сущности управлял Далькос. Ибо он изначально, и был этими Звездными колониями. И теперь новые колонии получили в Солнечном совете свои 225 мест. И стали равноправным членом Союза Солнечников….


9. Экспедиция к ядру галактики и черной дыре.

К концу 23 века всем, а особенно руководству Далькоса, ставшему главным управляющим органом Звездных колоний стало ясно, что Солнечники опять занимаются скорее, устройством новых сфер обитания, чем познанием тайн Вселенной. И даже создание навигационной сети не дало нам ничего, кардинально нового в области космологии, и исследования космического пространства. Просто окружающее нас пространство стало ближе, и выглядело немного четче. Поэтому многие космологи и астрофизики Солнечного союза и Центавра, срочно требовали начать более детальное, практическое изучение центра нашей галактики, и самых таинственных ее объектов, черных дыр. К тому же бурильщики, получившие временный запрет на сворачивание новых каналов, срочно нуждались в работе. Да и Европу, мы пока не нашли. И большая часть Солнечного совета, их горячо поддерживала. Наступала пора, поистине грандиозных открытий….

На данном этапе своего существования, мы воспринимали нашу Вселенную как, условно бесконечную структуру, собранную из галактических скоплений. Некое трехмерное подобие, вложенных друг в друга фракталов, или гравитационных линз. Но вся схема, не была пока понятной, и идеальной математически. Что не позволяло нам определить, хоть примерно, логику происходящих процессов, воистину Вселенских масштабов. Или мы, скорее всего, пока имели еще примитивную математику и физику, не способные описать происходящее. И наше Око, лишь помогло совсем немного расширить, и еще точнее, классифицировать окружающее пространство. И лучше изучить звездные системы, небесные тела и планеты. Но, ни как не помогло нам, заглянуть за край нашего скопления метагалактик, которое мы привыкли называть своей Вселенной. И было еще то, что мы называли подпространством. Истинную природу которого, мы, к сожалению, тоже пока так и не поняли. Вокруг были, одни неразрешенные загадки. Еще в 21 веке, открылась любопытная вещь, которая тогда, отлично вписывалась в нашу Общую Теорию Относительности. Скорее всего, это не галактики удаляются от нас, а сама ткань пространства раздвигается во все стороны. В таком случае Вселенная, не только должна расширяться, но при этом и остывать. Длина световой волны, тоже будет меняться. А межатомные связи, со временем ослабляться. Получается, что раньше Вселенная была плотнее, горячее и компактнее. Вплоть, до условной точки своего происхождения. Все это, подтверждает наличие реликтового излучения. Но при этом, мы до сих пор не нашли ответы на несколько основных вопросов. Как все это могло произойти, если изначально скорость расширения вселенной, энергии, и плотность были идеально сбалансированы. И не было ничего. Кто это сделал? Что стало причиной флуктуации, вызвавшей Большой взрыв? Хотя, при этом, мы видим равномерное распределение температуры в известной нам части вселенной. Что тоже, несколько противоречит этой теории. И самое главное, что мы пока не нашли высокоэнергетических реликтов, окончательно подтверждающих, этот гипотетический взрыв. Именно поэтому, теперь наши космологи больше склонялись к теории космической инфляции. При ней, ранее, вселенная должна могла быть условно плоской, или даже двухмерной. С единой максимальной температурой. Другая часть космологов предполагала, что Вселенная, это некая структура, состоящая из галактических нитей, и войдов как пустот в ней. И само вещество ее, состоит так же, из подобных струн, только в квантовых масштабах. Возможно, сама она, является частью другой еще большей структуры, по принципу вложенности. И в каждой такой вселенной, либо общие, либо свои, отличные от других, пространственно временные характеристики. И наши каналы, проходят, скорее всего, через такую, параллельную Вселенную. И, к концу 22 века основными космологическими теориями, возникновения всего, оставались теория Большого Взрыва и модифицированная теория стационарной Вселенной Хойла. Она, к этому времени, как ни странно, снова стала актуальной. Несмотря на реликтовое излучение, и красное смещение, немного доказывающие, произошедший Большой Взрыв. Если допустить что была одна точка, которая по неизвестным, сингулярным причинам взорвалась, родив нашу Вселенную. Ее теперь можно условно принять за постоянно расширяющуюся сферу или конус, если взрыв, родивший ее, получился направленный. За некую, расширяющуюся емкость, наполненную галактиками и другим космическими структурами. То возникал самый главный вопрос. Что находится за пределами нашей, обозримой Вселенной. Только бесконечная пустота темной материи и больше ничего? И если что-то взорвалось, родив в этой части бесконечного пространства нашу Вселенную. То вполне логично предположить, что могли быть другие Большие Взрывы. С подобными, или иными физическими законами реальности. Кроме этого, существовало несколько параллельных космогонических теорий, над которыми тоже работали небольшие группы ученых. Например, теория нашей, и параллельной антивселенной. Возможно, в ней время течет в обратную сторону. И таким образом, они обе поддерживают свое существование, являясь одним, неразрывным целым. И какова роль черных дыр, во всем этом? Мы уже давно, перестали делать различия, между этими космогоническими, и квантовыми исследования. А еще, философией своего существования, которая была над всем этим. Теперь всем занималась одна большая группа теоретиков, разделенная на несколько направлений. Потому что, только так мы могли объединить наши знания, в единую, универсальную Теорию Всего. Кроме того очень интересной, была модель комфорно-цикличной вселенной. Она описывала Большой взрыв, как всего лишь виток, в цикличной, бесконечной системе мироздания. Все космологические теории, мы, более менее, связали в универсальную модель множественных вселенных. Куда, так или иначе, вошли все основные теории мироздания, придуманные нами, включая квантовую. Эта впитала в себя еще и Теорию Суперструн, которая теперь, теоретически основывала существование подпространства, которое мы уже давно использовали практически. И мы вряд ли, могли найти сейчас точный ответ, как образовалась наша Вселенная. А самое главное, что считать нею? Если сама она, возможно, была, лишь частью, бесконечно огромного процесса. И без понимания механизмов его, мы никогда не сможем понять, как появилась наше пространство-время, которое мы называем Вселенной. И теперь, самой главной космологической задачей, стали поиски начала или конца Вселенной. И его у нее, просто могло не быть. И это уже был вопрос, скорее философии, нежели космологии….

И теперь, мы имели возможность, на практике проверить некоторые из этих космологических теорий. И в первую очередь, для этого решили изучить ядро своей галактики более досконально. Ведь в этом центре, могли быть ответы, на большинство интересующих нас вопросов. Как мы уже знали, ядром, почти каждой галактики является сверхмассивная черная дыра. И каждая из них, своей бесконечной мощной гравитацией создала когда-то свою галактику. Ядром нашей галактики был так называемый, балдж. Это было утолщение около 30 тыс. св. лет в поперечнике, где была характерна сильная концентрация звёзд. Расстояния между ними, были в десятки и сотни раз меньше, чем в окрестностях Солнца. И уже в центре этого балджа, располагается сверхмассивная чёрная дыра СтрелецА. Вокруг нее, предположительно, вращается чёрная дыра средней массы. Создавая, таким образом, мощнейший гравитационный двигатель, вращающий структуру, состоящую из приблизительно 210 миллиардов звезд. На протяжении, уже 13 миллиардов лет. И узнать больше о ядре, мы теперь очень хотели, и что главное, могли практически. Даже пусть на это уйдут, десятки, а может и сотни лет. И были тысячи энтузиастов, в первую очередь из числа бурильщиков. Которые готовы были отправиться в глубокий космос, за новыми открытиями. Так появился проект «Базис», по запуску пилотируемой, исследовательской миссии, к центру нашей галактики. И в народе, эту экспедицию сразу нарекли, Первой Галактической. И по сути, это так и было. Ведь до сих пор, мы не продвинулись от своей Солнечной системы более чем на 80 световых лет. А теперь собирались отправится, уже, более чем на 20 тысяч. Задача была настолько фантастической, что многие сомневались в ее смысле. Одно только перемещение внутри каналов, если все пойдет по плану, займет по времени, около 32 лет, в общей сложности. Но наши ученые были настроены решительно. И Солнечный совет, при полной поддержке Звездных колоний, дал старт программе «Базис». И сразу же, в кольце Центавра начали строить верфи, для постройки звездолетов абсолютно новой конструкции. Их уже давно разрабатывали астроконструкторы Далькоса, при мощной научной поддержке многих ученых, всего Солнечного Союза. Они готовились, как замена стандартных звездолетов, для покорения более глубокого космоса. Их немного доработали, с учетом пожеланий астронавтов и бурильщиков, а затем, начали собирать в рабочий прототип. Для, Первой Галактической, было решено строить сразу три звездолета нового класса. Они получили обозначения Альфа, Бета и Гамма. Экипаж каждого корабля должен состоять из 70 человек. Астронавтов, бурильщиков, астроинженеров и других специалистов. Многие из них были универсалами, и имели сразу несколько профессий. Основу конструкции такого звездолета составила крестовина шириною в 38 киломметров. К центру ее крепилась основная конструкция, на которую была нанизана шаровидная жилая кабина. Она была вращающаяся, и обеспечивала экипажу для жизни, нормальные условия тяготения. Внутри основной конструкции размещались различные запасы, материалы, спасательные капсулы и другая мелкая техника. Каждый звездолет, нес в себе, около двух десятков исследовательских планетолетов разного типа. На четырех концах крестовин, под прямым углом, располагались маршевые, плазменные ионные двигатели большой мощности. Теперь им не требовался Гелий3, в качестве рабочего вещества. Для этого они использовали высокоэнергетическую плазму. В теле крестовины находились кассеты, в которых размещались генераторы для сворачивания каналов, порталы и тестовые капсулы. Каждый звездолет нес 120 генераторов, и, таким образом, эта эскадра могла для себя открыть около 360 каналов, путешествуя по галактике. Весь звездолет, так же оборачивался в защитный кокон высокоионизированной плазмы, что обеспечивало защиту от метеоритов, и другого космического мусора. Энергоснабжение каждого корабля обеспечивало 32 тороидальных накопителя, расположенных, по окружности конусов излучателей маршевых двигателей и в теле основной конструкции. Кроме того, для первой галактической Венерианские ученые-энергетики придумали новую, революционную технологию дозарядки энергетических торов. И впоследствии ее начали применять повсеместно, в качестве резервного источника энергии. Это был зарядный хаб, состоящий из тугоплавкой капсулы, сделанной из Q-Кристаллита, и приемника энергетического луча. Хаб запускался на орбиту звезды, с пустым тороидальным накопителем. От него отделялась капсула, и постепенно начинала снижаться прямо в крону звезды. Он была одноразовой. И попав в притяжение звезды, уже не могла вырваться из него, и постепенно сгорала. Но за это время, пока она разогревалась, успевала послать довольно мощный, направленный энергетический импульс. И его принимал хаб, формируя поток плазмы, который заряжал тороидальный накопитель. Одной капсулы хватало, что бы зарядить тор, средней емкости. И каждый новый звездолет, имел в своем арсенале по несколько десятков, таких устройств. Для экспедиции, также были разработаны специальные тестовые капсулы, которые не возвращались назад, после первого прохода канала. Данные о состоянии живых существ передавались сразу же после выхода его на другой стороне. И таким образом, значительно сокращалось время тестирования открытого канала. Кроме того для экспедиции были разработаны более мощные, и в тоже время экономичные буры, которые могли существовать в автономном режиме, до 300 лет. Они могли, периодически, сворачивали канал сами, через запрограммированный промежуток времени. И таким образом, могли служить, чем-то вроде маяка, указывающего обратный путь. Новый тип генератора, теперь мог свернуть канал, длиною, до 180 световых лет. Но при этом не более, 50 км в диаметре. Что было, вполне достаточно, для нормального пролета звездолетом. Строительство кораблей началось в 2289 году, и продолжалось семь лет. После чего они начали ходовые испытания, делая пролет, вокруг нашего обжитого сектора галактики. Их загрузка генераторами, была сначала не полной. Эскадра двигалась по кругу, открывая каналы в одну сторону, а потом возвращалась назад, собирая генераторы и схлопывая лишние каналы. Затем генераторы тестировались, и на месте дорабатывались, с учетом пожеланий бурильщиков. И только после этого, начался их серийный выпуск. А потом загрузка в кассеты звездолетов. Ведь они были самым главным, и одновременно хрупким звеном, этого смелого проекта. И от них зависела обратная дорога, наших смелых собратьев….

Кроме детального изучения центра нашей галактики, мы планировали сделать рывок, к ближайшей к нам, малой черной дыре. Эти загадочные сверхмощные объекты, также могли многое объяснить нам, в глобальной картине мироздания. Экспедиция к центру галактики, тоже была, по сути, путешествием к гигантской черной дыре, даже к двум. Но к ним мы сможем приблизиться только на несколько тысяч световых лет. И нас интересовал объект поменьше, и поспокойнее, для более детальных исследований. И поэтому для изучения, была выбрана ближайшая к нам черная дыра V616Monocerotis. Она находилась на расстоянии 3000 св. лет, от нас. И ее, экспедиция планировала посетить на обратном пути, возвращаясь от центра галактики. А для изучения свойств черных дыр, ученые предложили смелый эксперимент. Если считать, что эти структуры, естественный вход в другую вселенную, или например подпространство. А наши транспортные каналы, это искусственное созданные миниатюрные черные дыры. То мы могли попробовать связаться с этим подпространством. Была идея, запустить сначала через любой канал дрон, и сразу обесточить бур, питающий его. Таким образом, по нашим теоретическим выкладкам, аппарат сможет остаться в самом подпространстве. И если он там, подаст мощный сигнал, то возможно мы зафиксируем его вспышки в аккреционном диске, вокруг ближайшей чёрной дыры. Хотя, там могут быть настолько другие временные характеристики, что сигнал отразится, например через миллиард лет. Или, уже был отражен, миллионы лет назад, в нашем прошлом, если мы имеем дело с антимиром. Но попробовать стоило. Для начала ученые планировали провести микроэксперимент, попробовав, просто отправить дрон неизвестно куда, захлопнув канал. И конечно мы не могли проводить такой смелый эксперимент, используя центральную дыру, находящуюся в ядре галактики. Ведь экспедиция остановится у края балджа ее. И к ним сигнал из центра, будет идти около 3000 тыс. световых лет. А V616Monocerotis была почти по курсу, нашей галактической экспедиции, на обратном пути. И поэтому экспедиция должна будет приблизиться к этой черной дыре, до зоны действия горизонта событий. Так называлось пространство вокруг этого объекта, за которым уже ничто не сможет вырваться из его притяжения. Только если на скорости, выше световой. Но ее мы могли представить, пока только теоретически. И исследуя издали, черную дыру, звездолеты попытаются принять сигнал, отправленный дроном, который останется в схлопнутом канале. И все это, больше походило на научную авантюру. Но и сам полет к центру галактики был скорее похож на это. Как и колонизация галактики, в далеком 21 веке. К тому времени, пока чисто теоретически, мы знали о черных дырах довольно много. В рамках теории гравитации, чёрная дыра, это неуничтожимый объект. Она может только расти, вбирая все в себя. Но не может, ни уменьшиться, ни исчезнуть совсем. Это значит, что в принципе возможна ситуация, что попавшая в чёрную дыру информация на самом деле не исчезла. Она продолжала бесконечно находиться внутри нее, но просто не наблюдаема снаружи. К тому времени было множество научных теорий, происхождения этих объектов. Но, ни одна из них не была подтверждена пока на практике. И даже Око, не дало ничего кардинально нового, в этом направлении. Возможно, сущность черной дыры состоит в том, что бы прокачивать вещество, энергию, и даже время, из нашей в другую, параллельную или антивселенную. Это походило на огромный насос. Получается, что достаточно только попасть в поле притяжения его, и вас, возможно, вышвырнет в другое пространство. Но через какой промежуток времени? И что от вас останется, после этого, мощного гравитационного пресса? Возможно, черные дыры это остатки, от начальных моментов жизни Вселенной. Кроме того, мы предполагали, пока никак не наблюдая, существование, так называемых белых дыр. Антиподов черных. Возможно, они тоже вели в пространство, этой соседней, или других Вселенных. Но по ним энергия, бывшая ранее веществом оттуда, перетекала в нашу реальность. А черные дыры, наоборот высасывали вещество нашей Вселенной. Таким образом, уравновешивая эту вселенскую систему сообщающихся сосудов. Таким образом, черные и белые дыры, осуществляют движение вещества и энергии, по соседним вселенным. И возможно являлись связывающим звеном между реальностями. И так, из одной Вселенной, в другую. Это, конечно, была только одна, из смелых теорий. И мы собирались, заняться уже настоящей практикой, посетив черную дыру. И проведя там несколько смелых экспериментов…..

Свой путь туда и обратно, экспедиция должна будет идти, прокладывая каналы под углом по направлению к центру галактики. Как выражались бурильщики, зигзагом. По этому, не смотря на то, что расстояние от нас до балджа 13 тыс. св. лет, звездолетам пройдется пройти путь к нему, почти в два раза больший. Так как сами бурильщики, до сих пор, опасались сворачивать прямые каналы, в сторону к центру галактики. И поэтому звездолетам, придется идти зигзагами, как паруснику, плывущему против сильного, галактического ветра. А обратный путь, они могли осилить, уже напрямую, через контрольные точки. Так бурильщики называли промежуточные звездные системы, через которые сворачивали каналы. Что будет значительно быстрее. А на обратном пути планировалось сделать отскок, к черной дыре V616Monocerotis. И все это время они будут открывать новые каналы, и проходя их, схлопывать. Чтобы держать такие длинные каналы постоянно открытыми, потребуется громадное количество энергии. И кроме того, существовала опасность, что мощная гравитация центра галактики, притянет к себе всю нашу сеть каналов, и судьба Европы может постигнуть уже всю нашу цивилизацию Солнечников. Поэтому звездолеты будут открывать один канал, проходить поочередно, по нему. Потом закрывать его, оставив генератор на входе, а затем сворачивать новый, ведущий дальше. Шаг за шагом, зигзагами приближаясь к ядру нашей галактики. С научной и технической точки зрения, вся затея выглядела полной авантюрой. Навигаторы могли построить маршрут, только приблизительно, на начальном этапе. И они мало представляли, куда выведут каналы, учитывая мощное притяжение центра галактики. И экипажи звездолетов, должны будут действовать абсолютно спонтанно, в выборе направлений. И когда они вернутся, тоже сложно было представить. Возможно, получив важные научные следования, они даже не смогут их толком передать. Ведь, посылать сигналы, идущие к нам десятки тысяч лет, не имеет никакого смысла. Разве что только, чтобы оставить память о себе. Изначально, Первая Галактическая экспедиция проекта «Базис», была рассчитана приблизительно на 45 лет. Потому что, возможно, небольшую часть пути, придется идти на ионной тяге. Но сколько она займет времени по-настоящему, не мог представить никто. Это был, по истине отважный скачок в неизведанное. На такие расстояния мы еще не перемещались. А самой главной трудностью, будет, вернуться обратно. И точно попасть, в наш обитаемый сектор галактики. Но быстрота перемещения по каналам, вселяла в них уверенность. А новая навигационная сеть, уже помогла создать самые точные карты гравитационных линз.

И в 2297 году они ушли, хлопнув за собой дверью. А точнее сказать, схлопнув, ранее открытый канал, по направлению к звезде 654Альбедо, длиною в 635 св. лет. И после них, только генератор остался висеть в пустоте, чтобы через 9 лет свернуть канал снова. А когда они ушли, многие из нас осознали, что они вряд ли вернутся. И даже если сделают великие открытия, то мы о них узнаем, возможно, только через тысячи лет. Но в нас еще жил дух древних первооткрывателей. И именно он нас, вывел к звездам. А эти солнечники были самыми лучшими и смелыми, из нас. Потомки тех, кто уходили в темный, открытый океан, опасностям на встречу, с призрачной надеждой на возвращение. И она давала им силы для борьбы, и была той путеводной звездой, которая вела к дому. Все мы надеялись, что наши отчаянные собраться, вернутся, может через сотню лет. И не затеряются в бескрайних глубинах вселенной…..


10. Трансформация в Homo Galaxy.

К концу 23 века, стало абсолютно ясно, что род человеческий, позднее ставший Homo Solaris, совершил еще один виток разумной и биологической эволюции. Он начал превращаться в новый вид - Homo Galaxy. В Человека Галактического. Хотя, все мы себя считали, одной дружной семьей, просто Солнечниками. Выходцами с прекрасной голубой планеты, которая для нас ранее, была единственном очагом жизни, в этом уголке Вселенной. Ибо других мы пока не знали. И этот новый вид, уверенно заселял ближайший к себе участок, родной галактики. При этом, создавая из своей родной планеты, настоящее заповедное место. Мы росли и развивались, с такой скоростью, благодаря выросшей здесь, гигантской невидимой сети наших транспортных каналов. Которые проходили, через, так называемое подпространство, которое мы толком еще не познали. И вся эта глобальная структура, связывалась, как через пуповину, с нашей родной Солнечной системой. В 2299 году, Солнечным советом было принято решение остановить «Томсон», и постепенно переместить его в систему 40Эридана. Наступала вторая фаза программы Колыбель. Реконструкция Солнечной системы. Так как Ковчег, построенный по программе Ной, был полностью готов, и уже вращался по своей временной орбите. И суперколлайдер, мог негативно повлиять на его работу. Теперь каждый желающий мог оставить здесь матрицу сознания и образец своей ДНК. Но этого, не нужно было лететь в Солнечную систему. Была создана целая сеть приемных пунктов, во всех крупных колониях. Не ушедшие, с Первой галактической бурильщики, временно приостановили сворачивание новых каналов, по решению совета Звездных колоний. И теперь занимались, скорее теоретическими исследованиями и модернизацией бурового оборудования. Всем, как и прежде, управлял Солнечный совет, в который входил домен Звездных колоний, на равных правах. Все глобальные решения принимались так же, сообща. Всем миром. Как и общую стратегию развития цивилизации Солнечников. И в нашем уютном уголке галактики, царили мир и спокойствие. Многие, были увлечены новой звездной экспансией. Кроме природников. Они проживали на Земле, в почти первобытных условиях, ничем технологическим, особенно не интересуясь. Они хранили первородный геном рода человеческого. А в Солнечную систему, уже постоянно шел поток туристов и учащихся, из Звездных колоний. Назад текла небольшая струйка, молодых колонизаторов и специалистов разных направлений. Наша молодежь по-прежнему бредила космосом. И самая способная ее часть отправлялась покорять новые просторы в окраинные колонии. Многие, пожилые колонизаторы, напротив, отправлялись доживать свои дни на Венеру или Марс. К тому времени на постоянное поселение на Земле, было введено небольшое ограничение. Но это никого не расстраивало. Ведь на Венере, которая к тому времени превратилась, в нашу галактическую здравницу, тоже было очень комфортно. Там были пляжи с золотистым песком и два теплых, чистых океана. Кроме того, теперь там было много земной флоты и фауны. И она все больше походила на нашу родную планету. А еще, Венера славилась своими медицинскими специалистами, которые научились, еще больше продлевать время активной жизни. Там жили в основном, бывшие земляне и марсиане. Пожилые Орбитальники, привыкшие к невесомости и замкнутым просторам своих космических жилищ, отправлялись в другие уголки Солнечной системы. Туда, откуда они ушли в Звездные колонии.

В начале 24 века, было решено реконструировать нашу главную транспортную артерию. Ту, что связывала Солнечную систему, с остальными колониями. Генератор уже не справлялся, и поэтому было решено схлопнуть старый канал, и свернуть новый. Но теперь уже по направлению к Альтаиру. Ведь там теперь проживало около 80% всех жителей Звездных колоний. И добираясь туда, они ранее делали крюк, через канал Центавра. А сама звездная система Центавра, стала производственно сырьевой базой, и административным центром. А система Барнарда, энергетическим и научно исследовательским центром. Темпы космической экспансии начинали замедляться. И колонизаторов, желающих заселять новые миры, становилось все меньше. И теперь мы развивались, скорее качественно, чем количественно. Так как, наше население, к сожалению, уже существенно не росло. Нас теперь было постоянно, около 15 миллиардов. И эта цифра была почти стабильной. И немного росла, не потому, что увеличилась рождаемость. А потому, что пока, снижалась смертность. После разрешения Солнечного совета, возобновить опыты по клонированию и генетической модификации, стало возможным выращивать полноценные органы, и трансплантировать их больным и старым Солнечникам. Конечно по желанию. Наши тела менялись быстрее, чем нам бы этого хотелось, приспосабливаясь к новым условиям, и поистине галактическим расстояниям. И наши ученые приближались к искусственному созданию 100% клона человека, из его образца ДНК. И впоследствии, надеялись, что в нем приживется матрица сознания. И таким образом, мы шаг по шагу, приближались к бессмертию. Но даже если люди, таким образом, перестанут умирать, темпы рождаемости вряд ли стремительно вырастут. И идея, вдохнуть жизнь и разум, в как можно большее пространство, окружающей нас галактики, была пока мечтой. Но стратеги Совета Звездных колоний, опираясь на успехи в клонировании, и выращивании новых организмов, пытались эту мечту сделать реальной. И в этом им помогала, почти вся научная и техническая общественность. Появилась новая научная дисциплина – астрогенетика. Она сформировалась, на теоретической и практической базе трех наук. Эволюционной биологии, и генетического программирования, которые стремительно развивалась на Венере. И космической астробиологии, которой занимался биоинститут при комплексе «Терра», на Луне и научная база возле звезды Барнарда. А так же, огромный вклад вносил, институт Сознания, который был размещен на Ковчеге. Теперь мы не собирались, размножаться только сами, заселяя рукав Ориона. Мы хотели создавать новые существа, и наделять их разумом, подобным нашему. На базе матриц сознания, абсолютно реальных людей, живших в нашей Вселенной. И в 24 век, мы входили, с еще более грандиозными планами. А как иначе? Ведь теперь мы были уже новый разумный вид - Homo Galaxy….


… А сфинкс, уже тихонько смеялся……


БОНУС.

Черное сердце галактики.

Для самых терпеливых читателей. Из воспоминаний астроинженера 3 класса, Якова Флина, участника Первой Галактической экспедиции….

Тогда мы ушли, как выразился штурман Беты, громко хлопнув дверью. Просто канал схлопнулся, со странным гравитационным треском. Чего раньше не случалось. От этого у звезды, к которой мы стартовали, немного снесло крону, а спутник единственной неживой планеты, слетел с орбиты, и ушел на край. Но канал получился довольно стабильный и длиной, в целых 123 световых года. И наши три звездолета, один за другим уверенно его прошли. И едва мы успели отойти от портала, нас, немного откинуло гравитационной волной. Зато теперь, у наших бурильщиков была практика сворачивания и прохождения, сверхдлинных каналов. Они назвали это явление гравитационной бурей. И от нее нужно всегда уходить сразу, по краю конечной гравитационной линзы. Исследовать эту систему мы не стали. И следующие две опорные точки, были рассчитаны еще с помощью Ока и галактических навигаторов. Каналы были короче. И в них мы тоже попали довольно свободно. Настроение экипажей было приподнятое. Научная работа кипела. А следующий канал свернулся очень узкий, и его увело от направления оси генератора. Так как, его притянула, не та звездная система, на которую мы рассчитывали. Как мы потом выяснили, его оттянула вниз, относительно плоскости галактики, мощная нейтронная звезда. Она была расположена, на самом нижнем краю рукава Ориона. Капитан Альфы, которая была ведущей, принял решение запустить капсулу, и затем, попробовать пройти канал на планетолете. Уж очень был большой соблазн, изучить нейтронную звезду. Капитаны, ведомых звездолетов Беты и Гаммы, были не совсем согласны. Все главные решения, принимались капитанами только сообща. И они согласились, только на отправку разведывательной капсулы. Капитаны Беты и Гаммы, считали, что нет смысла рисковать людьми в самом начале пути. На том дружно и порешили. Хоть и соблазн был очень велик. Канал получился очень длинный. И таких, бурильщики, еще точно не сворачивали. Мы ждали сигнала от капсулы почти четыре дня. И ужаснулись, когда просчитали длину канала. Он растянулся, почти на 188 световых лет. Что было намного больше, расчетной мощности новых генераторов. И на это, скорее всего, повлияло мощное гравитационное поле, нейтронной звезды. И через 35 часов пришли первые данные и голографические снимки. И Солнечники, впервые увидели нижний край своего галактического мира. Нейтронная звезда, у которой вышла исследовательская капсула, висела под нижним краем плоскости эклиптики нашей галактики. И мы увидели то, что никогда не могли увидеть, из своей Солнечной системы. Нашу родную, голубую галактику, во всей красе. Немного сбоку, и очень близко. Ее дальний край растворялся в космическом пространстве. Прямо по середине выступал, искрящимся клубком, темно синий балдж галактического ядра. Он переплетался с белыми струями туманностей, немного похожий на гигантский терновый венец. Это было место, куда мы стремились. Но самым ошеломляющим был вид самой нейтронной звезды. Она была похожа на огромный пульсирующий шар, салатового цвета. И из шара периодически вылетали зеленые искры, рисуя замысловатые фигуры. Что бы, не попасть в ее мощное притяжение, капсула отошла, на всякий случай, за край выхода из канала. Несколько дней мы делали съемку, и наполняли первый квантовый вычислитель, ценнейшей информацией. И три капитана приняли решение, сворачивать новый канал, а этот пока оставить открытым, оставив там капсулу. Он сам потом автоматически схлопнется, когда они уйдут по новому каналу. Бурильщики опасались, гравитационной бури, как в начале пути. Так как не могли, точно предсказать, как поведет себя нейтронная звезда, при закрытии канала. Пока никто не хотел рисковать. Просто время еще не наступило. И мы ушли спокойно. А потом была череда довольно стандартных звездных систем. С пустыми планетами, в основном газовыми гигантами. Исследовательский пыл немного спал. Большую часть времени, теперь экипажи звездолетов проводили в анабиозе. Иногда по нескольку месяцев. Изучая параллельно, влияние глубокого стазиса на организм человека. Постоянно бодрствующие исследовательские бригады, нашли даже, довольно неплохую, землеподобную планету. Она вращалась у звезды очень похожей на родное Солнце. И нам даже показалось, что мы снова дома. Но жизни на планете, не оказалось. Мы упорно двигались дальше, к центру нашей галактики, подгоняемые галактическими ветрами, и гравитационными бурями. Наши бурильщики, пока сворачивали каналы под углом к центу галактики, двигаясь зигзагом. И чем ближе мы были к балджу, тем беднее на планеты становились звездные системы. Теперь все обозримое пространство, занимал яркий свет ядра. Мы шли как будто в молоке. И через него довольно трудно было различить звезды. Практически все время, с начала пути, сеть сканеров, всех трех звездолетов изучала окружающее нас комическое пространство. Каждый звездолет был укомплектован четырьмя мощными модулями навигаторов, расположенных на хвостах крестовин несущей конструкции. И они составляли корабельную сеть сканеров. Причем в нее включались все работающие модули, всех трех звездолетов. Таким образом, формируя более объемную картину. Квантовые вычислители кораблей, одновременно обрабатывали все три потока данных. Составляя, все более точные звездные карты, которые сразу сохранялись в бортовых навигаторах звездолетов. И наши бурильщики, становились одновременно, нашими пилотами. И ближе к центру галактики, они почти точно попадали уже, в расчетные, конечные звездные системы. Что делало маршрут более точным, и заметно экономили время. Бурильщики, стали настоящими асами подпространства. Они создавали теперь, и его новые карты. А ученые из института подпространства, занимались скорее, теоретической базой. Ведь расположение всех галактических объектов точно совпадало. Хотя должно было быть, большое смещение. Ведь время в подпространстве шло в тысячи раз быстрее. Или подпространство изначально жило в этом временном сдвиге. И мы использовали подпространство, одновременно познавая его. И может мы, таким образом, еще и создавали его, в пустом мире, уже познанного подпространства. Мы направляли очередной бур, по обновленным звездным картам. И уверенно шли теперь, по краю рукава Ориона. Проскочив десяток звездных систем. А потом нас выбросило из рукава, к одинокой угасающей звезде. Она висла между нашим рукавом, и рукавом Персея. И мы обнаружили, что балдж ядра, не совсем круглый. Он скорее овальный. И из самых узких его краев выходили два самых крупных рукава, Щита-Центавра и Персея. Наш маленький рукав Ориона висел между ними, изгибаясь как мерцающий серп. И страх каналов остался позади. Самым главным условием нашей безопасности было то, что канал всегда выходил на край линзы, к которой притягивался. И на выходе из него, невозможно было угодить в какой-то летящий объект, конечной звездной системы. Так как все они, находились, внутри, далеко за краем линзы. Но когда мы свернули канал от этой звезды, к тройной системе, которая была ярче всех, то произошло ужасное. Мы очень торопились, и слабые сканеры тестовой капсулы на выходе, не успели, как следует проверить окружающее пространство. Корабли уходили в канал, как всегда по очереди. И на этот раз первой шла Гамма. И на выходе, абсолютно случайно вылетающий из звездной системы метеорит, угодил в один из ее маршевых двигателей. Звездолет выдержал удар, и экипаж не пострадал. К нашей радости, он не нанес фатального урона звездолету. Один из четырех двигателей, вышел из строя навсегда, так как был поврежден его главный отражатель. Но удар осколка метеорита, пришелся в капсулы, с работающими тороидальными накопителями. Они разгерметизировались, и плазменный шнур, извиваясь, как алый бич, разрезал часть резервных накопителей. Соседние, от мощного электрического разряда сразу потеряли часть мощности. Экипаж Гаммы, с помощью дронов, не смог быстро устранить вытекание плазмы. И к решению проблемы подключились астронавты. Тогда, произошла страшная трагедия. Выброс плазмы унес жизни семи человек. И это были наши первые потери. А причина этой аварии, была как нельзя простой. Проблема была в том, что мы изначально боялись проходить канал, с включенной плазменной защитой звездолетов. Иногда у звездолетов случались проблемы на выходе из канала, когда она снова начинала работать. Именно поэтому, защита была отключена принудительно, а потом, просто не успела сработать. И что бы ликвидировать аварию без новых жертв, капитан Гаммы принял смелое решение. Он снова включил защиту, и энергетический кокон, вобрал в себя остатки плазмы из накопителей. И таким образом звездолет удалось спасти. Мы остались у этой смертельной системы, подольше, не только для ремонта. И еще, для совершения похоронного обряда. Мы оставили, на месте гибели наших товарищей, в знак памяти, разведывательный дрон. В его накопителях были записаны данные погибших. Это все что мы могли для них сделать. Подарив, им, целую космическую вечность. И наша галактика, постепенно начинала превращаться в кладбище. А как же иначе. Ведь мы часть ее. И нас опять гнал вперед космический ветер. Но теперь у Гаммы, было на один двигатель меньше. Кроме того, нам всем срочно нужно было зарядить накопители. И поэтому, пришло время испытать Хаб. Для этого, энергетики выбрали самую крупную звезду, этой тройной системы. Это был желтый гигант, с необычайно ярким свечением, и мощной, обширной короной. В нем капсулы сгорали очень медленно. Хаб прекрасно работал, и за несколько недель мы зарядили все накопители, трех звездолетов. Это время мы потратили на изучение планет этой звездной системы. И на одной из них, нас ждал царский подарок. Мы нашли металлический предмет, явно искусственного происхождения. Все шесть планетолетов, исследующих систему, собрались на орбите планеты. Капитаны звездолетов приняли решение начать высадку, и два планетолета начали посадку на единственный континент планеты. Он омывался океаном из жидкого азота. И никто в горячке не обратил особого внимания, что часть киберсети, ранее выброшенной на эту планету, не выходит на связь. Оказалось, что один из сотни ее атмосферных модулей, слизал выброс метана из океана, и выбросил на берег. И ударившись о камень, модуль вышел из строя. И поэтому не выходил на связь, и сканирующая система приняла его за чужеродный металлический объект. Все были разочарованны. И мы отправились дальше. Нас ждал рывок, к темному сердцу нашей галактики. Шел шестой год экспедиции, и до ядра оставалось, оставалось пройти всего несколько точек. По всему рукаву Ориона, за нами тянулась зигзаговидная цепочка оставленных генераторов. Через несколько лет, они в автоматическом режиме, по очереди начнут включаться. Буду сворачивать канал. Удерживать его пять дней, и снова схлопывать, ожидая своих хозяев. Обозначая гигантским пунктиром, невидимым в этой Вселенной, наш путь домой. Мы шли в плотном молоке туманностей. Капитаны звездолетов приняли решение, остановить продвижение дальше. Навигация осложнялась большой плотностью звезд и туманностей, у ядра галактики. Мощные гравитационные волны балджа, уже довольно сильно притягивали к себе звездолеты. И сворачивать канал, что бы подойти ближе становилось опасным. Температура и радиация, здесь были, почти как в кроне нашей родной звезды. Системы кораблей просчитали время, которое можно здесь провести без ущерба для людей и оборудования. У нас было четыре дня. Альфа и Бета занялись исследованиями. А Гамма осталась страховать исследователей, у входа в канал. При, малейшей опасности, экспедиция должна была свернуть исследования, и уйти обратно. Но за эти несколько дней, мы получили столько информации, что квантовые накопители всех трех кораблей, оказались, заполнены на 70%. И экспедиция со спокойной совестью, теперь могла отправиться в обратный путь. Самая главная часть, Первой Галактической экспедиции была выполнена. Теперь канал, через который мы пришли, уже становился первым, по направлению к дому. И для Беты и ее экипажа, он стал последним. Мы так толком и не поняли, что случилось. Видимо, со стороны балджа произошел мощный гравитационный выброс. Первые два звездолета спокойно прошли канал, а Бета оставшись одна, так и не смогла покинуть звездную систему. Такое, ранее не мог никто даже предположить. На нее неожиданно выбросило, блуждающую рядом звезду. Мы не могли представить, что здесь, события галактического масштаба могут происходить с такой, невероятной скоростью. И в этом было конечно виновато ядро, которое, просто слизало, наших товарищей и их звездолет. Послав звезду убийцу. И экипажи успевших пройти канал Альфы и Гаммы, через камеры, оставшейся у выхода тестовой капсулы, с ужасом наблюдали, как погибают их собратья. И ничего не могли с этим поделать. Все произошло очень быстро, и Бета поздно выстрелила спасательные капсулы, с членами экипажа. Но они имели слабую термическую защиту, и сгорели в кроне блуждающей звезды, еще быстрее, чем их корабль. Бета расплавилась всего за несколько часов. Раскалилась добела, стала набухать, и растекаться, как сверкающая капля. А потом вспыхнули ее накопители. И наполнявшая их плазма расплескалась, тонкими струями, по алой кроне звезды убийцы. И только Марвин наблюдал эту страшную картину в реальности, сидя в тестовой капсуле, недалеко от места трагедии. И ему тоже угрожала смертельная опасность. О том, что Бета и ее экипаж погибли, мы узнали спустя несколько часов, когда они были уже мертвы. Именно столько шел сигнал связи, через это злосчастный канал. И помочь, мы им уже ни чем не могли. А, кроме того, мы все погибли бы, как и они, сунувшись обратно в канал. Ведь тот, от скачущего притяжения звезды, на другом конце, стал изгибаться, и терять стабильность. И решили, что Марвина, постигла судьба наших братьев с Беты. И его имя, как и имена погибших солнечников, на веки останется на Стеле Памяти, старого космодрома на мысе Канаверал. Если конечно мы доберемся домой. От умирающего канала, мы срочно стали уходили на ионной тяге. По касательной, к опорной звездной системе. Времени сворачивать новый канал, сейчас просто не было. Гравитационная буря не стихала. И эту звезду тоже могло сорвать с галактического маршрута. Так мы летели несколько месяцев, в плотной молочной пелене туманности, на полной мощности своих маршевых двигателей. В шоке убегая от смерти, и своих погибших собратьев. Хотя кто из них, не смог бы похвастаться, что умер прямо в сердце своей галактики. Познав и ощутив перед этим столько, сколько не видели все астрономы, за все время существования земной цивилизации. Когда буря стала стихать, Альфа и Гамма остановились в молочной пустоте. Мы стали ждать. Нам не хотелось отходить далеко от гравитационной линзы этой звездной системы. Ведь вскоре, мы уже не сможем свернуть канал. И нам полюбому придется возвращаться, на край поля ее притяжения. Когда гравитационная буря улеглась, то выяснилось, что бур, удерживающий канал, за которым не стало Беты, еще частично работает, и его портал посылает слабый сигнал. Оказалось, что капсула с Марвином успела вернуться, пока канал не схлопнулся. И он жив и здоров, и хорошо себя чувствует. Мы не могли оставить его здесь, хоть это был просто шимпанзе. Мы были людьми, и кроме того, он, возможно, был нашим далеким предком. И за время полета он, стал настоящим любимцем экипажа Гаммы. И оба капитана, приняли решение вернуться, и забрать капсулу с Марвином. Гравитационные датчики говорили о том, что буря так же резко прекращается, как и началась. И через несколько недель, можно будет вернуться за капсулой. Она была тестовой, и у нее было только четыре слабых маневренных двигателя. Диспетчеры Гаммы, с их помощью разогнали капсулу нам навстречу. Питательно пасты у шимпанзе было вдоволь, и он прекрасно проводил время, в своем защитном коконе. Смотрел любимые мультики, и слушал сказки диспетчеров, по связи. И хоть он ничего не понимал, его успокаивал голос людей. За то время, пока мы сначала удирали, а потом возвращались, спасая Марвина, сканеры обоих кораблей, непрерывно собирали последнюю информацию о ядре. Ведь мы, все еще были у края балджа. И часть прежней информации, погибла вместе с Бетой. Мы хотели, что бы ее жертва, не была напрасной. И подобрав Марвина, звездолеты отправились домой, почти с полной информационной загрузкой. И не смотря на то, что обратный путь был практически обозначен, цепочка неудач продолжала нас преследовать. Мы не смогли найти точно звездную систему, из которой пришли год назад. Видимо гравитационная буря, очень серьезно изменила расположение звезд. И не найдя ее, мы потеряли всю цепочку, обратных каналов. Но это не стало для нас большой неожиданностью. Шансов попасть точно, на обратный путь, изначально было очень мало. А генераторов в запасе, было еще больше половины. Перед нами опять были неизведанные глубины космоса, и было еще что исследовать. Но вот только, за время бегства от пульсирующего канала, накопители сильно истощились, так как звездолеты постоянно шли с включенной плазменной защитой. И поэтому мы задержались на месяц в звездной системе, куда вывел второй канал. Для дозарядки и небольшого отдыха. А у экспедиции осталось еще одно, не выполненное задание. После произошедшей с Бетой трагедии, все были чрезвычайно подавленны и расстроены. Поэтому командиры кораблей решили провести всеобщее голосование. Впереди нас подстерегали, возможно, еще большие трудности и опасности. Ведь нужно было отправиться к черной дыре V616Monocerotis, и изучить ее. И, кроме того, попытаться зафиксировать отражение сигнала, который должен был послать дрон, еще пять лет назад, исчезнувший в канале. Капитаны были уверенны, что дома все в порядке, и там провели свою часть эксперимента. И теперь мы не могли просто уйти, не выполнив поставленную задачу. Кроме того, нужная черная дыра, находилась приблизительно в этом районе. Теперь у нас были более точные данные. Так как, идя по направлению, к ядру, наши навигаторы постоянно корректировали звездные карты. И теперь бортовые вычислители, закончили создание новой голографической схемы. У нас была, довольно четкая карта участка рукава Ориона, от нашей Солнечной системы, в сторону ядра, и обратно. И экипажи кораблей, единогласно приняли решение, идти к V616Monocerotis. Она находилась, на верхнем краю рукава Ориона. И была для нас, теперь еще, большей загадкой. Которую так хотелось разрешить. В нас опять открылась отвага первопроходцев, победившая звездный страх. И мы были горячо уверенны, что все жертвы не напрасны. И накопленные нами знания попадут домой. И конечно, не могли пройти мимо, самого таинственного объекта во Вселенной. Уже несколько веков мы знали, что черная дыра, это участок космоса, где вещество сжато, настолько плотно, что выбраться оттуда, практически не возможно. Если только применить скорость, выше скорости света. Но таких возможностей у нас не было. И по нашим действующим теориям мироздания, и вовсе не могло быть. Поэтому мы, предусмотрительно решили остановиться, за два предельных расстояния, до акреционного диска черной дыры. Так называемого горизонта событий. Выйдя, в три прохода, у стабильной, одинокой голубой звезды. Там было намного спокойнее. Мы, и отсюда могли собрать массу интересной информации, и попытаться, поймать сигнал от дрона. Но как это сделать? Ведь в дыру все входит, и ничего не выходит. Такой вот гравитационный, вселенский клапан. Земные астрофизики, еще до полета предлагали, вполне серьезно, пробить его. Ведь каждая дыра сама, поглощает все вокруг себя, своей могучей гравитацией. И если к ней применить внешнюю силу воздействия, запустив в дыру, на большой скорости, крупный объект, который взорвется. То возможно клапан приоткроется, что вызовет перемещение в наше пространство, части вещества. Из того, параллельного мира, в который, пока чисто теоретически, ведет эта дыра. И оно, скорее всего, будет антивеществом, для нашей реальности. А сам процесс вызовет аннигиляцию, провоцирующую взрыв. И довольно большой кусок нашего пространства, может просто перестанет существовать. Но вовремя процесса аннигиляции, может проявиться сигнал дрона. Который он должен постоянно посылать, если конечно уцелел, и находится там, где мы предполагаем. И если, это та параллельная Вселенная, которую мы называем подпространством, то время там идет в сотни раз быстрее, чем в нашем пространстве. И была, слабая вероятность засечь сигналы, которые должен посылать дрон. Ведь канал с ним, дома должны были схлопнуть еще, пять лет назад. И если его выбросило в подпространство, то за это время, посылаемый им сигнал, вполне мог дойти, в район выхода горловины этой черной дыры, в той Вселенной. Такой вот, довольно смелый эксперимент, запланировали ученые. И запускать в дыру заряженный взрывчаткой дрон, что бы засечь сигнал, капитанам Альфы и Гаммы показалось очень рискованным. Мы нарушали, таким образом, реальный ход событий, в ее аккреционном диске. И какой силы будет взрыв, никто не знал. И ученые точно не могли сказать, какой участок пространства аннигилируется, в результате этого. И насколько сильным будет это процесс, а самое главное, что станет с черной дырой. А не засосет ли потом всю нашу галактику, в это подпространство? После произошедшего у ядра, мы поняли, что можем вызвать катастрофу, уже Вселенского масштаба. И капитаны, еще в начале пути к дыре, мудро отказались, от проведения этого опасного эксперимента. И теперь, разрешили астрофизикам, только пустить дрона, в сторону горизонта событий, на малой скорости. А следом за ним, отправить к дыре, небольшую разведывательную киберсеть. Что бы та собирала информацию, до того момента, как дрона начнет растягивать мощная гравитация дыры. А сканеры звездолетов, за это время, попытаются засечь сигнал, и параллельно насобирать, много полезной информации. Процесс полного поглощения нашего дрона, может занять даже тысячи лет. Поэтому капитаны решили, ограничиться сбором информации в течение трех месяцев. И исследовать за это время, со всех сторон это уникальное космическое явление, на столько, на сколько это возможно. Это был самый смелый эксперимент, на который капитаны отважились. И экипажи звездолетов, их единогласно поддержали. Все очень хотели вернуться домой живыми. Ведь туда, уже было, не так далеко. И свидание с черной дырой V616Monocerotis, закончилось вполне благополучно. Мы прожили у ее, края почти пол года. А это придало всем силы и уверенности. За время сбора информации, звездолеты несколько раз сносило струями гравитации, в сторону горизонта событий черной дыры. Но притяжение было не сильным, и маршевые двигатели легко справились с коррекцией. В целях безопасности, капитаны решили не сворачивать прямой канал от V616Monocerotis. А пошли от нее, по косой, как и пришли. Так мы прошли несколько спокойных звезд, прямо по направлению к дому. А потом попали в слепую зону....

Это произошло у вполне обычной звездной системы, отдаленно напоминающая нашу родную, расположением планет. И звезда была класса Желтого карлика. Только планет было семь. И одна даже была в Зоне Златовласки. Но тогда, нам было не до этого. Такого с нашими бурильщиками еще не случалось. Они никак не могли свернуть канал, из этой системы. А тот, по которому пришли от предыдущей, мы уже закрыли, от греха подальше. Ведь черная хищница была еще так близко. И в этой звездной системе, мы впервые столкнулись, со слепой зоной, как назвали это явление наши бурильщики. Они не могли свернуть канал, ни в одну строну, ни к какой соседней звезде. Даже назад. А звезды мы здесь видели вдоволь. Бурильщики направляли генератор, во все стоны, только не через саму звездную систему. Двигаясь вокруг нее на планетолете, по дальней орбите, за краем гравитационной линзы. Они меняли генераторы. И все работали отлично, но каналы не сворачивались, даже нитевидные. Просто не возникал контакт, ни с одной из предполагаемых конечных систем. Гравитация линзы была нормальной, стабильной и вполне достаточной. Иначе бы, стабильный канал сюда не вышел. Но все было безуспешно. Никто из них не знал что делать, даже два знаменитых физика подпространственника, руководившие бригадами бурильщиков. Мы находились в слепой зоне. И капитаны поручили ученым и бурильщикам искать выход из системы. А обеим командам разрешили развеяться, и занятья исследованиями. И для этого, осуществить высадку на третью планету этой системы. Мы сразу назвали звезду Медузой, за красивую переливчатую крону, насыщенного желтого цвета. И она действительно шевелила своими, немного вытянутыми в сторону щупальцами, как обитательница морей. Такая жила в корабельном океанариуме, который был на Гамме. Планета, которая нас заинтересовала, была земного типа. С кислородной атмосферой, и глубокими океанами. Они омывали четыре небольших континента. И эта планета издали, так напоминала нам нашу Землю. И когда квантовые вычислители Альфы просчитали ее биосигнатуру, то обе команды оживились, а затем пришли в ликование. Это могло быть тем, чего мы все ждали тысячи лет. Внеземная жизнь! Предварительные данные, устойчиво показывали наличие биологической жизни, на одном из континентов планеты. Многие из нас решили тогда, что это судьба, что мы не могли покинуть эту звездную систему. Или кто-то свыше, не дал нам этого сделать. Что бы мы нашли, то, что так давно искали. И возможно все, что с нами произошло до этого, было предопределено. Кем? Богом? Или Вселенной, которую мы по уже, праву считали своим Создателем….

На разведку ушли, два исследовательских планетолета, по одному от каждого корабля. И в каждом экипаже было по два астробиолога, которые направились с нами, именно для этих целей. Мы все были на психологическом подъеме. И были горячо уверенны, что нашли внеземную жизнь. Данные на голографических экранах звездолетов, постепенно наполнялись, подтверждая все большую вероятность, присутствия на планете, простейших биологических форм жизни. И планетолеты, подойдя к планете, которую мы нарекли Надежда, сразу легли на ее орбиту. Затем, вычислители выдали приблизительные координаты для зоны высадки. К тому времени, на планете начали разведку, запущенные ранее, модули киберсети. Они сразу начали облет по заданным квадратам. Поэтому зона высадки, быстро сузилась до двадцати восьми километров. Камеры модулей, зависших над этой зоной, начали передавать четкую картинку поверхности. И мы увидели большое, светло зеленое пятно, на сером, безжизненном грунте планеты. Затем, один планетолет остался на орбите, для страховки. А второй, начал снижение, сквозь плотную пелену облаков. По касательной, направляясь к зоне. Продравшись через густые, как патока облака, он направился прямо на сигнал, который передавали модули. А тем временем, два из них, уже начли медленно снижаться над зеленым ковром, напоминающим земной мох. Вскоре планетолет совершил посадку, невдалеке от зеленого пятна. Оно было около семи километров диаметром, и выглядело однородным зеленым ковром, неправильно овальной формы, без каких либо просветов. Оно немного шевелилось, как под легкими порывами ветра. Хотя его здесь, совсем не было. Планета обладала довольно спокойной атмосферой, с прозрачным воздухом, нежно салатового цвета, и желтыми перистыми облаками, закрывавшими небо. Здесь был кислород, но с очень большим содержанием углекислоты и метана. Астробиологи, облачились в скафандры высшей защиты. Ведь перед нами была неизвестная, биологическая форма жизни, неземного происхождения. Перед их выходом, из планетолета выполз исследовательский робот, и медленно направился к пятну. Солнечники стояли у открытой рампы планетолета, и ждали, готовые покинуть планету при малейших признаках биологической угрозы. А потом спустились на твердую поверхность. И когда, от робота пришли первые данные, никто сразу не поверил. Но вскоре тот доставил реальные пробы, и астробиологи, загрузили их в биосканер планетолета. И он подтвердили вывод робота. Это была действительно биологическая форма жизни. Но она, не была внеземной. Это были обычные сине-зеленые водоросли. Простейшие, и абсолютно земные, микроорганизмы. А точнее сказать - цианобактерии. Настолько родные, что астробиологи определили место обитания их на Земле. И здесь они росли на большой луже воды, настолько плотно, что ее было незаметно. Хотя данные от модулей, о наличии воды поступали изначально. И на нас всех будто отрезвила эта вода, охладив пыл. После чего, расстроенный экипаж планетолета произвел еще несколько сборов образцов, и отправился на орбиту. А модули остались висеть над медленно шевелящейся зеленой массой, как наше внимательное присутствие. Не смотря на ушат студеной воды, вылитый на нас Надеждой, факт был довольно радостный. Мы встретили, наконец, во Вселенной биологическую форму жизни. Но нашу, Земную. Или невероятно похожую. Во что было еще труднее поверить. Все астробиологи в один голос утверждали, что на планете настолько отличные условия от Земли, даже на ранней стадии. Что параллельно, точно такая же форма жизни, развиться никак не могла. Сюда попали уже готовые бактерии, которые потом размножились в луже местной воды. Ведь на планете, кроме этой, мы не нашли ни каких других форм жизни. Как и на ее соседках, по звездной системе Медузы. И сразу встал вопрос, когда, и как, она могла сюда попасть? За 1355 солнечных лет, от своей родной планеты. Которая к тому же, была еще и нашим домом. Или сюда этот вид, на раннем этапе существования, занесли те семена жизни, которые мы так долго искали? Пока мы точно этого мы не знали. Ведь не могли же эти семена быть цианобактериями. Они появились на нашей планете, намного позднее. Получалось абсолютно невероятная вещь. Возможно, в глубокой древности, на нашу Землю упал большой метеорит. И от его удара, небольшая часть воды, содержащей эти бактерии, выбросило в открытый космос. Там она сразу замерзла, погрузив биологическое содержимое, в анабиоз. Потом бактерии путешествовали, внутри этого ледяного метеорита, по вселенной миллионы лет. И они были по праву, первыми космонавтами нашей планеты. Прости Юрий Гагарин. А потом метеорит упал на планету, которую мы, возможно, поторопились назвать Надеждой. И это многим из нас говорило уже, о нашей возможной новой роли, как цивилизации солнечников. Стать сеятелями жизни, и помощь безжизненным мирам, стать живыми. И чтобы мы глубоко уверовали, в наш истинный путь, во Вселенной, мы попали в слепую зону. Или, нас кто-то сюда привел? И это был вопрос скорее философский. И нам уже нужно было срочно лететь домой, что бы доставить, бесценные подарки. Которые вмещали корабельные квантовые накопители, и наши светлые головы. Оба планетолета успешно вернулись, оставив на планете киберсеть, и два исследовательских робота. И нам срочно нужно было отправляться домой. Но как мы могли вырваться из слепой зоны? Астрофизики вместе с бурильщиками, трудившиеся над этим, во время экспедиции на Надежду, выдали теоретическое обоснование. Слепая зона, была, скорее всего, именно в подпространстве, которое мы использовали для своих галактических путешествий. И получалось, что оно совсем не однородное, как мы представляли раньше. Что было логично. В нашей вселенной тоже были пустоты, которые мы называли войдами. И один из них, возможно, вкраплялся в наше пространство, в этом секторе галактики, подобно невидимому облаку. Но где его край той пустоты, они не представляли. Но этот антивойд не мог быть большим, по крайней мере, в сторону нашей родной системы. Ведь мы прошли путь к галактическому ядру. И за это время не было никаких проблем с каналами. И путь туда, пролегал недалеко от звездной системы Медузы. А до дома, оставалось около 1335 солнечных лет. И капитаны звездолетов приняли решение, на ионной тяге к ближайшей звезде. Ведь мы шли уже, от галактического центра, и могли двигаться наикратчайшим путем.

Но до 58Гидры, самой ближайшей звезды, было семь с половиной световых лет. И нам придется туда идти на маршевых ионных двигателях. Которых у нас было шесть с половиной. Так как еще один из двигателей Гаммы, немного поврежденный, после попадания метеорита, начал выходить из строя. И починить его в данных условиях не представлялось возможным. И поэтому, наш путь займет около 20 земных лет. И выйдя из притяжения галактической линзы Медузы, мы не сможем свернуть канал. Так как для генератора нужна опорная гравитация, как главная точка приложения, сворачиваемого импульса. Поэтому, даже если слепая зона закончится, то мы, скорее всего, об этом не узнаем, пока не достигнем двойной звездной системы 58Гидры. А там, можно оказаться дома, через три промежуточные точки. Всего за несколько лет. И перед тем, как отправиться в долгий до бесконечности путь, мы решили зарядить свои накопители, от Медузы. На это ушло еще около месяца. И его мы провели, снова исследуя Надежду, и остальные планеты. И ничего нового практически не нашли. Теперь мы, целенаправленно искали следы семян жизни, не сбрасывая со счетов версию параллельной эволюции. Но, не смотря на все, мы подсобрали еще больше научного материала. А алгоритмисты успели закончить обработку информации, собранную за все время экспедиции. И немного освободили квантовые накопители. Поэтому, мы могли собрать еще информации, в открытом, космическом пространстве. Потому, что пока никто из нас не летал так долго, в режиме досветовой скорости. Мы в основном перемещались, используя каналы. Перескакивая от одной звездной системы, к другой. Когда мы выходили на краю очередной, и она не представляла научного интереса, то мы оставались в ней, не долее трех месяцев. Делая облет, по окружности ее гравитационной линзы. До нужной точки, откуда было удобнее всего сворачивать канал, ведущий из нее. Что бы гравитационная ось приложения выходила из центра линзы, в сторону нужной нам звезды, как прямой луч. Тогда сворачивался очень устойчивый и стабильный канал. Но такое случалось довольно редко, из-за погрешностей в астронавигации, вызванных большими расстояниями. Как правило, бурильщикам удавалось направить канал, просто в нужную сторону. Даже если они там сейчас не видели искомой звезды. Все конечно зависело от размера ее гравитационной линзы. Так что на ионной тяге, мы передвигались в основном, только в пределах звездных систем и в недалеких окрестностях. Вот это и был, весь наш практический опыт путешествий в полной пустоте космоса на большие расстояния. И если звездная система интересовала нас, то мы оставались подольше, изучая ее. Но еще никогда не перелетели от одной системы, к другой. И тут погрешности в навигации, уже наоборот, уменьшались, по мере приближения к звезде. Мы могли постоянно корректировать курс звездолетов. И это путешествие, нас всех, немного пугало. Мы собирались упасть в бездонный омут космоса по-настоящему. И чем ближе мы приближались к дому, тем больше в наших сердцах поселялся страх. Нет, не за свои бренные жизни. А за ту ценнейшую информацию, которую мы везли. Ведь она стоила жизни сотен наших собратьев. И эта ответственность вселяла в нас силы и уверенность. И помогала побороть страх, перед неизведанностью космоса. Поэтому нам ничего не оставалось, как отправиться в путь, сквозь пустоту космоса. Чтобы познать временную истину его расстояний. И, кроме того, по пути были еще четыре интересные звездные системы, с перспективными планетами. А еще астрофизики, вместе с бурильщиками собирались, пробовать сворачивать канал, каждый световой год нашего пути. Нащупывая, таким образом, край слепой зоны. Они, на основе собранных данных, предположили, что смогут свернуть канал, используя в качестве гравитационной линзы, возможный край, этой слепой зоны. Той, что сделала наш путь домой, длиннее на десятки лет. И таким образом, попытаться сократить его. Если, конечно, мы достигнем края ранее, чем 58Гидры, куда мы направлялись. И мы отважились, на этот, до бесконечности долгий путь. Хотя, мы могли остаться у Медузы, и периодически пробовать сворачивать каналы. Но зарядные Хабы, могли вскоре закончиться…..

Вскоре Медуза превратилась в мерцающую точку. Маршевые двигатели работали отлично, осуществляя разгон. Не считая того, что один был поврежден. Но Гамма нормально держала скорость. И вскоре мы, вышли в вязкую черноту космоса, из света Медузы. И теперь плыли в океане сверкающих огней, достигнув трети световой скорости. Самые крупные из звезд, формировали рукав Ориона, внутри которого мы плыли, совсем не ощущая скорости. И мы могли даже видеть его направление, к центру нашей галактики, по плотности звезд. Само ядро ее, мы не видели визуально. Только с помощью сканеров. И наши навигаторы смогли быстро подкорректировать курс к 58Гидры. И он вел нас теперь почти точно домой. Сканеры звездолетов, уже четко видели Альтаир и Центавр. И более крупная звездная система 58Гидры, висела немного сбоку. Большую часть времени, экипажи Альфы и Гаммы, собирались провести в камерах гибернации, которые пока не почти использовали. И параллельно провести, запланированные медицинские исследования. Ведь у нас почти не было опыта пребывания в стазисе, дольше трех месяцев. До этого, долгое пребывание в камерах, абсолютно не влияло на здоровье. А, кроме того, еще и омолаживало организм. Но мы не собирались стать надолго спящими сурками. Большую часть времени мы хотели посвятить, обработке полученной информации, и сворачиванию каналов, прямо из открытого космоса. Чтобы найти возможный край слепой зоны. Экипажи звездолетов и научные группы сменялись раз в три года. И ученые подпространственники и бурильщики сменялись, каждый год. Остальные члены экипажа, заснули на пять лет. Бодрствующие бурильщики, постоянно искали возможность свернуть канал, периодически останавливая нашу поредевшую эскадру. Но пока безрезультатно. Через пять лет, после старта от Медузы, мы провели всеобщее пробуждение. Сначала, многие очень тяжело отходили, от долгого состояния стазиса. Но здоровые тела быстро восстановились. И далее у нас почти не было с этим проблем. И пробудившись, мы провели всеобщий мозговой штурм, сложившейся ситуации, высказывая самые смелые предположения. От этого было мало толку, но это помогало нам не сойти с ума. Того, великого ума, от которого горе. И он говорил нам, что даже если мы не вернемся, то тот путь что совершили, стоил того. Ведь еще несколько столетий назад, делая робкие шаги за атмосферу нашей планеты, мы и представить себе не могли, что достигнем ядра галактики. И в живую увидим черную дыру, и при этом все не погибнем, раздавленные ее чудовищной гравитацией. И пусть, мы прошили, познали и прожили намного больше. Это отрезок пути, был для нас самый сложный и трагический. Несмотря на то, что все его пережили. Потому что он вел к дому. Мы все сгорали от желания и нетерпения, увидеть друзей и близких. И поэтому секунды становились часами, а дни годами. Ведь тогда мы познали всю глубину космоса. Несмотря на то, что многие из нас, до этой экспедиции, довольно долго жили в орбитальных городах, и на космических станциях. И потом провели внутри комфортных кабин звездолетов, около пятнадцати лет. Нас начинала приводить в ужас сама пуста и неподвижность. Мы плыли в тягучей черноте космоса, внутри своего рукава Ориона. И вокруг нас были только неподвижные звезды. Даже наша скорость, кратная теперь трети световой, не придавала окружающей нас картине, какого-то движения. Нам казалось, что мы висели неподвижно, и в тоже время, куда-то постоянно проваливались. В бесконечную пустоту. Возможно потому, что рядом не было никакой точки опоры. Ведь наши каналы всегда вели к звездным системам. И жили мы в основном поблизости планет и звезд. И светила были рядом, как опорная точка в этой бесконечной Вселенной. Окружающий нас космос был насыщен крупными объектами. Были планеты, и пролетающие луны и метеориты. А так далеко, ни от одной звезды, мы еще не удалялись. И нам казалось, что мы навсегда потеряли ориентир. И так и будем висеть в абсолютной пустоте. Пусть и полной, холодных звезд. Ведь они были еще дальше от нас, чем 58Гидры. И мысли о смерти, стали преследовать многих из нас. Особенно тех, кто по большей части бодрствовал, выполняя свою работу. Поэтому капитаны, через десять лет полета, снова объявили всеобщее пробуждение. Они были самыми мудрыми из нас, и вовремя поняли психологическое состояние экипажей. Главной причиной всеобщего уныния, был не страх смерти в полной пустоте. Мы также были полны отваги и надежды. Тем более направлялись домой. И нам было чем похвастаться, даже если мы умрем в пустоте, среди сияния звезд. Но большинство из нас, смущало самое главное. Что тот ценнейший материал, который мы собрали, обрекши на смерть своих сотоварищей, может погибнуть вместе с нами. И тогда капитаны предложили послать информационный зонд. На всякий случай. И пусть он, достигнет родной звезды, даже через сотни лет. Это было лучше, чем ничего. От нас что-то останется, если мы сгинем в полной пустоте. Хотя, получалось, что мы уже подсознательно готовились к смерти. И многим, эта затея не понравилась. Они назвали это упадочничеством. Но саму идею поддержали. Таким образом, мы могли создать себе, роскошный информационный памятник. Ведь информация на квантовых накопителях могла храниться тысячи лет, даже без дополнительной подпитки энергией. А образцы микроорганизмов, в замороженном виде, еще больше. Если они, когда-то смогли пролететь миллиарды километров, что бы найти себе, новый дом. Мы снарядили в качестве зонда один из планетолетов, и запустили его по касательной, в сторону Солнечной системы. Конечно, он не мог вместить в себя всю собранную экспедицией информацию. Поэтому мы ограничились той, что уже смогли обработать. Капитаны не ошиблись. Запуск зонда, произвел психологический эффект. И придал нам, больше силы и надежды. И мы отправлялись в камеры, уже уверенные в том, что хоть что-то от нас останется. Ведь никто не знал, что нас ждет за следующие пять лет, пока мы будем лежать в камерах, как мумии. Ведь бодрствующие экипажи и несколько ученых и бурильщиков, не смогут справиться, с серьезной опасностью. А плавный выход организма из стазиса, вызванного долгой работой анабиозной камеры, может продлиться, несколько дней. И мы вряд ли, сможем прийти им, и себе на помощь. Мы все, как в воду глядели. Прошло два года непрерывного полета, через пустоту космоса, и экипажи нас пробудили из стазиса. Дежурившие коллеги, приняли решение сделать это, так как у Гаммы начались серьезные проблемы. Потеря одного из маршевых двигателей не прошла для нее бесследно. При ударе, был поврежден каркас несущей конструкции. Мы об этом знали, но серьезно отремонтировать его не могли. Только укрепляли периодически. Требовалось заменить целые элементы конструкции, которых у нас физически не было. Хоть наши специалисты, разрабатывавшие и строившие звездолеты, все сделали качественно. Просто удар был такой силы, что не выдержал сам титанит, из которого был сделан, практически, весь звездолет. Пробудившиеся астроинженеры, обследовали Гамму снаружи, и сделали беспощадный вывод. Кораблю оставалось около месяца. Постоянная, пусть и незаметная вибрация, при работе маршевых двигателей, сделала свое. Конструкция окончательно деформировалась, и начала расползаться по швам. И это грозило, уже потерей герметичности корпуса. И даже, если мы на время прервем полет, этот срок намного не увеличится. И капитаны приняли решение эвакуировать всех с Гаммы, и продолжить путь на одном звездолете. В тесноте, но не в обиде. Кажется, так звучала древняя земная поговорка. Кроме того, жилой шар Альфы, как и двух остальных звездолетов, был рассчитан на тройную вместимость, именно в этих целях. А все, недостающие припасы можно было перегрузить с Гаммы. И теперь, нам уже было не до сна или уныния. Мы решили взять с Гаммы все, по максимуму. Даже оборудование для сворачивания каналов, и заполненные плазмой торы. Все это, мы решили тащить с собой на внешних подвесках Альфы, на прочных струнах. А саму Гамму, было решено превратить в еще один информационный памятник, нашему безумству первопроходцев. Самой главной проблемой стала перекачка информации с Гаммы. Ведь ее квантовые накопители, были практически заполнены. Пришлось потратить это месяц, на ее более глубокую обработку, и упаковку. И, кроме того, подготовить место для этой информации на Альфе. И этой работой все увлеклись, как дети, познавая по ходу много нового. И теперь каждый из членов экипажа, мог считаться ученым астрофизиком или космологом. Вычислитель грустно пустеющей Гаммы, обрабатывал последние пакеты, и отправлял на Альфу. При этом сохранял копии, на своих опустевших носителях. Затем мы погрузили немного биологических образцов, и последние члены экипажа Гаммы, удрученно оставили свой бывший дом. Последним судно, по старой земной традиции, покидал капитан. И на его лице были скупые мужские слезы, настоящего космического аса. Потом Гамма дала небольшой плазменный импульс, и отправилась, по касательной, в сторону немного от Солнечной Системы, с учетом погрешности. И, через несколько часов, почти умерший звездолет перешел в режим гибернации, и отключил маршевые двигатели. Сколько он еще сможет прожить, в таком состоянии, мы не знали. Астроинженеры утверждали, что около ста лет. И даже если он разгерметизируется, то данные и образцы, скорее всего, останутся невредимыми. Мы сделали разгон, и облетели Гамму, прощаясь, по спирали. А потом отправились дальше, таща на внешних подвесках, расположенных под жилым шаром, массу нужных вещей, взятых у нее. И это был последний ее подарок, нам всем. И теперь Альфа снаружи, немного напоминала, скорее, Рождественскую елку, чем звездолет. Был на старой Земле, такой религиозный обряд. Вся обвешанная подарками. Новые члены экипажа единственного, оставшегося от экспедиции звездолета, комфортно разместились в пустующих жилых помещениях, находящихся на внутренней стороне, медленно вращающегося жилого шара. Здесь были, те же комфортные условия, как и на их родном звездолете. Почти земная биосфера. Целые сады земных деревьев, выросших за время экспедиции. Уютные коттеджи, с бассейнами и даже, животные и насекомые. И все мы были здесь, как дома. Один экипаж этой маленькой планеты. В своей, привычной для обитания человека разумного, природной среде. И то, что мы перенесли кусочек своего космического дома, прямо в космическую пустоту, было теперь так символичным. Эта хрупкая, вращающаяся сфера, была нашей зеленой планетой вывернутой наизнанку. И нашим хрупким, теперь единственным космическим домом. И за ней был вакуум полный неминуемой смерти. И это сделало нас всех, практически одной дружной семьей. Коротая долгое время, космического путешествия, все экипажи, часто ходили другу к другу в гости. Не полным составом, конечно. И переселенцы с Гаммы, быстро обжились на новом месте. Но все равно, на Альфе уже казалось немного тесно. И это также сказалось на настроении такого большого экипажа. Что бы развеселить нас, капитаны дали указание провести несколько карнавалов и спортивных праздников. Ведь мы были солнечниками, потомками людей, из плоти и крови. Но веселье получилось грустным. А по вечерам, почти каждый рассказывал, что сделает в первую очередь, когда вернется домой. И оставалось так еще много, больше десяти лет. И сколько потом еще, никто не знал. Если слепая зона, не закончится у 58Гидры. Об это никто не хотел даже думать. И с таким настроением, большая часть населения Альфы, легла в анабиозные камеры. Кроме членов экипажа и бурильщиков. Они все это время постоянно работали, сменяя друг друга. К сожалению, самих камер не было, в три раза больше. И часть населения Альфы помогала экипажу обслуживать, все системы звездолета. Ведь теперь, нам отступать было некуда. И нас был только один, космический дом. И он уверенно нес нас, по направлению к настоящему, земному дому. А бурильщики все пробовали сворачивать каналы. Чтобы занятие нашлось всем, мы пробуждались по совсем иным графикам, меняя обстановку и окружение. Так прошло еще два долгих лет в пустоте. Небольшие проблемы вызывал груз, расположенный на внешних подвесках. Группа монтажников, постоянно корректировала с помощью дронов, сложную систему привязанных струнами объектов, что бы они, не сталкивались между собой. И, кроме того, всеми оказывалась большая научная помощь, и моральная поддержка бурильщикам. Мы все-таки, надеялись, что они найдут способ свернуть канал, и миновать слепую зону. Поэтому, запуски генераторов, производились, намного чаще. Для этого мы, даже не гасили скорость звездолета, как раньше. Но пока все было безрезультатно. Мы также безнадежно летели через пустоту, и начинали терять веру. Тянулась бесконечная череда дней, тягучая как древний земной мед. А потом черная полоса кончилась. Случилось это через семнадцать лет, после старта с Медузы. Бурильщикам удалось свернуть устойчивый канал к звездной системе 58Гидры. И для этого они использовали край слепой зоны. И это был настоящий научный прорыв. Мы познавали подпространство все больше. Марвин ушел, и благополучно дал обратный сигнал. Мы сделали замеры края слепой зоны. И сразу ушли, к 58Гидры. Туда мы вышли через только несколько недель. У нас оставалось мало энергии, и канал получился очень слабый. Звездная система, подарившая нам, надежду на скорое возвращение домой, оказалась тройной, и очень нестабильной. Одна из звезд, была угасающей, и готовилась стать нейтронной. И возможно могла даже, превратиться через несколько тысяч лет в черную дыру. Теперь мы в этой области, были настоящими экспертами. За последние несколько лет алгоритмисты, еще больше обработали и сжали информацию, освободив около 10% памяти накопителей Альфы, для новых данных. Но, к радости, интересных планет, в этой системе не отказалось. Ведь мы так, не хотели задерживаться. Нас нес домой, попутный галактический ветер. И у всех, уже была непереносимая жажда возвращения. Через несколько недель, зарядив от главной звезды, тороидальные накопители плазмой, мы отправились дальше. Канал свернулся. И до дома оставалось всего три прохода. И в конце, мы рассчитывали выйти в систему 40Эридана. Прошло, почти 46 лет, по корабельным атомным часам Альфы, с момента старта экспедиции. И с этого времени, наши братья могли свернуть новые каналы. И поэтому мы надеялись, что встретимся с ними еще раньше. И теперь праздники возникали уже сами собой, без указаний. И хотя это путешествие, отняло у каждого из нас, почти полвека. Мы веселились, как дети…
Скрижаль3. 23 век. Звездные колонии.
Земля - это корзина с человечеством,
пущенная…по Млечному пути.
Самуил Морзе.

1. Стратегия колонизации галактики.

Не смотря, на наш мощный космический рывок, и глобальные изменения в сознании, мы так и не стали, по-настоящему, расой космических кочевников. Теперь у нас был мощный интеллект, но по-прежнему слабые биологические тела, живущие в очень узком диапазоне температуры, давления и гравитации. Без технологических приспособлений, мы могли существовать менее чем на 1%, всех известных нам планет. Даже в 24 веке, около 70% Солнечников предпочитали иметь под ногами твердую почву, и глоток свежего воздуха. А еще, по возможности, натуральную пищу, шум листьев над головой, траву под ногами и теплое море. И это, в ближайшем будущем, коренным образом не изменится. Как считали стратеги Солнечного совета, которые отчасти, были правы. Ведь, такова была привычная сфера обитания, бывших землян. И именно, в таких счастливых и комфортных условиях, теперь жила большая часть нас. И в корне менять то, к чему шли несколько веков, мы не собирались. Тем более навязывать что-то, в наступившей эре свободы, мира и гуманизма. Даже, если мы подарим своим гражданам бессмертие, нам все равно, не кем будет заселить, хотя бы часть, уже открытых землеподобных планет, пригодных для колонизации. Рождаемость росла очень медленно. К концу 23 века, почти все, кто хотел покорять иные миры, покинули Солнечную систему, и часть из них осталась в Звездных колониях, и отправляться дальше не собиралась. Произошел, так называемый Исход Солнечников. Новые колонизаторы поселились, в основном, на Весте и Змее. Многие ученые, астрофизики, космологи и астронавты, перебрались в орбитальные города, около научно-разведывательного комплекса бурильщиков и станции энергетиков, возле звезды Барнарда. Астроинженеры, монтажники и другие технические специалисты, жили и работали, в основном возле Центавра. Еще часть научного, технического и административного персонала, обитала на Нове. И по самым скромным подсчетам, еще небольшая часть молодежи, после окончания учебных заведений, планировала отправиться покорять новые, звездные миры. Всего Солнечную систему, к этому времени, покинуло, около 6 миллиардов человек. Такого не планировали, даже стратеги Солнечного совета. Это была та часть нашей цивилизации, которая не представляла свою жизнь без космоса и технологий. В основном, это были жители Венеры и Земли и внешнего кольца Солнечной системы. Среди них было много орбитальников и лунариев. И можно было сказать, что Солнечную систему покинула большая часть, научно-технического потенциала нашей цивилизации. И они, были вправе заселять все открытые ими, пустующие планеты и луны. Мы тогда так считали. Но самое главное, что теперь, у них были знания, силы и технологические возможности заселить, даже часть галактики. Но кем? Что представляет собой даже несколько десятков миллиардов, разумных существ. По сравнению с бездной миров, и триллионами планет, нашего небольшого уголка Вселенной, именуемого Млечный Путь. И то, что мы так и не встретили никаких форм жизни, уже накладывало на нас, совсем иные цели и задачи. И многие жители, в первую очередь, Звездных колоний, теперь искренне считали, что заселить, хотя бы этот уголок вселенной, наше истинное предназначение и главная цель. Что именно таким должен быть главный вектор развития всей солнечной цивилизации. И Солнечный Совет им в этом не препятствовал. И более того, поручил стратегам совета начать разработку глобального плана колонизации галактики. Ведь Звездные колонии, при поддержке всего Солнечного Союза, частью которого они являлись, теперь имели потенциал двигаться дальше. А программа Колыбель подходила, к конечной стадии реализации. Жители Солнечной системы, почти получили, что хотели. И поэтому не только Звездные колонии, стали инициаторами новой стратегии развития нашей Солнечной цивилизации. Теперь многие члены Солнечного совета, уже считали, что изначальная цель появления нас, на нашей голубой планете, состоит именно в этом. Что бы мы, вдохнули жизнь и разум, в этой пустующий участок вселенной. Возможно, семена ее, были занесенные на нашу планету миллиарды лет назад, именно с этой целью. И мы, на протяжении нескольких тысяч лет, упорно шли, к этой, самой главной миссии разумных существ. И теперь, приведя в порядок свой космический дом, мы имели полное право, и технологические возможности, продолжить свою, уже галактическую экспансию. И поэтому, в 2304 году, мы наметили, нашу Стратегию колонизации галактики, ни много, не мало. В первую очередь потому, что наша Колыбель, выполнила свое предназначение. Посеяла зерна разумной жизни во вселенной. И самое главное, не уничтожила себя и планету, на начальном этапе эволюционного развития, в результате войн и техногенных катастроф. Родив, таким образом, абсолютно новый, гуманный тип, человека разумного. Который, теперь стал Человеком Галактическим. И это был уже, действительно новый виток эволюции человечества. И именно ради этого, наш далекий предок вылез на сушу из древнего мирового океана. А спустя миллионы лет, взял в руку каменный топор, и внимательно вгляделся в звездное небо… И что бы для начала колонизировать, хотя бы свой рукав Ориона, нам не хватало самого основного ресурса. Колонизаторов. Это было самой главной проблемой. И если мы ее не решим, то вся стратегия, не будет стоить выеденного яйца, как говорили наши далекие предки. Рассчитывать, что наша популяция стремительно вырастет, к сожалению, не приходилось. Такими темпами, мы только несколько тысячелетий будем заселять десятки, землеподобных планет, к которым уже проложены каналы. Пока, мы видели только одну возможность. Искусственно создать новых братьев по разуму, и массово заселить ними большую часть открытых планет, с разными условиями существования. Причем, размножаться они должны в десятки раз быстрее, чем люди. Нам нет смысла, создавать огромные и громоздкие фабрики клонирования. И выращивать потом биоматериал, для производства тел. Достаточно создать базовые особи, и заселить их на планеты. А они, уже дальше должны будут сами размножаться, и обустраивать свой новый дом. С их телами, было все более, менее ясно. Они у нас почти были. Последние разработки Венерианских ученых, в области клонирования, очень обнадеживали. Они уже вывели несколько видов, крупных инсектов, с довольно активным мозгом, человеческого типа. Оставалась самая сложная, еще не решенная задача. Как сделать их разумными? У нас не было миллионов лет, что бы ждать, пока они проявят достаточный уровень интеллекта, естественным способом, в ходе эволюции. Мы, конечно, могли по ходу, ускорять, направлять, и корректировать их сознание, помогая и обучая. Но, до конца не были уверены, что они станут настолько развитыми интеллектуально, как мы. Ведь за много миллионов лет, только наш вид, сумел стать разумным, и отправится к звездам. А обезьяны, так и остались сидеть на деревьях, и спокойно поедать бананы. Даже социальные виды, вроде муравьев или пчел, не научились создавать что-то, сложнее своих гнезд, иногда похожих на города. От идеи клонировать живых людей, мы отказались сразу. Нам не нужен был мир двойников или родственных кланов. Планировалось, только создание клонов умерших, с последующим возвращением к жизни, путем имплантации их же матрицы сознания. И работы в этом направлении активно продолжались, теперь уже с одобрения Солнечного Совета. Таким образом, мы хотели получить для солнечников, практически, настоящее бессмертие. Или точнее было сказать, что перестанут умирать навсегда, те, кто этого захочет. Что поспособствует небольшому, но постоянному приросту нашего, разумного, базового вида. Но это было все, что мы рассчитывали получить, от бывших землян. Нам срочно нужно было решать проблему с нехваткой новых колонистов. Именно, поэтому, мы остановились на идее искусственного создания, абсолютно новых типов разумных существ. С телами, которые сразу будут приспособленными к разным средам обитания, на любых планетах. Для того, что бы сделать их разумными, ученые планировали им интегрировать в мозг, измененные матрицы сознания, наших же, сограждан. И уже были желающие предоставить разумный материал. Таким образом, мы планировали получить базовые, разумные особи различных типов, быстро и сразу. Они, изначально будут предназначенные для заселения планет, со своими условиями обитания. И здесь вставала еще большая, этическая и моральная сторона вопроса. Насколько будут полноценными и разумными, наши новые собратья? Ведь мы хотели интегрировать их, в наше солнечное сообщество, как равных себе. Нам не нужны были галактические рабы, или низшие существа. И для начала, мы собирались сделать их всех, равноправными гражданами, вне зависимости от уровня интеллекта. Над этической и законодательной стороной вопроса, уже работали социологи Совета Звездных колоний. Но, прежде всего, новых колонизаторов галактики, нужно было создать. И это было самый главный, базовый этап реализации Стратегии колонизации галактики. Без него двигаться дальше, не имело никакого смысла. А самое главное, наращивать сеть транспортных каналов, к другим звездным системам. И в 2308 году, были официально начаты работы, в рамках проекта Гомункул, по искусственному созданию разумных существ. Теперь мы не только искали братьев по разуму. Мы начали создавать их сами. В рамках проекта, с начала 24 века, были полным ходом возобновлены все эксперименты по клонированию, генетическому программированию и всем смежным научным дисциплинам. Везде, где осталась научно-техническая база. Кроме того, к проекту были подключены ведущие астроинженеры и астроконструкторы, которые будут работать над технологической стороной его. Для подготовки научных кадров и персонала, на Венере был открыт центр подготовки астрогенетиков. Хотя мы уже давно использовали клонирование в медицине, у нас в этом направлении, к сожалению, еще был большой научный и практический пробел. И сейчас нам так не хватало нашей Европы. Ведь там тогда остались, почти все, ведущие специалисты в этой области. И теперь, реализация программы Гомункул, стала нашей первоочередной задачей… Вторым этапом, Стратегии колонизации галактики, стало создание сырьевой и технической базы, для заселения новых миров. По сравнению, с взращиванием новых колонистов, эта задача была намного глобальней. Именно поэтому, к середине 24 века, снова начал обретать вес Главк. Ведь, это был отдел, который, в 22 веке, отлично справился с колонизацией внутреннего кольца Солнечной системы. И именно его специалисты, успешно подготовили, и заселили Марс и Венеру, а затем Весту и Змею. Поэтому богатый опыт их стратегов и администраторов, был снова востребован. Именно специалисты Главка, параллельно, начали разрабатывать второй этап этой глобальной стратегии. Первой задачей, было создание списка планет, подлежащих колонизации. Что бы генные инженеры, создавали особей, уже под определенные условия обитания. Затем началась, проработка транспортных маршрутов к этим планетам, и подготовка сырьевой и промышленной базы, для колонизации. Второй задачей, была плановая разработка, планетарными конструкторами и архитекторами, их будущих ландшафтов. И подготовка необходимого уровня терраформации. Разработка, будущих обитаемых миров, как говорится, под ключ. Третьей задачей было, планирование административного деления новых колоний, и создание органов управления. Эти уже занимались стратеги Солнечного совета. Кроме того, новый Главк будет заниматься обеспечением транспортных, сырьевых и энергетических потоков, для будущего, качественного существования новых колоний. Обеспечением колонистов пищей и жильем, и всем необходимым, на начальном этапе. Специалисты Главка, вновь погрузились в работу, при всесторонней поддержке Звездных колоний. Ведь, теперь, административный аппарат возрожденного отдела колонизации, базировался на Нове, возле Центавра, в специально построенном жилом куполе, с мощными квантовыми вычислителями. Для Главка была сформирована так же, новая мощная флотилия, состоящая из звездолетов и планетолетов разного типа. В основном это были транспортные суда и монтажные рейдеры. Она базировалась у Альтаира, возле главного узла транспортной сети. Стратегия колонизации галактики, была запущенна. В 24 век мы вступили, с еще более дерзкими планами….


2. Гиперсканер. Дедал.

Но колонизация галактики, была лишь одним из векторов развития нашей цивилизации, хотя и самым приоритетным, на данном отрезке нашего существования. Вторым основным направлением нашего развития, было конечно изучение окружающей нас Вселенной. И теперь не только дистанционное, но и практическое. А также, познание подпространства, которое мы уже успешно использовали в своих транспортных целях. Мы давно начинали понимать, что в плане наблюдательной астрономии, даже имея Око, мы находимся в технологическом тупике. А наша астрофизика уже распадалась на практическую часть, которая физически занималась изучением всех объектов, к которым бурильщики свернули каналы. И на теоретическую часть, что на основе этих данных, и информации с Ока и других астрофизических приборов, описывала их эволюцию и механизмы существования. И над астрофизикой, как аккумулирующая все знания в этом направлении, находилась космология. Она описывала эволюцию, уже всей Вселенной и пространства-времени. Отдельным направлением была квантовая физика, которая теперь являлась частью космологии. Таким образом, четко вырисовались несколько отдельных направлений нашей научной деятельности. И стратеги Солнечного совета решили реструктуризировать и систематизировать все то, что мы ранее называли астрофизикой. Институт Вселенной находящийся на Нее, теперь занимался вопросами эволюционной астрофизики и космологии. В его ведении находилось Око и все астрофизические приборы Солнечной системы, работающие к тому времени. А институт Галактики, созданный возле звезды Барнарда, занимался практическим изучением всех космических объектов, к которым нам удалось добраться. И поиском признаков внеземной жизни на них. А также на основе данных Ока и галактических навигаторов, создавал точные звездные карты окружающих нас секторов галактики. Часть его информации использовал Главк, для нужд колонизации. Таким образом, все, что мы узнавали об окружающем нас космическом пространстве, стекалось на квантовые накопители на Нее. Кроме того, возле звезды Барнарда был расположен институт подпространства и база бурильщиков, которой он управлял. И результаты их научных разработок, также попадали на вычислители Неи. И это были гигантские объемы информации, которую машины непрерывно обрабатывали и систематизировали. И уже оттуда, физики теоретики, всего Солнечного союза, брали нужную для себя информацию. Ведь большая часть ученых, работала так или иначе над созданием единой Теории Всего. Что могла, объяснить весь механизм существования нашей Вселенной. А что касается наблюдательной части астрофизики, то, к концу 23 века, мы вплотную подошли, к созданию, абсолютно нового типа устройства, для сканирования и изучения, окружающего нас пространства. Мы назвали его Гиперсканером. Хотя на практике, он уже работал. Основой, и прообразом его стало, конечно же, наше Всевидящее Око, и его разросшаяся сеть навигаторов. Трудно было по-настоящему определить вклад этого супертелескопа, в наше космическое развитие. Именно Око помогло нам составить первые звездные карты, которыми пользовались бурильщики. И еще больше отшлифовать наши космологические принципы мироустройства. Без него, мы бы тыкались, в черноте космоса, как слепые котята. Оно расширило нашу сферу восприятия в тысячи раз. Сделав ее более детальной. А затем, к нему прибавились галактические навигаторы, что сдвинуло еще, и временную шкалу. Ведь даже с помощью Ока, мы видели окружающую Вселенную, в прошедшем времени. Иногда с запозданием в тысячи, и даже миллионы световых лет. И чем дальше был от нас объект, тем меньше мы знали о судьбе, в реальном времени. И теперь, мы получали информацию о ближайшем звездном окружении, почти мгновенно. Пока на глубину, до 50 световых лет. Плюс семь часов. Ровно столько шел сигнал от самого дальнего модуля, разросшейся навигационной сети, к квантовому вычислителю на Нее. Ровно настолько, насколько далеко, расходилась теперь сеть наших транспортных каналов. И чем шире будет окружающее нас, облако навигаторов, тем точнее будет наше космическое зрение, и наши звездные карты. Мы уже стали прозорливее на 50 тыс. световых лет. Даже, несмотря на небольшие временные задержки, при перемещении потоков информации, через транспортные каналы. Это было отличным подспорьем не только для штурманов и диспетчеров. Наши астрофизики и космологи получали много новой информации об окружающей нас Вселенной. И в 2308 году, мы решили пойти дальше. Так появилась программа создания гиперсканера, которую мы назвали Дедал. Нам, все больше нравилось, давать всему названия из земного прошлого. Особенно имена богов, из различных, древних религий, и всего, что с ними было связанно. Возможно, мы так тешили, немного, свое самолюбие. Ведь по понятиям наших предков, мы ими, уже давно являлись Богами. Ведь, с помощью своего неуемного разума, и технологий созданных им, теперь мы увидели и узнали, в миллионы раз больше, чем нам позволяло, наше биологическое зрение. И Дедал сможет вывести нас на совершенно иной, пространственный, а самое главное, временной уровень. Ведь мы, изначально создавали сеть галактических навигаторов, с прицелом на будущее. И астрофизики, уже проводили, с новой сетью, массу интересных исследований в области квантовой гравитации и струнной теории. Посылая сигналы от навигаторов, в сторону Ока. За несколько лет, учеными и астроконструкторами Барнарда, был разработана концепция Дедала. По сути, это должна быть, более мощная, калиброванная сеть навигаторов, с Оком в центре. На данный момент, они были расположены так, как выглядела часть нашей галактической схемы транспортных каналов. Находясь почти у всех конечных порталов, и в промежуточных узлах. В принципе, Око можно было условно, назвать центром этой сети. И к нему стекались все потоки астрофизических данных от нее. Но это было облако, неправильной формы. Так как галактические навигаторы, чаще всего висели недалеко от входа в транспортный тоннель. Что бы информация, поступала от них, с наименьшей задержкой. И для начала, ученые собирались выстроить, уже существующую их схему, в более, менее, правильную сферу, вокруг Ока. Переместив для этого навигаторы, в новые точки пространства. А что бы исключить запаздывание сигналов, они собирались создать систему промежуточных, квантовых ускорителей сигнала. Ведь, для формирования более, менее правильной сферы, нам придется отдалить часть навигаторов, от транспортных тоннелей, через которые они передают информацию. Но затем, после сворачивания новых тоннелей, мы собирались устанавливать навигаторы, уже с учетом формирования, всей сети Дедала. И, кроме того, было запланирована постройка более мощных квантовых вычислителей у Центавра. Что бы астрофизики с Неи, расположенной в Солнечной системе, поучали уже, детально обработанную информацию. И часть ее будет отправляться в институт Галактики у Барнарда. И еще в Главк на Нову. Ведь квантовые компьютеры института Вселенной на Нее, уже давно не справлялись с обработкой, всех поступающих потоков астрофизических и навигационных данных. Для решения этой проблемы, было решено создать мощный квантовый вычислитель, возле Центавра, в виде сферы, подобный Ковчегу. И для его постройки из пояса астероидов, расположенного между Марсом и Юпитером, были перебазированные специализированные производственные комплексы. А специалисты по выращиванию информационных алмазов, перебрались жить в Звездные колонии. Закончить формирование базовой сети Дедала планировалось к 2338 году. Затем отводилось два года на калибровку его, и тестирование построенных возле Центавра, квантовых вычислителей. И потом, в дальнейшем, планировалось подсоединять к Дедалу, новые модули галактических навигаторов, по четкому плану, размещения в пространстве. Кроме того, новый сканер, должен будет выполнять, еще одну важную функцию. После того, как век назад, было заморожено строительство информационных щитов, вокруг солнечного плазменного кольца, мы так и не отказались от мысли послать сигнал братьям по разуму. И предъявить им физически, результаты нашей разумной, технологической жизнедеятельности. Таким образом, заявив о себе, возможному галактическому сообществу. Тогда, это была часть программы поиска внеземной жизни. И теперь мы решили возродить эту идею. Но, на совершенно ином качественном техническом уровне. Мы собирались заявить о себе, потенциальным братьям по разуму, с помощью Дедала. Создав хорошо видимую структуру, явно искусственного происхождения. И она, кроме того, будет посылать сигналы, несущие информацию о нас. Но как знать, может сначала, братья по разуму примут ее за объект, природного происхождения. За светящееся облако, например. Но тогда это, означало, что они еще не находятся на том уровне, что смогут осознать наличие иного разума во Вселенной. И поэтому, не смогут попытаться связаться с нами, послав ответный сигнал. Его, мы могли бы увидеть, с помощью Дедала, на 50 световых лет быстрее. Таким образом, мы воссоздадим то, что раньше называли Великим фильтром. Это понятие потенциального уровня зарождения, и развития форм разумной жизни до состояния, когда следы их деятельности, могут быть заметны посторонним наблюдателям. И если мы пока не обнаружили вообще, никаких признаков внеземной жизни, то это могло означать, что их нет во Вселенной. Мы пока просто друг друга не видели. Может просто не настало время. И мы решили ускорить это процесс, насколько могли. Возможно, это тоже была часть отбора Великого фильтра. Посеянные миллиарды лет назад, Семена жизни, либо развились в разумную форму, или не взрастали, вообще. И у нас, теперь больше шансов встретить уже разумную жизнь, на высоком уровне. Чем искать, на триллионах пустых планет, зарождающуюся или примитивную. Как иголку, в бесконечно большом стогу сена нашей Вселенной. И таким способом, мы уже будем подавать сигнал, хотя бы, равным себе по интеллектуальному развитию. И Дедал, мог нам в этом помочь. Астрофизики вместе с лингвистами, уже разрабатывали систему сигнальных вспышек зеркал его модулей. Объединяя их в приветственное послание, на универсальном галактическом языке, который создали земные лингвисты. Ведь за несколько веков, даже наша речь перетерпела несколько раз, глобальные изменения. Еще в середине 21 века, единым планетарным языком был неофициально признан Английский, как самый распространенный. Не смотря на то, что на китайском, к тому времени разговаривало около 3 миллиарда человек. Но тогда, каждый землянин, мог свободно общаться на своем родном языке. При этом, отлично знал планетарный, еще со школы. Еще в 21 веке лингвисты установили, что все земные языки строятся по одному и тому же базовому принципу. И так, постепенно, наш планетарный способ общения, сам по себе, переродился в новый солнечный язык. На котором, в 22 веке, уже общалась большая часть землян, живущих за пределами своей родной планеты. Новый солнечный язык, вобрал в себя главные особенности самых больших языковых групп, бывших землян. Он был немного похож на Эсперанто. А в 23 веке, с его помощью общались уже все жители внешнего кольца Солнечной системы, а затем и внутреннего. И именно на его основе, лингвистами был создан новый галактический язык, так называемый Галс. Галактический сленг. В 24 веке, на нем уже разговаривали, практически все солнечники. И он хорошо подходил под строение голосовых связок, новых разумных собратьев, которых мы взращивали. И именно на Галсе, мы теперь хотели говорить со всей, разумной Вселенной. Начать передачу сигналов, планировалось в 2345 году, после полной калибровки Дедала….


3. Проект Гомункул. Новые солнечники.

Под жизнью, мы всегда понимали, активную форму развития и существования материи. Для нас это была совокупность физических и химических процессов, протекающих в клетке, позволяющих осуществлять обмен веществ и деление. И как следствие, ее размножение. По крайней мере, это была единственная форма жизни, биологическая, которую мы знали, к этому времени. И это было не просто, перетекание вещества из одного состояния в другое. Приспосабливаясь к окружающей среде, живая клетка, сформировала, все многообразие живых организмов. А под разумной жизнью, мы понимали не просто возможность приспосабливаться к природным условиям, ради выживания рода. Мы считали, что разумная жизнь, должна в первую очередь, осознавать свое существование и начать творить. Мыслить, создавая приспособления и машины, для улучшения своих условий существования. И самое главное, объединяться в равноправные сообщества, где элементарная борьба за выживание, уходила на задний план. И таким образом, сообща решать глобальные задачи, для всех и каждого. Ведь любой из нас был частью этой Вселенной, и имел право на нормальные условия существования в ней. И такие же права, имело каждое животное, растение или любое другое, живое существо. Теперь мы так считали….

Еще к началу 24 века человек разумный, как биологический вид, вследствие природной эволюции, устойчиво разделился на три подвида. Обычные, классические солнечники, живущие преимущественно на крупных планетах, Земле, Венере, Весте и Змее. Их было около 65% от нас всех. Это были слегка мутировавшие земляне, которые стали выше и подвижнее. У них были гибкие, сильные и здоровые тела, не отягощенные лишним весом. И преимущественно светлый цвет кожи. Кроме них, появились, так называемые Лунарии и Марсиане. Эти приспособились к условиям пониженного протяжения своих планет и лун. У них были более длинные руки, и широкие грудные клетки. Они немного походили на карликов, с крупными головами. И были более похожи, на бывшую негроидную расу нашей планеты. Хотя Марсиане, произошедшие частично от них, были почти нормального роста, и напоминали скорее древнюю китайскую расу, с красноватой кожей. Орбитальники привыкшие жить в условиях невесомости на кораблях и орбитальных станциях, имели уже более хрупкий скелет. У них была прозрачная кожа, и большие глаза. Многие из них не пользовались компенсационными камерами, и постоянно жили в невесомости. Они редко посещали крупные планеты и орбитальные города, где была нормальная сила тяжести. Большая часть орбитальников работала астронавтами или космическими монтажниками. Их было меньше процента, от всех солнечников. И они уже довольно сильно отличались от базового вида человека разумного. Но, никакого видового разделения, в самом нашем Солнечном сообществе не ощущалось. Все имели равные права, возможности и гражданские обязанности. А расовая нетерпимость осталась в далеком прошлом, вместе с деньгами, религиями и войнами. Теперь, все жили в свое удовольствие, там, где хотели, и занимались любимым делом. Большинство работали на благо цивилизации абсолютно искренне и добровольно, не требуя за это вознаграждения. Вне зависимости от строения тела. Мы надеялись, что были еще живы Аква, которых мы потеряли, вместе с Европой. Это был еще один, генетический вид землян, который мы вывели еще, в далеком 21 веке. И теперь, создание абсолютно новых биологических видов, нас совершенно не пугало. Ведь мы сами уже довольно сильно изменились. Еще в конце 22 века, мы убедились научно, что постепенная мутация вида Homo Sapiens произошла, почти естественным путем. И ее, конечно же, заметно ускорила наша космическая экспансия. Так что теперь у нас были три базовых генотипа Человека разумного. Точнее сказать четыре. Изменения не коснулась только природников, спокойно и счастливо живущих на Земле, прямо, в дикой природе. Они были хранителями чистого, первородного генома, рода человеческого. И его мы касаться, уж точно, не собирались. Их было немногим больше двух миллиардов, и они были частью программы Колыбель. Нашим генетическим наследием. Но, нам и так хватало разумного и биологического материала. У нас был Ковчег, с образцами, более полтора миллионов видов, которые произвела на свет наша Колыбель. И создавать новые виды живых существ, нам теперь, уже не казалось чем-то кощунственным. Мы лишь продолжали давно начатое, природой нашей планеты. Как мудрые наследники, не растратившие первородный материал. Но, все равно, мы уже безвозвратно мутировали, при этом сохранив базовый вид. И теперь мы пошли намного дальше. Еще в конце прошлого века, на базе ДНК трех основных человеческих генотипов, наши генные инженеры вырастили чистый мозг, идентичный человеческому. Они использовали универсальный язык программирования живых клеток, разработанный Венерианскими учеными. И взяв этот мозг за основу, астрогенетики начали клонировать биологические тела, абсолютно новых типов. Таким образом, искусственно создавая, новые виды существ, которые должны стать разумными. Можно было сказать, что все эти существа были частично нашими генетическими наследниками. И таким образом, далекой родней каждому из нас. И это было некой моральной гарантией, что в будущем мы сможем относиться к ним толерантно, несмотря на их, довольно странный вид и возможную ментальную отсталость. Веды мы, что называется, приоткрывали ящик Пандоры…..

К 2309 году, упорные исследовательские работы на Венере, в рамках проекта Гомункул, дали первые всходы. Мы вырастили тела первых инсектов, способных принять в свой мозг матрицу сознания. А потом астрогенетики, создали еще несколько новых типов. И теперь, мы уже начали их классифицировать. Ведь, изначально мы наметили несколько основных генотипов, создаваемых нами существ. Они предназначались для планет, которые различались, по силе тяжести, типу атмосферы и температуре на поверхности. Мы решили создавать их тела сразу, с учетом будущей среды обитания, чтобы не заниматься длительной терраформацией их планет. За основу, астрогенетики взяли части генотипов трех видов солнечников, и смешали их с другими представителями, земного животного мира. Придавая, таким образом, разные особенности строения, новым телам. И значительно изменив их природные формы и размеры. Беря самое лучшее от каждого биологического вида, и программируя к нему что-то новое. Но, более чем на половину, это были искусственные ДНК, разработаны нашими генными инженерами. Мы не создавали, по образу и подобию своему. Скорее наоборот. Мы придавали обитаемой Вселенной, еще больше многообразия. Кроме того, нам нужны были колонизаторы планет, не входящих в список землеподобных. Ведь таких, было более 80%, от числа всех намеченных для колонизации. И они располагались, в звездных системах, находящихся поблизости. Изначально специалисты Главка создали небольшой список, разнотипных планет, предназначенных для колонизации. И генные инженеры программировали тела, сразу, с учетом реальных условий на их поверхности. И порою, они смешивали настолько странные коктейли….

Базовые виды искусственных разумных существ:

1. Первым и самым многообещающим видом были, конечно, Инсы. Инсекты. Разумные насекомые. Они быстро размножались откладыванием яиц, и поэтому были самыми перспективными колонизаторами. Кроме того, их тела были, уже давно взращены и почти готовы к загрузке. Специалисты института сознания, уже учились внедрять им в мозг, измененные матрицы сознания. Вид Инсов, состоял из трех подвидов существ, созданных на базе генома богомолов, муравьев и пчел. Существа взращенные на основе генома богомолов, были прямоходящие и имели по шесть конечностей, с подвижными, тонкими пальцами. Многие особи были довольно хрупкими, и достигали полутораметрового роста. Они были зелено рыжего цвета, и могли жить в основном, на поверхности планеты. Второй подвид, созданный на базе муравьев, был размером с крупного пса. У них было, по восемь, крепких конечностей, и мощный ротовой аппарат, хорошо подходящий для рытья почвы. Они были черного цвета, и имели твердый хитиновый панцирь. Этот подвид должен был хорошо прижиться на планетах со слабой атмосферой, но мягким грунтом. А третьи, подвид, созданный на базе пчел, мог заселить, еще и атмосферу. Эти существа, не очень, визуально отличались от привычных пчел, разве что были в разы крупнее, и имели более длинные крылья. Их тела, по размерам напоминали совиные. У них были большие полусферические глаза, на непропорционально крупной голове. Тела имели желтый окрас, с темными попеченными полосами, как у их генетических предков. Инсекты были самыми перспективными еще и потому, что изначально, на генетическом уровне, это были социальные создания. Что гарантировало быстрое, и спокойное развитие их будущих сообществ и колоний. Пчелы и муравьи, неплохо подходили для планет с малой силой тяжести, лун и астероидов. Существа, выращенные на базе богомолов, могли заселить даже землеподобные планеты. Их ареал обитания был намного шире. Но все подвиды нуждались в небесных телах с газовой атмосферой, и постоянной температурой. И их тела были довольно хрупкими и зависимыми, от стабильности среды обитания, как и наши. Но в них, отлично прижился мозг человеческого типа. Что давало надежды, на успешное внедрение матиц сознания. Размножалась все три подвида, очень быстро, откладыванием яиц. Период полового созревания составлял около десяти лет. После чего материнская особь могла отложить до пяти, небольших яиц. И через несколько месяцев, из них уже вылуплялись, новые особи, почти взрослых размеров. Средний срок жизни Инсов, программировался около семидесяти земных лет. И они могли размножаться в такой прогрессии, что возможно в будущем, придется даже ограничивать рождаемость в их колониях. Контролируя численность материнских особей. А, пока, все три подвида могли заселить пустующую планету, уже комплексно, так как, неплохо между собой уживались. И основную ставку Главк и астрогенетики, делали как раз на Инсов….

2. Второй вид был более сильным, живучим и непритязательным. Мы их назвали Тяжестниками. Это были очень крупные существа, созданные на базе слонов и древних ящеров, некогда населявших нашу планету. Они были выращены, для заселения планет с большой силой тяжести, высоким давлением и температурой. Они могли достигать в размерах, до нескольких сотен метров. Первые взращенные особи были малоподвижны и практически не нуждались в пище. У них изначально программировалась крепкая кожа, с защитой от высокой температуры и радиации, и мощный костяк. И, им были не страшны, планеты с большой скоростью перемещения атмосферы, из-за их большого веса. У них вырастал более крупный мозг, который был лучше защищен. И мы надеялись, что они быстрее других видов, покажут первые проблески интеллекта. Но они были немного медлительны, как и их генетические предки. И тут мы надеялись, что это придаст им больше мудрости и миролюбия. Взращивание их было довольно сложным и занимало много времени. И кроме того первые особи пока еще плохо размножались самостоятельно. А их потомство требовало постоянной защиты, на время созревания. Но, по заверениям астрогенетиков, Тяжестники могли жить, до 300 лет. И поэтому, мы возлагали на них большие надежды. И к середине 24 века астрогенетики, уже вырастили несколько десятков таких существ. И им начали загружать матрицы сознания….

3. Четвертым видом были Аэро. Разумные птицы. Им тоже были необходимы планеты, с плотной, газовой атмосферой, для их полетов. И много пространства. И они могли заселить перспективе, даже газовые гиганты. Для таких типов планет, идеально подходили летающие существа. Довольно часто, они не имели твердой поверхности, и новые колонисты должны будут жить, прямо в их густой атмосфере. Аэро, конечно же, были, искусственно спрограммированные генетически, потомки земных птиц. Но только у них были более длинные крылья. И тела их были заметно крупнее, больше напоминая древних птерозавров. Ведь настоящие птицы, скорее всего, тоже являлись, далекими потомками, земных летающих ящеров. И на самом первом этапе, матрицы разума, неплохо прижились в головах, сильно модифицированных ворон и орлов. И причем вторые, могли жить даже на довольно больших высотах. Но многим из них, все равно требовалась твердая поверхность, для спокойного высиживания своих яиц. Но этот вид оказался довольно воинственным и агрессивным. И это было большой проблемой, над которой работали наши ученые разных профилей. А кроме того Главк планировал заселять ими газовые гиганты, без плотного ядра. И работы над возможностью их размножения, прямо в атмосфере, так же уверенно продолжались. …

4. Аква и Меданты. Разумные рыбы и моллюски. Для планет водного типа были созданы существа, на базе дельфинов, китов и осьминогов. Даже на нашей, родной планете, эти виды, уже обладали зачатками интеллекта. Их было два подвида. И мозг человеческого типа, отлично прижился, в их новых телах. Их генная модификация коснулась меньше всего. Поэтому они были довольно похожи, на своих земных собратьев, даже размерами. На самом деле, многие жидкие планеты трудно назвать планетами. Скорее это были большие пузыри жидкости, без твердого ядра. Как пропавшая Европа. Некоторые из них обладали атмосферой, которая не давала силе поверхностного натяжения разорвать их. Либо, они были закованы в прочную ледяную мантию. Но мы, для начала выращивали Аква, под землеподобные планеты, с настоящими морями и океанами. И в них не всегда могла быть, привычная для нас вода. Эти существа, теоретически могли существовать, например, в жидком азоте или метане. Первый подвид, названный Аква, состоял из потомков, скорее водных млекопитающих, чем рыб. Походили они на небольших китов, с дополнительной парой конечностей возле головы. У них была более плотная кожа, и заметно крупнее плавники. Две пары небольших рук, в передней части, имели по три пальца. И могли физически, выращивать для себя растительную пищу, и создавать все что потребуется. Общались они с помощью ультразвука. И могли обмениваться, довольно большими объемами информации. Вторым подтипом водных созданий, были Медантами. Ими мы назвали существ, похожих на осьминогов и медуз. Внутри их укрупненной, студенистой части, выращивался мозг, человеческого типа. У них были очень гибкие щупальца, похожие на десятки прозрачных рук, с маленькими пальцами на конце, В таких телах, матрицы разума приживались достаточно быстро. Это были полупрозрачные создания, светящиеся в темных глубинах своей планеты-океана разными, флуоресцентными цветами. Таким образом, они общались между собой. Первые, полуразумные особи Медантов, научились собираться, в прекрасные живые картины, на поверхности своей жидкой среды обитания. Таким образом, они выражали свои эмоции. И они тоже, частично обладали коллективным сознанием. И всегда жили большими группами. Но выращивание таких существ, шло крайне медленно. Ввиду малого количества подходящих под их условия существования планет…

5. Пятый вид, мы назвали облачными драконами. Ведь, большая часть планет являлась газовыми гигантами, с очень плотной, агрессивной атмосферой, и большой силой тяжести. Чаще всего это были несостоявшиеся звезды, с жидким газовым ядром. И для планет таких типов, мы планировали генетически спрограммировать, особый вид колонистов. Мы назвали их облачными драконами. С их разумностью могли быть большие проблемы. Так как, они не имели тела и мозга, в обычном понятии. Это будут небольшие колонии микроорганизмов, обладавшие коллективным разумом, собранные в единое целое. И каждый облачный дракон, скорее будет напоминать ожившую нейронную сеть. И именно эта сеть, будет осознавать себя как отдельный разумный объект Вселенной. Эта полуживая структура, будет напоминать скорее облако, чем живое существо. Так как все элементы ее, будут обладать очень малым весом. И это существо, пока теоретически, могло постоянно жить, прямо в плотной атмосфере планеты. Работы над их созданием, находились пока на начальной, и скорее теоретической стадии. Но мы возлагали на этот вид, тоже очень большие надежды. Ведь, в перспективе, мы могли заселить ими около 50% открытых нами планет. И первые получившиеся особи, немного напоминали речных драконов, из старых земных сказок. Потому, что часто принимали подобную форму, для своего подвижного тела. Этим они не только выражали свою суть. Так, они могли между собой общаться, плавно перетекая по густой атмосфере своей планеты….

И нам, совершенно, не нужно было модифицировать эти существа постоянно. Наши астрогенетики вносили изначально изменения, только в базовые особи. А они потом, должны были дать потомство, уже более совершенное, и частично разумное. Мы только планировали постепенно, в будущем корректировать ход их эволюции. И отбирать для создания новых базовых особей, ДНК их самых удачных потомков. Которые уже, также немного отличались от своих, самых первых родителей. И мы, таким образом, мы сможем ускорять биологическое развитие их видов, во много раз. И в первую очередь, в сторону большей разумности. Кроме того, астрогенетики вывели еще десятки, абсолютно новых видов, смешивая гены, как в миксере. Нескорые из этих существ, оказались настолько необычными, что они даже не знали, что с ними делать далее. Поэтому, пока генные инженеры и астрогенетики сконцентрировались на развитии этих пяти ветвей, как основных. Им было поручено работать больше над качеством видов, чем над их количеством. И сделать из новых существ, в первую очередь полноценных, разумных солнечников. Что бы не получить никому не нужный, биологический паноптикум. И конечно, эти разумные существа, должны были чем-то питаться, и жить в нормальных, для себя условиях. А их планеты, не должны походить на безжизненные равнины, застроенные только технологической инфраструктурой и жилищами. И поэтому, параллельно, астробиологи Звездных колоний, начали разрабатывать для их сред обитания, наборы генетически модифицированных растений и микроорганизмов. Опять же взяв за основу многие земные виды. Работы в этом направлении давно велись в комплексе «Терра», на Луне. И часть его специалистов перебралась к Барнарду и Альтаиру. И для этих целей они получили в свое распоряжение несколько планет, поблизости, для проведения практических экспериментов. Таким образом, мы хотели создавать для новых колонистов, уютные миры. Но только на начальном этапе. Далее они должны будут сами обустраивать свой космический дом, таки образом, становясь еще более разумными. Мы лишь только предоставляли им планету, засеянную, как говорили стратеги Главка, под ключ. С начальным уровнем биосферы, ресурсов, инфраструктуры и планетарного ландшафта. И над биологической частью их колоний, астробиологи работали, в плотном сотрудничестве, со специалистами Главка. Разрабатывая небольшие биосферы замкнутого цикла, индивидуально, под каждую перспективную для колонизации планету….


4. След разума.

Что бы сделать новых колонизаторов по настоящему полноценными, мыслящими существами, нам, в первую очередь, пришлось пересмотреть сами критерии разумности. И хотя бы, частично решить для себя, кого считать разумным существом. Для этого, пришлось создать некую философскую шкалу. Сначала мы определили критерии, высшего разума. Верховным развитием его, мы признали способность творить и созидать, обмениваться информацией, и создавать сообщества, для решения общих задач. И почти все это, только в меньшей мере, мы сразу обнаружили во многих биологических видах, населявших нашу планету. И поняли, что на правильном пути, взяв их геномы в работу. Теперь, мы могли основываться, уже не только на эволюционном опыте, своей Земли. К тому времени, мы уже создали новые законченные биосферы на нескольких планетах, которые заселили. Но что нам оставалось делать, в этой, пока одинокой Вселенной? Ведь мы, других признаков жизни в ней, так и не нашли. Мало того, мы не обнаружили пока, более, менее устойчивого вида органики, который мог впоследствии, стать живой клеткой. И поэтому сам решали, что считать разумным, вокруг нас, а что нет. Сначала, предстояло решить для себя, насколько интеллектуальны братья наши меньшие, животные. А так же другие представители земной фауны. Осознают ли свое существование они? И если принять разумность, за некую программу, то на самой вершине ее развития, несомненно, стоит человеческий разум, эволюционировавший в разум солнечника. Как самая совершенная программа интеллектуального развития, прошедшая сложную стадию эволюции. И в результате, сумевшая развиться, до уровня Человека Галактического. Ее, мы пока и взяли за вершину разумного развития, так как, пока не встретили другой, еще более высший интеллект. Исходя из нее, наличие разума должно включать в себя, в первую очередь, способность к непрерывному мышлению. Как, некий процесс высшей нервной деятельности, ведущий к моделированию закономерностей окружающего мира, в мозгу. И обработке информации, для установления осознанных связей между объектами и явлениями окружающего мира. Что, в результате, приводит к появлению представлений об объективной реальности. То есть, осознанию своего разумного существования, и реальному восприятию окружающей действительности. Что приводит, к желанию совершать поступки, на основе уже полученного опыта. И таким образом формирует разные, уровни долговременной памяти. Кроме того у высокого разума, еще должна присутствовать способность обучаться, и развиваться умственно. Склонность, к накоплению и обработке информации. Способность любить, проявлять сочувствие, и заботу. А еще, мечтать, творить и создавать. Не только нужные для существования, жилища или простые предметы обихода, но и предметы искусства. Хотя понятие высшего разума было, скорее, задачей философии. А мы, даже достигнув звезд, еще не совсем понимали, что на самом деле, происходит в наших головах. При этом, уже тысячи лет используя свой интеллект, для создания своей высокотехнологической цивилизации. Но нам следовало определиться с понятием высшего разума, что начать использовать на практике то, что нам теперь могли дать наши передовые технологии. Более упрощенно, разумностью можно было назвать, осознание своего существования, с наличием постоянного процесса мышления. Со способностью к самобучаемости, обмену информацией, творчеству и созиданию. Но, основным критерием разума, было, несомненно, наличие такого сложного свойства, как постоянного процесса мышления. Все остальное, было только проявлениями его, и отражением, в уже существующей действительности. И высшим уровнем этой нервной деятельности было то, что мы привыкли назвать интеллектом. И его показатели его, в наших головах, за последние несколько веков, выросли многократно. Ведь, несмотря на технологии, давшие нам свободу, спокойствие и достаток, человеческая раса не стала ментально отсталой, ленивой и равнодушной, как опасались некоторые стратеги. После того, как люди перестали материально во многом нуждаться. И, именно, в связи с этим, еще с середины 21 века, у землян резко снизилось количество умственных болезней и депрессивных состояний. В то время, многие из них, вызывались тревогой за свое будущее, и материальной неустроенностью. После этого, постепенно снизился уровень преступности и мелких правонарушений. Люди стали менее раздражительными и агрессивными. Кроме того, наши ученые медики, уже тогда научились хорошо бороться со старением тела, мозга и центральной нервной системы. И часть психических болезней, вызванных угасанием мозговой деятельности в преклонном возрасте, тоже заметно снизилась. Общий срок, полноценной разумной жизни, так же вырос. На фоне этого, довольно быстро, общий уровень интеллекта человеческой расы, на несколько десятилетий, заметно вырос. Что потом, уже начало передаваться по наследству. И стратеги Всемирного совета, во второй половине 21 веке, стали принудительно ограничивать, некоторые научные разработки и исследования, в области нейрофизиологии. Так как во многих из них, земляне уже тогда, мало нуждалось. А часть этих исследований, могла представлять даже опасность для всего человечества. Ведь, львиная доля исследований мозговой деятельности, до того времени, были направлены на чтение и внушение мыслей. Что в корне нарушало главную свободу разумного землянина. Свободу мысли. Исходя из Кодекса Охраны Человека, принятого в конце 21 века. И поэтому развитие многих направлений нейрофизиологии, генетики и клонирования мозга, было искусственно ограниченно Всемирным советом, или даже запрещено. Как и научные работы в области виртуальной реальности, кибернетических имплантатов или компьютерном улучшении интеллекта. И многие другие смежные направления и технологии. Но уже в середине прошлого века, после открытия на Ковчеге института Сознания некоторые исследования в области нейрофизиологии были возобновлены. Для программы записи матриц сознания, по программе Ной. К тому времени, как считали стратеги, нам уже нечего было опасаться. Разум человека, уже давно эволюционировал естественным путем, превратившись в разум солнечника. К тому же, кроме сохранения матриц сознания, нас тогда очень интересовало состояния глубокого сна и стазиса, для длительных космических перелетов. И вскоре, ученые, уже начали походить к изучению нашего разума, с другой стороны. Не раскладывая человеческий мозг, на генетические и биологические составляющие. Хотя они, в принципе, также пытались воссоздать его искусственным путем, чтобы смоделировать мыслительный процесс. Но уже без применения медицинских устройств и компьютерных технологий. Это было, все тоже конструирование искусственного интеллекта, но уже на полностью биологической основе. Выращивание и конструирование живых, высокоразвитых нейронных сетей, которые смогут мыслить, и осознавать себя, как личность. Теперь нас интересовала скорее не голая физиология мозга, а построение и программирование самого, непрерывного, качественного мыслительного процесса. И таким образом, создавая для себя, разумных собратьев, мы параллельно изучали и эволюцию своего разума. Таким образом, за почти полвека упорных исследований, ученые из института Сознания, неплохо научились конструировать и программировать, различные, высокоуровневые биоискусственные нейронные сети. И готовая матрица сознания человека, теперь была основой, каждой такой интеллектуальной сети. Теперь мы уже, конструировали новые мыслящие единицы Вселенной. И первые опыты по приданию разума, искусственно взращенным существам, прошли, на удивление успешно. Потому, что их мозг, на 90% был генетически идентичен тому, что имел искусственно созданный клон, настоящего человека. Ведь, на базе него, эти существа изначально и взращивались астрогенетиками. А ученые, из института Сознания, к тому времени, научились довольно стабильно инсталлировать в него, матрицу сознания. Кроме того, по новой программе Возрождение, развернутой на Венере, уже успешно вернулись к полноценной жизни, несколько солнечников, получив молодые тела. Так что, базовые наработки в этом направлении нейрофизиологии, к моменту разработки основной части Стратегии колонизации галактики, у нас уже были довольно весомые. И теперь, новым разумным собратьям, ученые начали инсталлировать в мозг, специальные сборки, измененной матрицы сознания наших сограждан. Взяв за основу слепки матриц добровольцев, называвших себя донорами разума. Главной особенностью их, было то, что оттуда, были почти полностью удалены, основы бывших личностей. Оставался только базовый набор инстинктов и привычек, способностей и предпочтений. Так сказать, голый характер. И затем, почти на генетическом уровне, поверх этой информации, туда были записаны, многие качества, теперь характерные, уже для новых личностей. И все получали, в той или иной мере, тягу к познанию, гуманизму, миролюбию. А также, доброту, терпимость, толерантность, законопослушность и уважение к своим создателям. Еще, склонность к обучению, на уровне природного любопытства. И, в первую очередь, инстинкт выживания, как основу своего существования. Но, без излишней агрессивности, и желания самоутверждаться, за счет других. Получалось, что теперь ученые, смогли допрограммировать базовые матрицы сознания, создав на их основе, абсолютно новые личности. Возможно, они хотели, хоть немного попытаться вырастить в итоге, что называется, идеальные разумные существа. Которые далее, уже в результате естественной эволюции, даже смогут стать, более совершенными, чем мы сами. Но это уже было делом, очень далекого будущего. А пока, нам хотелось добиться, что бы наши новые создания получились, хотя бы, подобны нам, по уровню интеллекта. И конечно, в первую очередь физически, более приспособленными, к иным условиям существования. Для того, что бы, как можно быстрее вселить разумную жизнь, в свой рукав Ориона. И большая часть стратегов Солнечного совета, и научной общественности, понимая грандиозность задачи, на тот момент горячо поддерживали эту идею. Как основной вектор развития, нашей солнечной цивилизации. Но, некоторые члены Солнечного совета выразили опасения, что мы безрассудно выращиваем, параллельно, возможно своего будущего конкурента. И, кроме того, снова рискуем в будущем потерять свободу мысли. Но мы уже давно, открыли этот ящик Пандоры на полную. И теперь, уже было поздно и бесполезно закрывать его. Но для начала, все научные работы, по созданию матриц сознания для новых разумных собратьев, были ограниченны для широкого доступа общественности. Как и, практически все исследования ученых из института Сознания расположенного на Ковчеге. И это опять было связанно в первую очередь с тем, что стратеги Солнечного совета, так же как и их предшественники из Всемирного совета, пытались сохранить свободу разума. Главную основу, интеллектуального развития не только нас, но и наших будущих разумных собратьев. Возможно, чтобы удержать, теперь уже человека Галактического, от соблазна, влиять на чужое сознание. Хотя потомки землян, уже давно эволюционировали в солнечников, даже психологически. Теперь мы мыслили иначе, и свобода личности, почти для всех нас, была главным условием разумного существования. Но самые мудрые из нас, все же, считали необходимым, и далее, пристально контролировать развитие этих технологий. И поэтому, всеми работами, по матрицам сознания, и программированию новых разумных единиц Вселенной, занимался довольно узкий круг ученых и технических специалистов. Под пристальным контролем, специальной комиссии, Солнечного совета. Она и отвечала за моральную сторону вопроса. Кроме того, на Венере давно уже велись работы в рамках проекта Возрождение. И пока, многие члены совета видели, что для опасений не было причин, так как, на практике, оказалось, все намного сложнее. Ведь, до начала 24 века, ученые еще не умели, качественно внедрять матрицы сознания. Как в мозг человеческого клона, так и тела взращенных нами существ. Но тогда, форсировать события никто не собирался. Члены совета считали, что нужно время, чтобы психологически подготовить солнечное сообщество, к появлению, настолько не похожих на нас, разумных собратьев. Ведь их интеллект, возможно, будет очень сильно отличаться от нашего. На практике так и оказалась. Ученые, не могли предсказать, даже изначально, каким станет каждое, новое разумное существо. Что их в принципе устраивало. Любая сборка могла развиться, в совершенно неповторимую личность. Имея свое, иногда очень непохожее, на донора разума, физическое тело. В сущности, мы этого и добивались. Нам не нужны были копии, пусть разумные. Кроме того, все зависело, конечно, от дальнейшего, самостоятельного выбора жизненного пути, каждого нового разумного индивидуума. Базовый набор знаний, помещенный в такую матрицу, был на уровне ученика, начальной школы Солнечного союза. И таким образом, ученые получали, новые, самостоятельные мыслительные единицы, помещенные в искусственно взращенные тела. На начальном этапе, почти детей, по их уровню интеллекта. Изначально человеческие матрицы сознания, были базовыми, для всех типов новых живых существ. Но их было, около ста тысяч сборок. И какая из них помещалась, в то или иное тело, родившейся особи, никто не знал. Все это делалось компьютером, на основе случайного выбора. Чтобы, никто из солнечников, доноров разума, не мог сказать, что это его родственник. Ведь ученые программировали уже абсолютно новые разумные единицы, а не измененные копии. Наибольшей проблемой, для нормальной интеграции матрицы сознания, оказались новые навыки, искусственно выращенных тел. На уровне рефлексов и животных инстинктов. Ведь человек, никогда не умел летать, почти не жил под водой, и не скакал на большие расстояния. Не размножался откладыванием яиц, и не питался, например, личинками. И поэтому, первые десять лет, ученые дали возможность экспериментальным, взращенным особям, развиваться почти самостоятельно. А сами только наблюдали и корректировали их поведение. На этом этапе, они точно знали, кому какую матрицу сознания внедрили, чтобы, в результате, отобрать самые удачные сборки. И к 2325 году, несколько инсектов, стали настолько разумными, что астрогенетики создали для них школу колонизаторов, и начали учить строить жилища, и создавать примитивные орудия труда. Тогда, первые опыты проводились на Венере, в новом Центре клонирования. Вскоре, некоторые особи научились читать и писать, на Галсе. И возле закрытого, прозрачного вольера инсектов, собирались тысячи любопытных солнечников. И информационная сеть, уже была заполнена видеороликами и подробными изображениями жизни, новых разумных собратьев. Что снова вызвало массу споров и обсуждений в Солнечном совете. Небольшая часть местных жителей, этого района Венеры, начала довольно негативно относиться к этим созданиям. Особенно, когда два инсекта сбежали из своего вольера. Оказалось, что многие солнечники еще не готовы были психологически, к появлению настолько диковинных, но уже разумных существ. Ведь на начальном этапе своего развития, особи, часто вели себя неадекватно, глупо, и случалось даже, агрессивно. Поэтому, Солнечный совет, решил срочно создавать новый центр астрогенетики, для практического клонирования, и развития работ в данном направлении. И пока, как можно дальше, от глаз большинства Солнечников….

Что бы в будущем, социально адаптировать наших новых собратьев, ученым из института Сознания пришлось создать общую шкалу интеллекта. Абсолютно для всех, включая нас самих, разделив ее на уровни разумности. На вершину они поставили, конечно же, наш разум, человеческий. Как наивысший интеллектуальный тип нервной деятельности, доселе известный нам. Зародившийся миллионы лет назад, на основе биологической формы жизни. Но, насколько мы разумны? И наивысшая ли это форма интеллекта? И появился ли наш разум сам по себе, или его нам дали? Мы, до сих пор не знали. Но при этом, уже готовы были делиться ним, с нашими новыми собратьями. Это были уже скорее, философские вопросы познания. И возможно, они были важнее всех наших космологических изысканий в познании Вселенной. Но на данном этапе, нашим специалистам, срочно нужно было установить, основные критерии разумности, что бы двигаться дальше. И начать классифицировать, создаваемых нами существ, уже по уровню интеллекта. Для того, чтобы в будущем, как можно гуманнее интегрировать их в наше галактическое сообщество. Ведь именно для этого мы их и создавали. Поэтому, ученые взяли наш, человеческий разум, за эталон высшего интеллекта. И от него построили шкалу условно, вниз. На самом дне ее, были обычные животные инстинкты, предназначенные для элементарного выживания. Просто на базе моторики тела, и заложенной генетически программы поведения. Где-то в середине этой шкалы, находились, привычные для нас, собаки, кошки и птицы. Как земные виды, которые, проявляют наибольшие интеллектуальные способности, среди животных. И конечно, мы не могли обойти приматов, которых долгое время считали своими предками. Их слабый разум мы ставили, над всем животным миром. Еще в 22 веке, более тщательно изучив их мозг, мы поняли, что он отличается от нашего, не только объемом, но и генетическим строением. И именно поэтому, они даже не приблизились к нам, по уровню интеллекта. Для удобства, ученые назвали эту шкалу Кью. И у человека было 100кью. А у амебы 1кью. У собаки, например, было 52кью. А у орангутанга 57кью. А для определения общего уровня интеллекта, мы создали набор ментальных тестов. И самым главным принципом его, конечно же, было осознание своего реального существования, в первую очередь. И оно начиналось где-то, на уровне 85кью. Именно, после этого, начинающая разумная особь, могла пройти тест сама, обязательно добровольно. И считаться по-настоящему разумной, и самостоятельной. А если, после этого экзамена, ее Кью оказывался выше 90, то она сразу признавалась разумной, и становилась полноправным членом нашего галактического сообщества. И могла с гордостью именовать себя новым Солнечником. В народе, этот ментальный тест, сразу прозвали экзаменом на солнечность. Оставался самый главный, вопрос морали. Как относиться к тем, чей уровень интеллекта был ниже 85кью? И мы не стали заново изобретать велосипед, как говорили далекие предки. Мы решили относиться к ним, так же гуманно, как к нашим земным соседям, к животным. Братьям меньшим. И при этом, мы считали, что в праве, помочь им стать разумными. И параллельно, группа ученых начала и этим заниматься. Пытаясь сделать разумными для начала приматов. Чтобы в будущем заселить планету, например, умными собаками, или птицами. Мы назвали этот процесс, Оразумливанием. Сам термин, придумали ученые из Института Сознания, расположенного в Ковчеге. Именно его специалисты, уже делали первые попытки, сделать разумными, наших бывших соседей по планете. Это научное направление, ранее называлось Когнитивной этологией. Кроме того, мы пытались найти физиологическую связь разумности с объемом и строением мозга. Его способностью построить сложную нейронную сеть, и довести ее до уровня разумного существа. Ведь, по сути, разум человека содержится только в сложной нейронной сети, построенной внутри мозга. И тогда, теоретически, мозг кита или слона, который в несколько раз больше человеческого, мог стать вместилищем, уже суперинтеллекта. Но почему то, до сих пор, так и не стал. Вместе с этим, шли теоретические работы над оразумливанием других, естественных биологических форм, даже растений. И теперь, пока мы еще не встретили инопланетный разум, или вообще, каких бы то ни было форм жизни, мы решили, что каждое существо, с нашей планеты, имеет полное право стать разумным, как и наши новые, искусственные создания. Теперь мы уже понимали, что жизнь очень редкое явление в нашей галактике, а возможно, во всей обозримой Вселенной. Кроме того, эта программа оразумливания, даст нам возможность в будущем, заселять нашу галактику, еще на порядок быстрее……


Скрижаль4. 24 век. Республика Орион.
Вселенная – есть мысль Бога….
Ф. Шиллер.

Скрижаль5. 25 век. Миссия Солнечников.